Алла Пугачева: Филя кому-то сильно мешает...

Примадонна считает нападки на бывшего мужа “спланированной акцией”, Филипп считает себя “оболганным”, а композитор Игорь Матвиенко заподозрил в плагиате группу Modern Talking…

2 марта 2007 в 00:00, просмотров: 1510
  С приближением “Евровидения” все сильно разнервничались, залаяли и начали кусаться. Один крупный телеканал объявил на весь русскоговорящий мир, что Киркоров, который везет на “Евровидение” “фабриканта”-белоруса Колдуна, внаглую спер у полузабытой группы Modern Talking песню Last Exit To Brooklyn, переименовал ее в Work Your Magic и бессовестно назвал себя композитором. Киркоров в ответ отправил вчера на телеканал гневную филиппику, в которой призвал “дорогих коллег” к “честности и объективности” и пригрозил “пойти до конца” в отстаивании правды и собственной чести. Остальная музыкальная общественность замерла в возбужденном ожидании.
     
     “ЗД” даже не подозревала, как буквально коллеги с ТВ истолкуют наши слова о том, что песня Work Your Magic вобрала в себя весь опыт и переживания Филиппа Киркорова на почве “Евровидения”, когда мы печатали репортаж из Минска о победе Колдуна на отборочном конкурсе “Еврофеста”. “Вобрать” не значит “украсть”, но в телеверсии этой истории получилось именно так. Разоблачителями воровства выступили пара диджеев — Belka и Vasilich, а также певица Анжелика Агурбаш, которая, похоже, до сих пор не может простить Киркорову своего провала на “Евровидении-2005” в Киеве. Она наняла его тогда в продюсеры, но, имея капризный нрав, все делала по-своему. Результат не задержался. Кстати, и в песне Love Me Tonight, написанной для нее греками, многим тогда мерещились отзвуки знаменитого гей-гимна Глории Гейнор I Will Survive. Тем временем в телеразоблачении киркоровского воровства прозвучали намеки о “серьезном расследовании”, которое чуть ли не со дня на день собираются устроить организаторы конкурса “Евровидение”. Сванте Стокселиус, руководитель департамента в ЕВС (Европейском вещательном союзе”), пояснил, что, “если мы предполагаем плагиат, то обращаемся к стране, которая выставила исполнителя, и сообщаем, что это противоречит правилам”.

Главное — осадок

     После взрыва телебомбы, которая должна была разорвать Киркорова на мелкие куски, “ЗД” выждала пару дней, пока осядет пыль, и обратилась в пресс-службу “Евровидения” с вопросом: “Как двигаются дела с разоблачением Киркорова?” — и сильно удивилась, когда еврочиновники удивились нам в ответ: “Какое разоблачение?” Тогда мы подробно пересказали им сюжет здешнего телескандала, и они припомнили, что к г-ну Стокселиусу “и впрямь приезжал какой-то тележурналист — кажется, действительно из России — и задавал весьма общие вопросы, в том числе о плагиате”.
     — Г-н Стокселиус объяснил, какие предусмотрены санкции в регламенте ЕВС, — сказали в пресс-службе “Евровидения”, — но ни о каком конкретном случае речь не шла. Мы ничего не знаем о расследовании, и никто пока ничего расследовать не собирается…
     Бесконечно разоблачительными оказались слова самого Томаса Андерса, в краже песни у которого обвинили Киркорова, — только разоблачительными не для Киркорова, а для авторов программы. Г-н Андерс сказал: “Может, моя песня и вдохновила авторов, хотя вряд ли это плагиат в чистом виде… (Наоборот) я считаю, что эта песня (Work Your Magic) неплохая”. Странно проговорился в эфире и DJ Belka, главный разоблачитель: “Вроде слышится, а вроде и не слышится (сходство между песнями)”…
     В общем, сами запутались и других запутали. Зачем? Авторы программы не скрыли это с пионерской прямотой: “Про такое никто не скажет “плагиат”, но осадок останется”.
     Киркоров пыхтит: “Когда конкуренты топят — это понятно, но когда свои же из пальца высасывают несуществующие вещи, это ужасно”.
     Для Аллы Пугачевой в этой ситуации нет ничего непонятного. “Совершенно ясно, что Филипп кому-то мешает, его намеренно и целенаправленно травят, в том числе с помощью подобных провокаций и лжи”, — сказала она для “ЗД”.

