Только раз бывает в жизни встреча

“Царская невеста” в зале Чайковского

19 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 329
  Самый популярный оперный шедевр Римского-Корсакова “Царская невеста” будет всего лишь один раз исполнен в концертном зале имени Чайковского сегодня. Ради этого уникального события Московская филармония приложила максимум усилий: приглашены первоклассные солисты во главе с оперной мегазвездой Ольгой Бородиной, знаменитый дирижер Владимир Федосеев, популярный режиссер Иван Поповски. В гущу событий первой репетиции проник корреспондент “МК”.
     
     — Я вообще не предполагал, что будет какое-то сценическое действие, не говоря о декорациях и костюмах, да еще и о балете! — с нескрываемым изумлением говорит музыкальный руководитель постановки маэстро Федосеев. — Речь шла о концертном исполнении с условными мизансценами, не более того. И вдруг…
     На сцене зала Чайковского — настоящие декорации, частично заимствованные в Оперном центре Галины Вишневской, частично изготовленные специально для данной постановки. По залу мечется режиссер Иван Поповски, поставивший в прошлом сезоне “Царскую невесту” в Центре оперного пения: на все про все у него не более двух дней.
     Отбившись от телекамер, Федосеев наконец встает за пульт. На месте снесенного напрочь партера расположился Большой симфонический оркестр. В этом-то и главная “фишка” такого полуконцертного-полусценического исполнения: в постановке участвует не оперный, а симфонический оркестр, выступающий на равных с солистами.
     — Хотелось бы, чтобы это было именно полусценическим, а не полумузыкальным…
     Скептическая реплика принадлежит болгарину Владимиру Стоянову — исполнителю партии Грязного. Он называет себя “пессимистическим реалистом” и не верит в то, что за два дня можно сделать настоящий спектакль.
     Взмах дирижерских рук — и начинается сцена с Грязным и опричниками. Танцует балет, столь изумивший Федосеева. Кто-то из персонажей выходит уже в театральном костюме, кто-то — в “партикулярном” платье типа джинсов и свитера. “Где ж крестница моя?” — вопрошает Малюта Скуратов — молодой и красивый геликоновский бас Алексей Тихомиров. И здесь должен быть выход Любаши — Ольги Бородиной. Все замирает. Но Любаша не выходит. Она появляется лишь после паузы — и это правильно: эффект появления обладательницы одного из самых красивых и сильных голосов мира должен быть мощным даже на репетиции. “Здорово, крестный”, — вполголоса подает свою реплику Бородина. Но это такие полголоса, которых хватит, чтобы перекрыть дюжину иных голосов.
     В музыкальном отношении певица работает безупречно. Настолько, что после арии “Господь тебя осудит” оркестр буквально взрывается аплодисментами. А мизансцены, похоже, актрису забавляют. Вот режиссер пытается объяснить суть образа:
     — “Я тебя удавлю!” — кричит он страшным голосом. А затем предлагает Бородиной залезть на лестницу и обхватить партнера сзади и сверху. Бородина проделывает это с явным комическим эффектом. Во всяком случае супруг певицы, молодой солист Мариинского театра Ильдар Абдразаков, наблюдает за этой сценой из зала с понимающей улыбкой. Надо хорошо представлять себе характер звезды. Не так давно она рассорилась с лондонским оперным театром, отказавшись от участия в “Аиде”, потому что ее не устроила режиссура выдающегося режиссера Роберта Уилсона. Летом прошлого года с Бородиной расторгла контракт Венская опера — тоже не сошлись характерами.
     — У Бородиной сегодня неважное настроение… — виновато шепчут работники пресс-службы. Журналисты и телевизионщики свободны: интервью не будет.
     Настроение оказалось настолько неважным, что певица покинула зал, не дождавшись конца репетиции.
     Корреспондент “МК” не был столь наивен, чтобы спрашивать маэстро Федосеева, почему он не ставит опер в России — не ставит, потому что не предлагают. Российские оперные театры не желают замечать, как он в лучшем виде преподносит европейцам русскую оперную классику, работая в Вене, Цюрихе, Брегенце. В его ближайших планах “Борис Годунов” в Цюрихской опере. Об оперной режиссуре он говорит:
     — Можно все — в том числе и перенести действие в другую эпоху. Просто нужно, чтобы режиссер был гениальным, — только и всего.
     Как срастется гениальная музыка Римского-Корсакова в прекрасном исполнении с довольно бережными мизансценами, которые Иван Поповски переносит из своей постановки в Центре Галины Вишневской на сцену зала, придуманного Мейерхольдом? Это узнают лишь те, кто увидит и услышит именно такую “Царскую невесту” — в первый и последний раз.


Партнеры