Ленинград

Мира Сорвино смогла избежать “блокадной” диеты

15 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 290
  Многосерийный художественный фильм “Ленинград”, работа над которым заняла почти три года, наконец-то завершен, и уже 19 февраля после программы “Время” Первый канал представит его зрителю. Правда, к 60-летию Победы, как изначально планировалось, его сделать не успели. Зато теперь картина о блокаде города на Неве с участием как наших, так и западных звезд доведена практически до совершенства. Естественно, что презентацию проекта провели в Санкт-Петербурге, который, по сути, стал главным героем сериала.
     
     В Музее обороны вместе с журналистами первую серию фильма увидели защитники и жители блокадного города.
     О проекте с восторгом рассказывали актеры: Михаил Ефремов, Александр Половцев, Александр Баширов, Александр Пашутин и Ольга Сутулова , сыгравшая в эпопее главную роль, и продюсеры Анатолий Максимов , Джаник Файзиев и Сергей Мелькумов .
     Руководство Первого канала считает, что “Ленинград” является самым масштабным и дорогостоящим проектом о войне за последнее десятилетие. Вместе с историческими персонажами: Гитлером, Сталиным, Ждановым — в фильме прослеживается судьба жителей-блокадников. Это в первую очередь сага “о городе и о его людях”. А также о любви, предательстве, жизни и смерти…
     Сюжет картины фантастичен, но в то же время донельзя прост: группа иностранных журналистов перед самой блокадой прилетела на один день в Ленинград. Одна из них — англичанка Кейт — попала под бомбежку, ее контузило, и она потеряла все документы. Решив, что коллега погибла, иностранцы уехали из города без нее. А Миру Сорвино (она и есть журналистка) подбирает девушка-милиционер (Ольга Сутулова). Вместе им суждено провести страшные блокадные дни...
     — Я давно хотел сделать фильм о войне, — говорит режиссер Александр Буравский . — О ней мне часто рассказывал отец. А идея “Ленинграда” не моя, а продюсера Дэвида Гамбурга. Ничего интересного на эту тему в художественной литературе он не нашел. Видел только фильм “Блокада”, который совершенно не понравился. В общем, решили написать сценарий самостоятельно.
     Актеры, представлявшие фильм, охотно делились с “МК” подробностями закадровой жизни. Мол, побегать с автоматом в грязи под дождем было сплошным удовольствием. А вот с оружием обращаться (особенно женщинам) оказалось непросто. Долго тренировались, чтобы передернуть довольно тугой затвор. И еще многие сидели на диете, дабы не выглядеть в кадре слишком жизнерадостными. Лишь Михаил Ефремов и Мира Сорвино этой горькой участи избежали.
     Все русские участники проекта снимались за довольно скромные деньги. Даже такие звезды, как Кирилл Лавров, Валентин Гафт, Донатас Банионис, Евгений Сидихин, Евгений Стычкин, Сергей Горобченко . Они сочли, что воспитать патриотизм у юного поколения гораздо важнее, чем торговаться за лишнюю копейку. И еще. Показ сериала по ТВ не будет сопровождаться рекламой.

Михаил ЕФРЕМОВ (начальник отделения милиции):
“ХОЧУ РАССКАЗАТЬ О БЛОКАДЕ СВОИМ ВНУКАМ”

