Гадание на путинских картах

До выборов нового президента — ровно год. Кем станет ВВП после ухода с поста?

2 марта 2007 в 00:00, просмотров: 700
  Глава ЦИК Александр Вешняков уже назвал точную дату: голосовать мы пойдем 2 марта 2008-го. Пока на фоне рассуждений о “преемниках” теряется еще одна интересная тема: кем же будет сам Владимир Путин после ухода с поста? Об этом мы поговорили с политологами и политиками.
     Из их слов, среди прочего, нарисовались интересные версии того, почему недавно ВВП реформировал Госсовет и настоял на переезде в Питер Конституционного суда.

     
     “МК” предложил экспертам на выбор несколько вариантов путинского будущего — с просьбой их прокомментировать. И добавить свои.
     ПОСЛЕ ВЫБОРОВ НОВОГО ПРЕЗИДЕНТА ПУТИН:

     1. Возглавит “Газпром”.
     2. Возглавит международную организацию.
     3. Станет премьером.
     4. Возглавит партию, станет спикером Госдумы.
     5. Возглавит фонд своего имени.

“Газпром” — вероятней всего”

      Алексей МАКАРКИН, замглавы Центра политических технологий:
     1. То, что Путин возглавит “Газпром” в качестве председателя совета директоров, — наиболее вероятный вариант. Это важнейший экономический ресурс, к тому же такой пост можно совмещать с любым другим, который можно учредить специально для экс-президента — с тем, чтобы у Путина были собственный кабинет в Кремле и официальный статус.
     2. Если речь идет об иностранной компании, для Путина такой вариант невозможен. Иначе — дублируется тема “Газпрома”, который приобретает активы на постсоветском пространстве и стремится “прорваться” в Европу.
     3. Премьер в современной России — это завхоз, отвечающий за все провалы в экономике и социальной сфере. Кроме того, премьер — непосредственный подчиненный президента, а трудно представить подобную систему отношений между Путиным и его преемником.
     4. Если Путин станет главой партии, то может из лидера всего общества превратиться в фигуру, представляющую только его часть. К тому же у “Единой России” сложился устойчивый образ “номенклатурной” политической силы, а в имидже Путина существует серьезная антибюрократическая составляющая (по принципу “хороший царь — плохие бояре”). А насчет спикера Госдумы... С трудом представляю себе нынешнего президента, предоставляющего слово депутату Митрофанову и лишающего слова депутата Тюлькина.
     5. К слову “фонд” в России отношение в последние лет десять настороженное — какие-то деньги “крутятся” для каких-то целей. Много случаев откровенных мошенничеств. Поэтому вряд ли Путин будет связывать свое имя с фондом.
     РЕЗЮМЕ: “Видимо, ВВП будет выполнять функцию неформального “главного арбитра” в среде питерского землячества. Сейчас он расставляет на ключевые посты фигуры, не связанные с двумя основными кандидатами в преемники, — в этом контексте можно рассматривать назначения Нарышкина вице-премьером, Сердюкова — министром обороны. Таким образом, создается система сдержек и противовесов, в которой будущий президент не станет доминирующей фигурой. Вопрос только в том, насколько эффективно сможет выполнять арбитражные функции человек, не являющийся главой государства...
     Вполне возможно, что Путин “через срок” будет снова баллотироваться в президенты — особенно в случае, если политический курс преемника будет менее популярен, чем путинский”.

“Будет крутым премьером”

      Виктор ИЛЮХИН, зампред думского Комитета по безопасности (КПРФ):
     1-5. В 2008 году выберут кого угодно — кого определят, но фигура будет безликая, слабовольная, гораздо ниже Путина по уровню. Новый президент определится с кандидатурой премьер-министра — им и станет Путин. Госдума, вне всякого сомнения, его утвердит. А потом, даже не меняя Конституцию, произведут перераспределение полномочий по оперативному руководству страной между президентом и премьером в пользу премьера. Ему отдадут все вопросы, связанные с управлением экономикой, а косвенно, через правительство, — и внешней политикой, и обороной. И по-прежнему у власти будет Владимир Путин...

“Вижу Путина в Госсовете”

      Владимир РЫЖКОВ, независимый депутат ГД:
     1-5. — Я думаю, что Владимир Владимирович не будет браться за черновую работу, связанную с большой ответственностью, а работа в Госдуме или крупной компании — именно такая. Зачем ему это, после тяжелейших восьми лет президентства? Его наверняка больше “греет” статусная, почетная должность, роль “Дэн Сяопина” или духовного лидера Ирана Хомейни. Поэтому я вижу Владимира Путина, например, во главе Госсовета — обновленного, с расширенными полномочиями совещательного органа. Этот пост освобождает от рутинной работы, но дает возможность остаться на политическом олимпе, внутри правящей корпоративной группы, и влиять на процессы изнутри.

