Опросы без ответов

“МК” выяснил: данным социологических исследований верить нельзя

13 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 1051
  Есть в Москве любопытная категория людей — профессиональные респонденты. Они зарабатывают на жизнь, участвуя в соцопросах. Пообщавшись в их среде, корреспондент “МК” пришел к шокирующему заключению: результаты большинства таких дорогостоящих исследований — всего лишь фикция.
    
     — Давайте по очереди представимся, — предложил ведущий соцопроса группе респондентов.
     — Василий, младший научный сотрудник, трое детей, — поднялся с места скромно одетый мужчина. Сидящий рядом Павел ехидно заулыбался. Он-то знал, что “многодетный отец” — на самом деле электрик Васька из Долгопрудного, его — Павла — собутыльник...
     — Участие в опросах — пока еще самый легкий в Москве способ зарабатывать на жизнь, и грех этим не воспользоваться, — утверждает Павел и добавляет:
     — Но для этого надо знать кое-какие секреты.

     
     Потеряв 4 года назад должность пресс-секретаря в одном госучреждении, 32-летний Павел никак не мог найти хорошую работу. Сначала перебивался буквально с хлеба на воду, подрабатывая грузчиком и рекламным агентом, но вдруг неожиданно пошел в гору. Купил подержанную машину. Теперь даже собирается жениться. Павел — постоянный участник социологических опросов. А что? За двух-трехчасовое посещение подобного мероприятия платят (в зависимости от сложности) от 600 до 2 тысяч рублей. Кроме того, могут еще подарить конфеты или бутылку шампанского. А работенка, как выясняется, не бей лежачего. Еще бы: пару часов посидишь в теплом, цивилизованном месте, наешься чипсов или конфет, пообщаешься с людьми да еще тебе за это заплатят.

Как стать респондентом?

     Миф первый: стать респондентом соцопроса можно только случайно.
     Возможно, вас или ваших знакомых останавливали на улице женщины с предложением поучаствовать на полчасика в тестировании какого-то продукта. Большинство прохожих не соглашаются, но вот корреспондент “МК” однажды пошла. После спешного заполнения анкеты мне и таким же “проходимцам” предложили несколько видов чипсов и попросили высказать свое мнение по поводу их вкуса, цвета, “хрустящести” и т.п. по пятибалльной шкале. Затем поблагодарили и вручили каждому по вафельному торту. А однажды мне позвонила некая “социолог” и попросила сказать, сколько в доме телевизоров и какой телеканал сейчас смотрит наша семья. Потом тоже поблагодарила и повесила трубку, но на этот раз никакого подарка мне не дали.
     — Все перечисленные тобой опросы — не то, — сразу оборвал меня Павел. — Так ничего не заработаешь. За настоящие опросы нужно брать наличными и устраиваться в фокус-группы целенаправленно.
     Павел делает так: заходит на сайт по поиску работы, в одной из категорий которого так и значится — “соцопросы”. Просматривает объявления (обычно в них указывается, какого возраста и пола нужны люди, по поводу чего будет опрос и сколько заплатят), выбирает подходящие по тематике и деньгам и перезванивает или же посылает свою заявку по SMS либо электронной почте. Бывает, что после участия в нескольких опросах данные респондента остаются в базе. И впоследствии, если его типаж подойдет, ему могут позвонить и предложить стать участником еще какого-нибудь тестирования.
     По поводу чего собираются фокус-группы и как все происходит?
     — Да по чему угодно, — заявляет Павел. — Это может быть тестирование сигарет, чипсов, продуктов быстрого приготовления, обсуждение различных автомасел, шампуней, дезодорантов и даже политических событий. На одном опросе нам показали какой-то автомобильный журнал и попросили сравнить его с другими. А на другом представили на суд плакат с рекламой водки (завуалированной под рекламу воды, естественно). Что интересно, наша группа тогда раскритиковала его в пух и прах, однако сейчас эту рекламу я встречаю на улицах Москвы. Иными словами, мнение респондентов роли не сыграло. А вообще вся реклама, которую нам предлагали на обсуждение, сильно недотягивала… Еще как-то я ходил на тестирование водки.
     — Туда, наверное, одни алкаши пришли?
     — Ты знаешь, нет. Но в конце опроса мы, конечно, все уже были навеселе. Ведь нам наливали каждой водки по чуть-чуть, но зато в четыре захода по четыре вида.
     А выглядит все действо чаще всего так, — продолжает Павел. — Группа заходит в помещение и садится за круглый стол. Каждый пишет на бумажке свое имя. Ведущий группы (сотрудник проводящей исследование компании) задает вопросы, и каждый из нас высказывает свое мнение. Все происходящее записывается на установленную тут же видеокамеру. Причем бывает, что одна стена с нашей стороны зеркальная, а снаружи — прозрачная, знаешь, так допрашивают преступников в американских фильмах. То есть за нами еще и наблюдают со стороны.
     — Участники опроса ведут себя раскованно?
     — Публика абсолютно разная. А вот ведущие иногда попадаются не особо грамотные и красноречивые. Один опрос вел мужчина с дефектом речи, который говорил тихо, ужасно стеснялся и запинался. Я еще подумал: что же ты на такую работу пошел? Сидел бы лучше за этим стеклом.