“Он — работяга. Таких не любят…”

     Чтобы разобраться самим и помочь в этом читателям, запутанным “телеразоблачениями”, “ЗД” обратилась к профессионалам, не связанным с Киркоровым ни крепкой дружбой, ни семейными узами, с единственным вопросом: “Плагиат или нет?”. ВОТ ИХ ОТВЕТЫ:
     
      Алексей ПОТЕХИН
     СОЛИСТ И АВТОР ГРУППЫ “РУКИ ВВЕРХ!”, 15 ЛЕТ САМЫМ ВНИМАТЕЛЬНЫМ ОБРАЗОМ ИЗУЧАЕТ ЗАПАДНУЮ ПОП-МУЗЫКУ:

     — Если Филипп и взял эту музыку у Modern Talking, то тогда он ее изменил просто до неузнаваемости. Это нужно быть гиперсупермузыкантом! Это — совершенно разные вещи, и никакого плагиата здесь не прослеживается. Я думаю, что спору легко можно положить конец, спросив у Томаса Андерса или Дитера Болена. Вряд ли они скажут, что эта вещь у них украдена. Ни гармонически, ни мелодически она не имеет ничего общего с сочинением Modern Talking. Даже по настроению и энергетике — это два совершенно разных произведения. Одно — танцевальное (у МТ), другое (Work Your Magic) — размашистая баллада, сделанная специально для большого шоу. Если уж и проводить какие-то параллели, то уместнее было бы связать это с группами Queen или Bon Jovi — по настроению и стилю. У Modern Talking, кстати, и в этой, и во всех других вещах гораздо больше распространенных музыкальных штампов и “словосочетаний”. Как в детском конструкторе “Лего” — из кубиков складываются разные, но стандартные формы. Work Your Magic, на мой взгляд, сделана гораздо фантазийнее. Очень грамотная вещь!
     
      Валерий СЮТКИН
     ПЕВЕЦ, МУЗЫКАНТ, КОМПОЗИТОР, ПОЭТ:

     — И та и другая мелодии, конечно, не претендуют на открытие в музыке. Но если говорить о похожести, то ради справедливости надо напомнить, что в итальянской эстраде, например, десятки песен на одну гармонию созданы, но это не может считаться и не считается плагиатом. Я знавал скандалы и посильнее. На предпоследнем альбоме Rolling Stones (Bridges Of Babylon) Мик Джаггер просто в ноль припев позаимствовал у певицы Кэди Лэнг. Она — такая активная лесбиянка. Но ничего — все выжили… У Колдуна с Modern Talking повторяются какие-то гармонии. Вряд ли это можно квалифицировать как плагиат, потому что гармонические секвенции очень часто используются авторами независимо друг от друга в самых разных произведениях. Можно еще подобного плана десятки песенок найти. А кто автор? Филипп Бедросович — автор?! Вот оно что! Да, я слышал, что какая-то буча началась. Ну, ему могут подпортить крови. Он — работяга, он — добрый. У нас таких не любят… Я, честно говоря, против того, чтобы давать противнику шанс за что-то тебя укусить. А тут еще ничего не случилось, еще в конкурс не вступили, а уже пошла какая-то негативная волна — на радость конкурентам. В других странах, как я знаю, своих участников (“Евровидения”) на руках носят. Ну, что делать — нет пророка в своем Отечестве! Злые мы…
     
      Гарик СУКАЧЕВ
     РОК-МУЗЫКАНТ, КИНОРЕЖИССЕР:

     — Насчет “расхожих музыкальных секвенций”, честно говоря, я не берусь судить. Бывают, конечно, очень странные штуки на Земле, когда идеи возникают и тут, и там. Одномоментно могут возникнуть. Но это — редкое явление. В рок-музыке, например, рифф неповторим, в каждом случае он оригинален и уникален, даже если спонтанно получаются какие-то похожие вещи. Что и как происходит у них там, в поп-музыке, мне судить трудно. Но вряд ли это можно рассматривать как парафраз. У нас, например, в “Песне вольного стрелка” в припеве звучит песня испанских партизан Bella Ciao. Но это — прямая цитата, которая в музыке всегда хороша, если она стоит к месту. И цитату, понятное дело, никто не скрывает и не выдает за свое.
     
