19 копеек в год на потерпевшего

Почему не работает программа защиты свидетелей

15 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 233
  Из 17 миллионов российских свидетелей и потерпевших, нуждающихся в защите, ее получили в 2006 году всего 500 человек. Эта унылая цифра говорит об одном: несмотря на то что и закон, и программа, защищающие законопослушных участников уголовного процесса, были успешно приняты, они так и остаются лишь голой декларацией.
     Чтобы понять, отчего так происходит, сегодня в Госдуме соберутся политики, правозащитники, прокуроры, милиционеры и судьи. Почему этот разговор так важен, рассказал “МК” 1-й заместитель председателя Комитета Госдумы по законодательству депутат Валерий ГРЕБЕННИКОВ.

     
     — Валерий Васильевич, вроде бы закон принят, программа утверждена. С ними что-то не так?
     — Сам закон, на мой взгляд, неплох. Но только он не работает.
     — Почему? Его невозможно применить?
     — В этом законе мы даем человеку восемь степеней защиты. Скажем, он нуждается в личной охране. Возможно, ее милиция ему и даст. Но на сколько? На неделю, на две? А его, может, надо охранять полгода. И потом, когда преступник выйдет на свободу — он же, возможно, захочет мести. А если человеку понадобится срочно сменить место жительства? Где взять квартиру? Ее надо либо нанять, либо купить. Все это — деньги, которых у МВД нет. Сегодня в Якутии в отделении милиции сидят несколько человек, которых нужно вывезти из региона. Но нет у милиции 37 тыс. рублей, чтобы оплатить авиабилеты.
     Правительство приняло специальную программу, рассчитанную на 3 года. И выделило на нее… 10 млн. рублей. Это на все ведомства, участие которых предусмотрено в программе: МВД, МЧС, прокуратура, ФСБ, Минюст, Минздрав, Роструд.
     — И как распределили эти средства между ними?
     — Эти ведомства до утверждения бюджета на 2007 год должны были написать специальную заявку. На 2007 год они уже не успели ее подать, теперь должны это сделать до утверждения бюджета 2008 года. Но деньги они смогут получить не в январе, а в июле. А мероприятия нужно осуществлять круглый год.
     — А какая же защита тогда была оказана тем пятистам “счастливчикам”?
     — Это защита низкого уровня — без смены места жительства, внешности и т.п. В основном это предоставление охраны силами МВД.
     — Кроме финансов, какие еще есть проблемы?
     — В МВД ввели систему зачетов, заставили изучать закон. Но необходимо изменение ментальности милиционеров, прокуроров, работников юстиции. Никто им, с тех пор как их создали, ни разу не разъяснил, что враги уже кончились, остались только свои, которых нужно оберегать, защищать. И если человек стал преступником по недомыслию, по ошибке и потом дал признательные показания, ему тоже надо обеспечить защиту.
     — Какие законы нужно привести в соответствие?
     — В Законе о милиции ни слова нет о том, что она должна создавать в обществе такую обстановку, когда люди будут видеть в милиционере помощника, защитника, перестанут его бояться. Сейчас ведь мало того, что никто не спешит бежать в милицию, так еще бывает, что у отделений стоят сотрудники с автоматами и не пускают туда людей!
     У потерпевшего никто не спрашивает его мнения при избрании меры пресечения для преступника, при решении об условно-досрочном освобождении. Человека даже не предупреждают, что принято такое решение. Никак не регламентировано оказание психологической помощи потерпевшим. Изменения нужно внести и в Закон об образовании, и в Закон о труде. Нам нужно быть готовыми на протяжении десятков лет, как это было, например, в той же Германии, постоянно в работе что-то дополнять и изменять.


Партнеры