Ои, мама, ракетчика люблю

Превратности “форменной” судьбы

21 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 365
  Почти все серпуховские девчонки на выданье знают этот адрес: Слобода, ДК “Авиатор”. И хотя расписания здешних дискотек нет ни на одной рекламной тумбе, о том, что танцы устраивает тот или иной факультет военного института, в курсе все окрестные прелестницы. Ну кто сказал, что форма не в моде? И у кого это там престиж военного как потенциального супруга снижен?
     
     Ну да, социологи высчитали, что примерно с конца 80-х молодые россиянки в три раза меньше по сравнению с 70-ми останавливали свой выбор на ровесниках в военной форме. Потом ситуация начала постепенно выравниваться. И уже в 2003-м те же социологи констатировали, что спрос на курсантов, лейтенантов и прочих армейских кавалеров вновь вырос. Более того, их на всех желающих стать генеральшами теперь не хватает.
     — В гарнизонах, куда едут по распределению наши выпускники, к их встрече готовятся заранее, — вводит в курс дела заместитель начальника по воспитательной работе факультета специального вооружения Серпуховского военного института Ракетных войск стратегического назначения подполковник Юрий Заяц. — Семейным почти всегда стараются предоставить квартиру. Холостяков селят в общежития.
     — Выходит, к месту службы лейтенанту надо отправляться вместе с молодой женой?
     Юрий Николаевич улыбается в усы:
     — Кому как. Иногда лучше не спешить. Жизнь-то не только в наличии квартиры заключается. Я вот в 30 женился. Поздновато? Зато не жалею. Не пришлось разводиться, как это нередко случается у тех, кто обручальное кольцо надел одновременно с лейтенантскими погонами.
     Я понимаю, о чем говорит подполковник. И сама по военным городкам помоталась, и знакомых, знающих тамошний быт, много.
     Соседская дочка на танцы в “Авиатор” бегала как на любимую работу. Прошлым летом привела к родителям симпатичного лейтенанта и обрадовала: “Срочно расписываемся и уезжаем под Новосибирск!” Съездила, забеременела. Теперь опять в Серпухове у мамы с папой. Говорит: не могу же я, когда рожу, сидеть одна с ребенком, пока муж на дежурстве.
     Вы думаете, такой пример — другим наука? Да на чужих ошибках никто не учится. Молодость для того и дана, чтоб с оптимизмом смотреть в светлое будущее.
     Ирония иронией, но курсанты второго курса Павел Суббота и Антон Мурзич как раз на нее и не реагируют. Первый в подмосковный Серпухов по совету дяди-офицера приехал из Тамбова. Второй и без советов знал — ему, выросшему в Саратовской области в семье ракетчика и имеющего старшего брата ракетчика же, нечего мудрствовать по пустякам. Нынче военные вузы, такие, как серпуховский институт, готовящий кадры для Ракетных войск страны, дают отменное образование. Причем такое, которое на гражданке может пригодиться.
     Антон, между прочим, родился в военном городке в Канске, где семья Мурзичей жила какое-то время. Брат Александр лейтенантские погоны надел по окончании пермского училища. Антон надеется стать офицером здесь, в Серпухове. Кстати, институт этот тоже до недавних пор училищем Ракетных войск был. Но реформирование коснулось не только войск, но и военного образования.
     Между прочим, поступить в военный институт совсем непросто. Здесь конкурс, какой иным гражданским вузам не снился. Сюда поступают хорошо подготовленные молодые люди. Суббота, например, школу с серебряной медалью закончил. Да и Мурзич всегда слыл учеником сильным.
     Подполковник Заяц говорит, что по блату идти в военные бесполезно. Требования к курсантам высокие, программа обучения сложнейшая. Не каждому это по силам выдержать. Потому заметно изменился контингент поступающих. Приходят или парни, прошедшие основательную кадетскую подготовку, или те, кто профилирующие предметы, такие как математика и физика, всегда в любимых числил.
     Так что не зря девчонки к курсантам тянутся. Умны, сдержанны, физически подготовлены. Опять же форма любому мужчине к лицу.
     — Вы-то сами чувствуете, что к вам внимание со стороны прекрасного пола повышенное? — интересуюсь у Антона и Павла.
     Могла бы не спрашивать, и так понятно. Парни не без удовольствия поддакивают. Но постоянной девушки пока нет ни у того, ни у другого. Объясняют это нехваткой свободного времени. И офицер подтверждает, что первые два года нагрузка на курсантов особенно высока. Смеется: они, мол, попозже свое наверстают. Да и денежное довольствие с 670 рублей до 3200 вырастет. Это когда курсанты контракт подпишут. Тогда можно и букеты девушке покупать, и мороженое. И даже в ближайшую кафешку разок-другой сходить.
     Разговор сам собой так и вертится вокруг этой приятной темы. Для истинных мужчин она неисчерпаема. Курсанты подтверждают, что поиск спутницы жизни для них, несмотря ни на что, перманентное состояние. Но ни тот, ни другой даже не пытаются нарисовать себе образ идеальной жены. Павел уверяет, что таковой для него станет та, которую он сможет полюбить. Так и сказал: полюблю — и точка.
     Антон в разговоре о создании семьи обходится тоже без возвышенных терминов. Похоже, насмотревшись на реалии и послушав рассказы старшекурсников, рассуждает: “Надо выбирать такую, которая потом не сбежит, столкнувшись с первыми же трудностями армейского бытия”.
     — Это они так спокойно говорят, пока близкая разлука не засветила, — комментирует наш разговор Юрий Николаевич. — Как только приходит время к месту службы отбывать, совсем другие настроения молодыми лейтенантами правят. И тут уж как кому повезет. Но каждый надеется, что джек-пот в любви и жизни именно ему выпадет.


    Партнеры