Лекарство от бессонницы

Ольга Рябова: “Сама не размножаюсь и им не даю!”

13 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 453
  Сорок два мокрых носа одновременно тычутся в руки, и заливистый лай во всю ивановскую. Гелию Трофимовичу и Ольге Александровне Рябовым такая пылкая встреча всегда обеспечена. У них “прописаны” 42 собаки и 25 кошек. Еще десяток усатых-полосатых громит московскую квартиру.
     
     Дом известного кинодраматурга, автора сериалов “Рожденная революцией”, “Государственная граница”, ничем не выделяется в деревенской округе. Ни бьющей в глаза роскоши, ни лимузина в гараже. Во дворе припаркована “восьмерка” 87-го года выпуска — раритет и одновременно служба спасения, потому что эта машина всегда останавливается, если с какой-то собакой на дороге случилась беда.
     Разномастные морды следят за тобой из каждого угла. Рук не хватает, чтобы всех приласкать. Кто на полу, кто в клетке, кто на нарах. Даже летний домик превратился в комфортабельную конуру для овчарки с трудным характером. Огромная стая подвластна голосу хозяйки. “Главная собака в доме — это я”, — смеется Ольга Александровна.
     У Рябовых нет ни одного купленного животного. Они привечают тех, кого выбросили на улицу прежние владельцы. Боксер, колли, мастино, овчарки, черные терьеры, такса, спаниель, пудель, ризеншнауцер, леонбергер — примерно половина собак породистые. Когда хозяева не могут уснуть, они пересчитывают собак.
     У каждого найденыша своя грустная история. Старую овчарку с клеймом, грязную, как асфальт, подобрали на обочине шоссе. Отмыли — теперь живет на диване. Шикарную мастино, исхудавшую до позвоночника, нашли на улице. Колли увидели на дороге, рядом с кафе “Тан и хаш”, поэтому назвали Каштаном.
     Волчка подобрали на шоссе. Его сбила машина. Окровавленный пес лежал без движения, как мертвый. Рябовская “восьмерка” проехала было мимо. Но умирающая собака подняла голову, и Гелий Трофимович тут же развернул машину. Полуживое существо положили на заднее сиденье, а утром повезли в Москву. Профессор оперировал 6 часов, раздробленную лапу буквально собирал по частям. Теперь Волчок бегает как ни в чем не бывало.
     — Я с детства любила собак, — рассказывает Ольга Александровна, — но мой папа, патологический чистюля, и слышать не хотел, чтобы в доме были животные. Он говорил: “Вот окончишь школу, станешь студенткой, поступишь в аспирантуру, и тогда”. Однажды я решила, что хватит. Первую собаку я купила, пока папа был в командировке. Он вернулся, сделал суровое лицо, перешагнул через нее, как бы не замечая. Но она его переиграла. Через 3 дня папа не вытерпел: “Что это она всех встречает, а меня игнорирует?” А потом у них началась такая любовь! Его машина еще не въезжала во двор, а собака уже стояла лапами на подоконнике. Мы всегда знали: папа появится через минуту. Это была чудесная собака, с родословными. Она завоевала 43 медали, мы не пропускали ни одной выставки. Когда родились щенки, одного мы оставили себе. В итоге стало две собаки. А потом в моей жизни появился мой третий муж — Гелий Рябов, у которого было 4 собаки и 4 кошки. С этого все и началось.
     — С деревенскими соседями нет конфликтов из-за животных?
     — Наши собаки не выходят за пределы участка, поэтому проблем не возникает. Однажды мне пожаловались: “Ваша собака сегодня целый день по деревне курицу таскала”. Оказалось, наш Волчок совершил подкоп и отправился на охоту, а потом еще хвастался трофеем. В итоге мне предъявили счет на пять кур, я не стала спорить и выплатила все деньги. Волчок теперь на цепи. Забаррикадировали весь забор по периметру
     — Вам подкидывают собак?
     — Не подкидывают, но приносят. Вот соседка умерла, осталась собака. Родственники, которые унаследовали квартиру, обещали, что позаботятся о животном. Но уже через пару дней пес оказался у меня. Недавно пришел сосед: ему дали патрон застрелить собаку. “Кошку могу, а собаку — нет, — признался. — Возьмете?” Или едем домой ночью: два щенка лежат на обочине в обнимку — их явно выбросили из машины. Что делать? Разворачиваемся и подбираем.
     Если они приютили собаку, то это уже навсегда. В добрые руки не отдают, потому что больше не верят людям. Был у них замечательный черный терьер Малыш. Знакомая восхищалась: “Ой! Какая собака! Отдайте нам! Сын будет счастлив!” Восторга хватило на два дня: “Сын не гуляет, а мне на работу. Заберите!” Малыш переехал в другую семью. Такая же история: “Я пришла, а у меня в супе шерсть!” В результате собака поменяла пять или шесть рук, пока Гелий Трофимович не сказал: “Хватит!” Малыш прожил у Рябовых 10 лет.
     — Хвостатая семейка сильно осложняет жизнь?
     — У нас вообще нет жизни. Я 30 лет не ездила в отпуск. Как оставить животных? Вот вчера у мужа был прямой эфир на телевидении, который закончился в час ночи. Мы вернулись домой в 5 утра и до 9 гуляли с собаками. Выводить приходится попеременно. Когда мы поздно возвращаемся, они счастливы, а мы даже не можем присесть, чашку чаю пьем стоя. Каждый пес норовит поставить лапы на плечи, влезть на стол, тут же наделать лужу от восторга. Но от общения с ними есть и практическая польза. Собаки в доме — это бесконечная уборка. Когда у моей мамы произошел инсульт и ее парализовало, Гелий ухаживал за ней так, что в больнице все удивлялись: “Дети не приходят! А тут зять моет бабке зад!”
     На животных уходит практически весь семейный бюджет. Чтобы всех накормить, надо мешок сухого корма — 15 кг в день. Все звери кастрированы и стерилизованы. “Сама не размножаюсь и вам не дам!” — объясняет им хозяйка.
     Одни считают Рябовых городскими сумасшедшими, другие негодуют: “Надо жалеть людей, а не собак!” Ольга Александровна считает эти разговоры фарисейством. Она всегда спрашивает в таких случаях: “Сколько беспризорных детей вы привели себе в дом? Нисколько? Вы пригрели хоть одного бомжа? Помыли его в своей ванне, посадили за стол? Нет? Тогда не надо меня учить”.
     Она завидует финнам, потому что в Хельсинки, в центре города, раскинулись огромные скверы, где ни скамеечек, ни лавочек — одни газоны. Богатый финн выкупил эту землю в XIX веке и завещал для выгула собак.
     — Люди в “черных халатах” внушают нам, что собаку держать в доме — грех. А в космос ее запускать не грех? А испытывать на ней лекарства? Наркотики искать или взрывчатку? Лавину раскапывать и спасать людей? “Не бросайте святыню псам” — не надо понимать слова Господа так буквально!
     — Теперь у вас уже 42 собаки. Можете сказать, что это предел?
     — Могу, я каждый раз говорю: “Все, хватит!” — но после десяти мне кажется, что это уже не принципиально. Для нас уже нет места в доме. Со мной спят 5 собак. Но первая мысль, когда вижу брошенную собаку: а куда ее взять?



Партнеры