Берлинский синдром: виват китайцам

Антонио Бандерас мечтает попасть в Россию

19 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 701
  Как всегда, в Берлине все кончилось полной неожиданностью. Невероятно трогательный английский фильм “Ирина Палм” с Марианной Фэйсфул в главной роли, который стал абсолютным любимцем критики и про который “МК” уже подробно рассказывал, не получил на 57-м Берлинском кинофестивале ни одной награды!
     
     Хотя прочили ему аж две — за лучший фильм и за лучшую женскую роль. Немецкая актриса Нина Хосс (“Йелла”), которую жюри под руководством американского сценариста и режиссера Пола Шредера назвало лучшей, выходя на сцену за “медведем”, чуть не расплакалась от нежданно свалившегося счастья. И от волнения произнесла: “Я думала, что выйдет Марианна Фэйсфул”. Но жюри Берлинале всегда отличалось тем, что мнение критики и публики — отдельно, а их решение — отдельно.
     — Пожалуйста, не бейте меня, когда вы узнаете вечером результаты голосования жюри, — просил журналистов еще днем накануне закрытия Берлинале директор фестиваля Дитер Косслик. — Жюри у нас независимое, и я не могу никоим образом повлиять на его решение.
     Но чувствовалось, что он и сам недоволен распределением “пряников”.
     Политическое значение — вот что было главным в фильмах, награждаемых на Берлинале в последние годы. Политкорректность и нос по ветру. Последние годы высшую награду фестиваля получали фильмы о пытках в американской тюрьме в Гуантанамо; о нелегком пути палестинских террористов-смертников; о трудной жизни турков, заполонивших Германию... Но в этом году, тоже полном фильмов на актуальные темы, жюри выдало “Золотого медведя” тихому китайскому фильму, который не без юмора повествует о трудностях личной жизни женщины из Внутренней Монголии. Вряд ли это решение связано с тем, что в Венеции победила тоже картина из Китая, и якобы возникла новая волна особого внимания к китайскому кинематографу. По слухам, в жюри были настолько серьезные разногласия, что ни одной из лент, серьезно претендовавших на награду, они не решились ее присудить. И в результате пришли к компромиссу — отдали “Золотого медведя” фильму, не вызвавшему ни у кого ни вопросов, ни претензий. Про который каждый мог сказать: “Ну ладно”. Как, в общем-то, и в остальных номинациях впереди оказались обычные бытовые истории маленьких людей, снятые традиционными способами и по которым вряд ли будут изучать историю мирового кинематографа.
     Председатель жюри г-н Шредер накануне открытия фестиваля в интервью немецкой прессе выступил с заявлением, что традиционное кино, в котором просто рассказываются истории из жизни, которое все так любят и к которому все так привыкли, умирает. Тем не менее именно такому кино и достались призы. Из-за чего Дитер Косслик, человек передовых интересов и, как известно, крайне политизированный, попал в неловкое положение и вынужден был оправдываться. И даже то, что спецприз жюри с формулировкой “за особые художественные достоинства и творческий ансамбль” присудили картине Роберта Де Ниро “Ложное искушение”, — тоже компромисс и своего рода извинение перед Голливудом, пославшим столько фильмов на фестиваль. Если б американцам не дали ничего, те б обиделись и на будущий год просто бойкотировали Берлинале.
     Остальные награды распределились так. “Серебряного медведя” за лучшую режиссуру получил израильтянин Йосеф Седар. Его фильм “Бофорт” рассказывает о том, как израильские солдаты защищают некий укрепленный пункт, находящийся в окружении и под постоянным обстрелом ливанского сопротивления накануне ухода израильской армии из Южного Ливана в 2000 году. Лучшим актером назвали аргентинца Хулио Чавеса. А фильм, в котором он сыграл — “Другой”, — удостоен “Серебряного медведя” в категории “большой приз жюри”. Сюжет “Другого” тоже не нов. Герой едет в командировку на поезде, напротив него в купе сидит человек, который как будто спит. Но через несколько часов до героя доходит, что сосед умер. Живой решает воспользоваться случаем и поменяться документами с мертвым, чтобы начать новую жизнь под новым именем. Понятно, что поначалу будет все приятно, а под конец не очень. Кстати, “Йелла”, за которую немцы получили “лучшую женскую роль”, о том же — о трудной судьбе женщины, бежавшей с Востока на Запад и пытающейся начать новую жизнь, но тени прошлого, как и положено, преследуют ее.
     Единственный, за кого можно было искренне порадоваться и кто сам чуть не прыгал от счастья и даже от избытка чувств поцеловавший одну русскую журналистку, поздравившую его с наградой, был Антонио Бандерас. А триумф его случился не на церемонии закрытия, а на скромном мероприятии накануне — вручении призов ФИПРЕССИ. Жюри, состоящее из именитых кинокритиков со всего мира, удостоило горячего испанского парня специального упоминания за его вторую режиссерскую картину, представленную в программе “Панорама”. Фильм называется “Летний дождь”, снимал его Бандерас на родине и на главные роли позвал молодых испанских актеров, которых он даже привез подышать морозным берлинским воздухом. Эта любовная история очень трогательна и наполнена неутомимой энергией ее создателя. Напоследок Бандерас неожиданно сказал русским журналистам, что просто мечтает увидеть Москву. На что тут же услышал: “Welcome!”


    Партнеры