“Привет, Москоу, от своих в доску”

Шнур наконец въехал в Москву на белом коне

9 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 217
  Конечно, запрет на столичные выступления “Ленинграда” никогда не был подобен “железному занавесу”, и коллектив регулярно выступал в Москве как для частных лиц, так и для состоятельных организаций. Однако все эти концерты проходили, что называется, без лишнего шума. На этот раз все было по-взрослому. Хитрая физиономия Шнура больше месяца смотрела на москвичей и гостей столицы, а само исполнение нецензурных хитов состоялось в Центральном административном округе для аудитории более чем в тысячу человек. Все ждали либо отменного концерта, либо рейда ОМОНа. И то и другое обещало быть весьма интересным.
     
     Как это выглядело
     “Ленинград” на сцене — это шумный табор из тринадцати человек, причем далеко не все из них задействованы на протяжении всего мероприятия. Но если музыканты хотя бы частично участвуют в процессе, то Стас Борецкий (сочинитель, идейный вдохновитель “Елочных Игрушек” и по совместительству менеджер “Ленинграда”) просто сидит на стуле, пугает гримасами, непотребно матерится и часто загораживает Шнура от зрителей. Со стороны это может показаться странным, но и массовка на сцене, и человек-гора, нависающий над публикой, и перерыв в самом разгаре концерта придают мероприятию едва ли не основной колорит. “Ленинград” совсем не похож на коллектив, который вышел на сцену отрабатывать гонорар. Все это скорее напоминает сейшн духового оркестра. Будто они отыграли обязательную программу днем, а вечером уже навеселе решили слабать для своих.
     Публика на концерте Шнура со товарищи тоже особенная. По большому счету эти далеко не тинейджеровского возраста люди приходят на концерт не фанатеть, а провести время в своем мужском (девушкам здесь ловить нечего) клубе. Эдакий воскресный выход в баню с душевными беседами на тему “бухло—бабло—бабы”. Надо сказать, что Шнур в этом контексте отменный собеседник. В его песнях нет ни сложных звуков, ни лишних слов: все коротко и по делу. Отрадно, что легальный статус концерта не сопровождался никакими словесными компромиссами: и “День Рождения”, и “Дачники”, и многие другие нетленки прозвучали во всей своей красе, к невероятной радости аудитории. А уж когда под зов Шнура “Горыныч, выходи!” на сцене появился Гарик Сукачев и зазвучала “Все Это Рейв”, народ и музыканты превратились в единое целое: плюющееся, матерящееся и очень довольное собой.
     Люди несведущие уверены, будто концерты “Ленинграда” привлекают в основном маргиналов из спальных районов. На деле же оказывается, что большая часть поклонников Шнура — это банальные клерки, которым требуется “отдых” от тяжелого офисного труда. Все это, конечно, странновато. Упорно трудиться, чтобы потом позволить себе билет на концерт, ужин с выпивкой и возможность громко прокричать вместе со Шнуром “Ай-ай-ай-ай, я — разп…дяй”. Поистине экзистенциальное противоречие.
     Плюсы
     Музыканты, безусловно, были достойны того, чтобы после концерта пожать им руки и сказать: “Господа, без вас было очень скучно”. Два часа в толчее стали, пожалуй, самой веселой вечеринкой, на которую можно было попасть за деньги.
     Минусы
     Если кто-то по каким-то причинам выпивал на этом концерте очень умеренно, то разгул поклонников запросто мог смутить. Все-таки немолодые мужчины, падающие от избытка чувств и алкоголя, выглядят еще ужаснее подгулявших пэтэушников.
     Фраза вечеринки
     Лучше всего настроение мероприятия отражала авторская строчка самого Шнура. “Камон, эврибади, двигай жопой, суки, б…ди”.


Партнеры