     — Масштаб картины невероятный! Снимали практически кварталами Ленинграда. И это кино было интересно мне не потому, что я все знаю о блокаде. А потому, что об этом не знает наша молодежь. Они думают, что все так легко и просто! А город выстоял страшной ценою. Фашисты начали это безумие, а коммунисты повелись. Это же средневековая страница в двадцатом веке! Мы можем шутить и смеяться за кадром, а на самом деле, когда я приезжаю сюда и вижу таблички “Эта сторона улицы наиболее опасна при обстреле”, — комок в горле стоит.
     — Как вы думаете, “импортные” партнеры смогли ощутить всю глубину нашей национальной драмы?
     — Партнеры все были прекрасные! Даже иностранцы. Поэтому, конечно, смогли.
     — Почему “даже”?
     — Мира Сорвино приехала сниматься с месячным ребенком, няней и собакой. Под мышкой она держала книжку “Сталинград”. Готовилась. Немного смешно, что книга совсем о другом городе... Так как она кормила грудью, худеть ей было нельзя. Тогда режиссер придумал героине оправдание: мол, ее героиня только что приехала из-за границы, так что истощиться толком-то и не успела.
     — А вам пришлось сбросить лишние килограммы?
     — Больше всего расстраивало то, что я толстый, меня самого. Все время спрашивал у режиссера: не надо ли похудеть для роли? “Ты — мент, а у них было котловое питание”, — отрезал Саша. Мне вообще от “Ленинграда” грех было отказываться! Ведь с Буравским мы знакомы с самого детства. Он дружит с моей сестрой с семи лет. Я считаю, что мой герой — самый интересный из наших героев-мужиков. Это мне и другие актеры говорили. Мол, соглашайся, милиционер обаятельный! У него есть и любовь, и внутренняя борьба, и честность.
     — То, что фильм совместный, повлияло на его качество?
     — Если бы он был только наш, возможно, получилось бы очередное клише. А если бы только “их”… Знаете, еще Мартин Скорсезе хотел снять фильм об обороне Ленинграда. Но у него это вряд ли бы вышло блестяще. Скорее всего это была бы очередная чернуха. А ее на наших экранах и так полным-полно. Здесь все-таки на первом плане человеческие отношения.
     — Самая волнующая сцена из “Ленинграда” какая?
     — Самая волнительная сцена, когда я увидел Ольгу Сутулову обнаженной. (Смеется.) Вот тут испытал необыкновенный душевный подъем и трепет.
     — Рассказывают, что когда-то вы чуть не продали награды отца...
     — Все было не так! Я просто прицепил награды на пиджак, чтоб пройти в магазин без очереди. Но с тех пор прошло много времени. И я, слава богу, стал понимать, что к чему. Я не шутил, когда сказал, что очень хочу рассказать о блокаде своим внукам.

Александр ПОЛОВЦЕВ (уполномоченный Правительства СССР по продовольственному снабжению Ленинграда Павлов):
“МОЙ ГЕРОЙ БОЯЛСЯ ЖДАНОВА”

     — Вам не надоело играть милиционеров и военных?
     — Страх стать очередным ментом, конечно, существовал. Но от таких фильмов, как “Ленинград”, не отказываются, уж поверьте. Я попытался внести в образ Дмитрия Павлова что-то человеческое. Мне кажется, он был честным, хотя распределять продовольствие в блокадном городе — сложнейшая задача. Я не знаю, как Павлов выглядел, ведь ни одной его фотографии не сохранилось. Он боялся Жданова, который каждый раз вызывал в свой кабинет и говорил, что нормы нужно урезать, урезать, урезать…
     — Долго приходилось “погружаться в эпоху”?
     — Когда режиссер что-то рассказывал группе о войне, я тихонько подходил и слушал. Запоминал каждую деталь, нырял в атмосферу того времени. Жаль, что в фильме мне достались лишь кабинетные сцены. В “экшене” как таковом не участвовал.
     — Декорации картины воссоздавали по историческим чертежам?
     — Нет. Раскрою секрет: кабинет Жданова построили в Адмиралтействе. Не удалось получить разрешение в Смольном на натурные съемки. Да и не сохранился этот объект в историческом виде.
     — Вы сказали, что Павлов — честный и человечный. А ведь в блокаду могли расстрелять двенадцатилетнего подростка, от голода укравшего кусок хлеба! А в Смольном во время блокады ели икру…
     — Это, конечно, ужас. Я считаю, что смерть ребенка не может быть оправдана даже военным временем. Но мы не жили тогда и не знаем, что чувствовал человек, оставшийся без этого куска хлеба. Что творилось в Смольном — теперь уже никому не известно. А задача фильма была другая — рассказать молодежи о мужестве нашего народа. Мы хотим, чтоб наши внуки это помнили.


Партнеры