Аллегрова дважды изменила Леонтьеву

А Дробыш просил младше 40 ему не предлагать

17 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 553
  Всем известно, что Аллегрова никогда не отпускает Леонтьева без дружеского поцелуя взасос. Но Валерий Яковлевич съемки “Новых песен о главном” прогулял, и Ирина Александровна ему изменила. Причем дважды — сначала со знойным грузином Гришей Лепсом, а затем — с игривым белорусом Витей Дробышем. Последний, как вкусил губы Императрицы, сразу заявил: “Мне моложе 40 больше не предлагайте!”
     Звезды поп-арта на телевизионные сборники забегают, словно командированные в закусочную: шел мимо, дай, думаю, зайду. Да и кушать хочется. Но в забегаловке, которая зовется “Новые песни о главном”, свои законы, свой, так сказать, фейс-контроль. Хочешь попасть в телевизор — будь добр! — запиши-ка новую песенку. И все как один — и начинающие, и заслуженные с народными — записывают. Все, кроме Аллы Борисовны. Она сама везде и всегда учиняет свои порядки. Даже в расписании выступлений напротив фамилии Пугачевой не значилось ни времени, ни названия композиции, ни хронометража. Только одно слово с предлогом — “по приезду”. Да и пела Алла Борисовна пусть любимое, но старье.
     Она ворвалась в артистическое кафе, как фурия, — в легком норковом пальто, без охраны, без блеска в глазах. Ее встретил бывший муж — Киркоров. Она махнула на него рукой: мол, не подходи, не в настроении я. И спела дуэт “Холодно” в гордом одиночестве. А потом про “Закат”, но “не мой, не надейтесь”. Так вот и добавила.
     Вслед за ней уже в порядке общей очереди голосил Киркоров: “Отчего ты ушла от меня… Твое имя у всех на устах…” Но Алла его не слышала — уже свалила домой. Верный паж Примадонны Максим Галкин тоже спел про одиночество, только весело, задорно: “Два пролета вниз головой. Просыпаюсь, но не с тобой... В пустой постели”.
     Для тех, кто активно следит за фестивалем “Новые песни о главном”, заметим, что новой соведущей незаменимого Максима Галкина стала Ингеборга Дапкунайте. “Тяжело тебе, наверное, Ингеборга, — шутил Макс, — дом в Лондоне, коньки в Москве”. Она играла этакую литовскую дурочку: “Знаешь, Максим, я манекенов боюсь и иногда с ними здороваюсь” или “Вы, наверное, уже устали, дорогие зрители, а то мы тут с Максимом юмором так и истекаем”.
     Между прочим, “Новые песни о главном” записывают на Малой спортивной арене “Лужников”, куда перевезли порушенную “Россию” в полном составе — с вахтершами, билетершами, гардеробщицами. Даже синие диваны из обложенного мрамором фойе, стенды с фотографиями и именные номерки гардероба переехали.
     А в финале вечера Дробыш уже сидел на коленях у Игоря Архипова и клялся ему в любви. “Это что такое?!” — ахнула только что целованная им Аллегрова, заметив измену. “Я твой, только твой!” — тут же подскочил уличенный в неверности Дробыш. И встал по стойке “смирно”.


Партнеры