“Возглавить партию — хороший компромисс”

      Андрей ПИОНТКОВСКИЙ, директор Центра стратегических исследований:
     1, 2, 5. — Все эти варианты — неприемлемы. Ведь они не вписываются в концепцию “Остаюсь реальным хозяином за сценой”.
     3. Должность премьера категорически не устраивает самого Путина.
     4. Вариант партийного лидерства — самый близкий к полю возможного компромисса с разными группировками в окружении Путина. Особенно тот вариант, когда он не станет спикером Госдумы, а возглавит партию (допустим, “Единую Россию”). А еще, по-моему, нужно всерьез подумать и над другой возможностью: Путин вполне мог бы “перебиться” в должности председателя Конституционного суда.
     РЕЗЮМЕ: “Влияние Путина на текущую политику будет уменьшаться. Он сознательно будет “уползать” с этого ковра там, где это не касается непосредственно вопросов безопасности, намеренно дистанцироваться от влияния и ответственности за текущую политическую жизнь России”.

“По статусу ему подходит международная компания”

      Алексей МУХИН, гендиректор Центра политической информации:
     1. “Газпром”, “Роснефть”, “Транснефть” — крупные компании с госучастием, которые образуют систему, управляемую из одного центра. Возглавив только одну из этих компаний, Путин автоматически занизит свой статус. Целесообразнее было бы руководство фондом, который, скажем, контролировал бы крупные пакеты акций корпораций.
     2. Возглавить международную компанию ВВП вполне может, это ему более подходит по статусу. Важно, чтобы эта компания была новой, тогда она в полной мере сможет эксплуатировать авторитет, накопленный президентом за 2000—2008 годы, в том числе и международный.
     3. Вариант премьерства возможен, только если Россия станет парламентской республикой, иначе — неизбежен конфликт интересов между верховной и исполнительной властью.
     4. В России партии традиционно не обладают высоким авторитетом, а пост спикера Госдумы — должность очень шумная и хлопотная. Скорее всего Путин откажется от перспективы постоянно находиться в гуще политических событий.
     5. Вариант с фондом имени себя предполагает спокойную старость. Но Владимир Владимирович обещал “остаться в строю”. Повторение пути Горбачева и Ельцина противоречит логике путинского правления.
     РЕЗЮМЕ: “Элитные группы и простое население будут постоянно сравнивать нового главу России с предшественником. Такое общественное давление может развиться в своеобразный комплекс неполноценности у будущего президента, что вполне может, в свою очередь, даже спровоцировать политический кризис...
     Если экономическая основа влияния Путина будет достаточно мощной и договоренности между членами его команды останутся в силе, то можно с большой долей вероятности прогнозировать высокую степень влияния Владимира Владимировича на политику в 2008—2012 годах.
     В зависимости от результатов, с которыми страна подойдет к 2012 году, — по экономическим, политическим и социальным показателям, и будет принято решение: есть ли смысл в возвращении Владимира Путина в 2012-м? Это, в общем, вопрос ответственности ныне действующего президента за те преобразования, которые он начал”.

“Зря, что ли, суд в Питер перенесли?”

      Алексей МИТРОФАНОВ, депутат ГД (ЛДПР):
     1-5. — Мне кажется, он не будет заниматься никакой коммерческой деятельностью: царю это не по чину. И потом, коммерция — это всегда ответственность, проверки, определенные риски... Так что, я думаю, он займет одну из семи конституционных должностей. Но в Госдуме его не будет: представьте себе бывшего царя ругающимся в зале заседаний с коммунистом Василием Шандыбиным... И главой Верховного суда Путин не станет: там поток уголовных дел, зачем ему эта грязь?
     Наилучшим вариантом мне кажется пост председателя Конституционного суда. Это очень сильная и влиятельная позиция, ведь КС — окончательная инстанция при решении вопроса о том, конституционен или нет закон или указ. И потом, не зря же он переносил суд в Питер, причем отдал ему там самое роскошное здание, одновременно сохранив возможность заседать и в Москве... Что, для Зорькина все это делали?
      Михаил РОМАНОВ, Марина ОЗЕРОВА.


    Партнеры