Кто проводит соцопросы?

     Миф второй: их проводят суперпрофессиональные аналитики рынка и маркетологи, тщательно подбирающие нужных претендентов по возрасту, уровню дохода и так далее.
     На самом деле существующая в столице сеть подобных фирм действительно поднимает неплохие деньги. Неуверенные в себе компании, доверившись “авторитетным” исследователям рынка, платят весьма щедро. Иногда такие услуги заказывают москвичам бизнесмены из провинциальных городов, куда те специально выезжают проводить соцопросы. Естественно, дорогостоящие для иногородних заказчиков.
     Но на самом деле конторы, которым фирмы заказывают подобную работу, мягко говоря, халтурят. Еще бы: подобрать нужных респондентов — дело небыстрое и хлопотное. А нужно поскорее выполнить заказ и приступить к следующему. Как халтурят — сейчас станет ясно.

Кого берут в респонденты?

     Миф третий: все претенденты соответствуют нужным для конкретного исследования требованиям.
     Например, опрашивают любительниц сериалов, исключительно незамужних и не имеющих детей. Или сорокалетних мужчин, постоянно следящих за новостями по Интернету. Нет, нет и еще раз нет.
     Есть какие-то уловки для того, чтобы стать респондентом? — спрашиваю Павла.
     — Конечно, и они элементарны. Когда будешь звонить по объявлению, учти: ты, твои родственники и даже знакомые никогда не работали в рекламе, маркетинге, торговле, СМИ, кроме того, их сфера деятельности не имеет отношения к тому профилю, с каким связан предлагающийся на обсуждение товар. Например, если опрос будет по автомобилям, то к автомобильному бизнесу, а если по лекарствам, то к медицине. Иначе тебя не возьмут. В разговоре упомяни, что всегда ведешь себя раскованно в больших компаниях и не стесняешься высказывать свое мнение. И еще: если спросят, не участвовала ли ты за последние полгода в каких-либо соцопросах, скажи, что нет. Многие выдвигают респондентам такое условие, видимо, для “чистоты эксперимента”…
     Тут есть еще один нюанс. Если вы в назначенное время пришли на соцопрос, еще не значит, что вас возьмут. Перед мероприятием вас еще раз проанкетирует милая девушка на предмет уровня дохода, семейного положения или чего-то еще, и если какой-то показатель не впишется в заданные рамки, перед вами извинятся и распрощаются. Правда, в качестве компенсации за беспокойство выдадут небольшую сумму — обычно процентов 20—30 от обещанных за участие денег. Впрочем, нужно быть совсем идиотом или патологически честным человеком, чтобы “неправильно” ответить на вопросы девушки. Потому что частенько она заранее инструктирует кандидата в респонденты, на какой вопрос как нужно отвечать. Ведь ей же надо побыстрее набрать группу!
     
     
     Из разговора респондентов в туалете после соцопроса:
     — По-моему, тут анашой пахнет.
     — А такие мероприятия только после обкурки и вести.

Какие вопросы отбирать?