      Игорь МАТВИЕНКО
     КОМПОЗИТОР, ПРОДЮСЕР, ОТЕЦ-ОСНОВАТЕЛЬ ГРУПП “ЛЮБЭ”, “ИВАНУШКИ INTERNATIONAL”, “КОРНИ”, “ФАБРИКА”:

     — У меня вопрос: а кто уличил-то в этом плагиате? Судьи кто? У меня такое ощущение, что в профессиональном смысле эти люди не совсем адекватны. После прослушивания обеих вещей (Modern Talking и Колдуна) никакого плагиата я там не услышал. Я сперва даже подумал, что, может, мне по ошибке не те песни дали для сравнения. Там нечего сравнивать. Еще я заметил, что песня Modern Talking напоминает “Тополиный пух”. Это произведение было у “Иванушек International”. Не знаю, что было сочинено раньше, но сходство очевидное. А вообще, все разговоры о плагиате в поп-музыке — чушь собачья. Все везде пережевывают одни и те же гармонические ходы, мелодические пассажи и текстовые “хуки”. Потому что исходный “набор” не так уж велик, как кажется. Это же не академическая или авангардная музыка, не додекафония про-течения Шенберга, не великие Шнитке, Губайдуллина или Денисов. Это — популярный, простой, узнаваемый народом жанр. И без этого “пережевывания” ни поп-музыка, ни рок-музыка, как бы рокеры ни надували щеки, существовать не могут. Потому что в противном случае музыка перестанет быть популярной, доступной, а приобретет, скажем, качества той же авангардной музыки, которая предназначена для узкого круга продвинутых слушателей.
     
      Владимир МАТЕЦКИЙ
     КОМПОЗИТОР:

     — Я бы не сказал, что мы имеем дело с плагиатом. Скорее это довольно часто встречающаяся история, когда песни, построенные на секвенции, содержат как бы “общие места”. Действительно, обе эти песни находятся в “похожем ощущении”, хотя их мелодии, или, как говорят музыканты, “канто”, все-таки весьма разнятся. Надо сказать, что песни, построенные на секвенции, весьма любы нашему слушателю, но на Западе они все больше отходят “к обочине”, хотя иногда еще и прорываются на самый верх. Для “Евровидения” они гораздо более характерны, чем, скажем, для британского хит-парада. Так что стратегический ход Киркорова вполне понятен — посмотрим, что из этого получится.

Кто заплатит чижику?

     Больше всех, кроме самого, разумеется, Киркорова, возмутилась происходящим Анита Цой. История задела ее за живое. Ее саму недавно обвиняли в плагиате за песню “Панорама”. Продюсерский центр Макса Фадеева разослал на все радиостанции и телеканалы письмо, в котором г-жа Цой уличалась в хищнической краже у г-на Фадеева песенки “Время”, которую исполняет Иракли. Потом, правда, Фадеев извинялся перед Анитой, объяснял, что бес попутал. Кстати говоря, самого Макса нечистым на руку считает другой композитор — Владимир Назаров, автор знаменитого хита “Ах, карнавал!” кантри-группы “Кукуруза”. Он утверждает, что в песне “Лондон—Париж” в исполнении все того же Иракли Макс не удосужился ради приличия поменять “хотя бы пару музыкальных фраз”…
     В общем, Анита Цой, закипев от возмущения, позвонила Филу сама, чтобы забрать клавир песни Work Your Magic для профессиональной экспертизы, и понесла свиток в Московскую консерваторию им. П.И.Чайковского.
     Преподаватель консерватории и композитор Валерий Лавров провел анализ обоих сочинений и выдал официальное заключение. В этом документе, в частности, говорится, что имеется “частичное сходство в двух первых тактах припевов песен”. При этом даже в этих тактах имеются “существенные ритмические различия”. Все остальное, судя по заключению профессора, вообще из разных опер. В итоге двухстраничная экспертиза “констатирует, что в рассматриваемых произведениях речь идет лишь о частичном сходстве (и то только в двух тактах), а не о точном совпадении или музыкальном цитировании. И уж тем более невозможно говорить об умышленном присвоении авторства”. Что касается этих двух злосчастных тактов, то г-н Лавров не без иронии заметил, что “те же такты имеются и в “Чижике-пыжике”, который был сочинен несколько ранее произведения Last Exit To Brooklyn группы Modern Talking”.

* * *

     Никчемный “осадок”, но выжатый очень профессионально наперсточниками от журналистики, тем временем делает свое черное дело. Народ в метро уже вовсю обсуждает, как “какой-то немец” судится с Киркоровым, который что-то украл, и вот-вот его изгонят с “Евровидения”, введут санкции и перестанут пускать в Европу, как Лукашенку…




Партнеры