     Миф четвертый: простые соцопросы могут быть халтурой, но дорогостоящие — нет.
     Просматривая объявления, я заметила, что только в исключительных случаях выдать себя не за того, кем являешься, не удастся. Например, когда приглашаются владельцы автомобиля “Нива”, имеющие при себе документы на машину. А вот для опроса по банковским услугам требуются многодетные отцы, причем при себе надо иметь лишь пластиковую кредитную карту какого-нибудь банка. В наше время она есть практически у каждого, а трое детей — нет. Но ведь можно выдать себя за папашу.
     — Так оно и есть, — подтверждает мои предположения Павел, — недавно я участвовал в опросе, для которого требовались мужчины со среднемесячным доходом семьи от 1,5 тысячи долларов. А теперь ответь: пойдет ли человек с таким заработком в середине рабочего дня участвовать в соцопросе? Разве что сумасшедший!
     — И каковы были респонденты, пришедшие тогда вместе с тобой? Создавали впечатление зажиточных людей?
     — Да ты что! Все были одеты очень просто, один пришел вообще бомжеватого вида. Но те, кто проводил опрос, естественно, сделали вид, что все в порядке.
     Подобным же образом Павел обсуждал с другими респондентами марки автомобильных масел, наврав, что имеет “БМВ” пятой модели, а не старую “семерку” “Жигули”, как есть на самом деле. А еще, будучи и по сей день заядлым курильщиком, он ходил на обсуждение средств от курения. В группу требовались мужчины, исключительно бросившие курить, — чтобы именно глазами бывшего курильщика посмотреть, насколько средства эффективны.
     А несколько “коллег” Павла — такие же профессиональные респонденты — участвовали, напротив, в опросе по маркам сигарет. Тогда как сами не курят.

Сколько можно заработать?

    Самый главный секрет, который раскрыл нам Павел, — это существование в Москве постоянного костяка людей, которые, как профессиональные посетители свадеб и похорон в комедийных фильмах, неизменно курсируют с одного социологического опроса на другой. Общаться между собой на мероприятии респондентам не разрешают, поэтому, встретив знакомое лицо, “коллеги” просто переглядываются и загадочно улыбаются. И уже после опроса, на улице, могут обменяться телефонами, шепнув товарищу на ухо: “Позвони по этому номеру, они завтра проводят неплохой опрос за полторы тысячи”.
     По заверениям Павла, в урожайный месяц на одних только соцопросах можно заработать тысяч 20 рублей (согласитесь, это намного больше, чем получает, к примеру, учитель или медсестра).
     — Раньше платили гораздо лучше, — недовольно ворчит “коллега” Павла Василий, который участвует в опросах с тех пор, как они появились в Москве, — в иные времена по 50 баксов за раз давали. Так у нас один парень ходил как на работу. У него были жена и ребенок, и семья только на это дело и жила. В день у него получалось баксов сто. Недавно он звонил мне, говорил, что свой магазин открыл.

Эффект фикции

     Но если вы вдруг надумаете присоединиться к Павлу и его единомышленникам, поспешите. По словам нашего собеседника, подобные конторы все чаще стали заводить базы с данными респондентов. И если такие базы соберутся воедино, все постоянные посетители опросов будут у интервьюеров как на ладони и соврать будет почти невозможно. Но до этого, как уверены профессиональные респонденты, еще далеко. Тем более вряд ли это будет выгодно проводящим опросы конторам.
     А московским бизнесменам стоит призадуматься: как можно анализировать рынок тех или иных услуг, основываясь на подобных, с позволения сказать, “исследованиях”? Есть ли вообще смысл в результатах таких соцопросов?
     В общем, благодаря экскурсии Павла в загадочный мир интервьюеров и респондентов стало понятно, почему у нас в стране бизнес ведется так коряво, почему цены на товары не поддаются логике, а реклама, разработанная солидными креативными агентствами, настолько раздражает граждан, что превращается в антирекламу.

Как выглядят объявления о наборе респондентов.

     “Приглашаются респонденты, которые страдают угревой сыпью и использовали ниже указанные марки средств… Муж. 26—29 лет и жен. старше 35 лет, которые имеют детей 14—17 лет, страдающих угревой болезнью. Вознаграждение — 600 рублей”.
     “Приглашаются женщины 25—45 на холл-тест: 5 дней ходить на 15 минут на тестирование чая. Подарок — кофе (2 вида) + большая коробка шоколадных конфет + чай + “Ферреро Роше” + жест. коробка датского печенья”.
     “Приглашаю мужчин 20—30 лет, которые используют бритвенные принадлежности, на маркетинговую беседу. При себе иметь паспорт РФ и свои бритвенные принадлежности. Оплата: 600”.


    Партнеры