Незнайка из “Дома-2”

Как дети писателей зарабатывают деньги

5 марта 2007 в 00:00, просмотров: 595
  У многих детских писателей, авторов классики для маленьких, остались наследники. На что жить наследникам? Алфавит они знают, правописанием владеют. Тем более что “писать для детей — несложно”. В результате детские полки в магазинах наводнены всяческими продолжениями известных книг. Родители покупаются на имена знакомых героев. Покупаются — и покупают. Что сейчас предлагается маленьким читателям в качестве продолжения классики?

Самодаш и Каранделкин

     Жил-был писатель Юрий Дружков, который написал о приключениях Карандаша и Самоделкина. Феноменальный успех этих повестей известен.
     Сын Дружкова, Валентин Постников, окончив юридический и вернувшись из армии, решил стать писателем.
     — Все известные писатели — телевизионные персонажи, — объяснил г-н Постников “МК”. — Их приглашают на ток-шоу, они популярны, как поп-звезды. Я решил понять, по каким законам живет писательский мир, где ключ к успеху. Обошел 300 разных телепередач как зритель. Добился того, что меня стали узнавать на улице.
     А потом Валентин взялся за перо: “Чем черт не шутит, попробую написать. Мне казалось, это будет просто. Ведь герои известные. Я надеялся, я заработаю на этом”. И разве, в самом деле, важно, что там думал Маршак про сочинительство для детей: “Детская книга должна и может быть делом высокого искусства, не допускающего никаких скидок на возраст читателя”.
     В качестве поддержки Постников обошел всех известных друзей отца. Григорий Остер, художник Виктор Чижиков — все отказались его поддерживать.
     — А как издевался Успенский, не издевался никто. Кстати, когда сам Успенский был маленьким, он говорил папе с мамой: “Я хочу заработать все деньги мира”, — обижается Постников.
     Но когда Валентин Юрьевич взялся за продолжение “Карандаша и Самоделкина” — дело пошло. “Карандаш и Самоделкин на Марсе”, “В стране пирамид”, “На острове растений”...
     Автор коряво называет себя “писатель нечитающих детей”. Но, в общем, правда — читать его невозможно. У отца — точный, ясный стиль, стройный сюжет. От героев-клонов Постникова устаешь с первых страниц. Скажем, “Остров растений” — зануднейшее перечисление без конца стреляющих, летающих и хватающих персонажей за ноги образцов флоры.
     Главная стилистическая забота г-на Постникова — вставить в каждую строчку побольше прилагательных. “Из каюты выскочил длинноносый шпион и с разбегу наткнулся на толстого Буль-Буля. Ударившись о его круглый живот, Пулькин повалился на пол, задрыгал ногами и завизжал, как побитая собака”... «Пустое помещение осветил яркий огонь горящего факела, который дрожащей рукой держал трусливый шпион Дырка»...
     А вот стишки от Постникова:
     Мы ужасные злодеи!
     Мы грабители морей!
     Нас боятся даже звери,
     Уж молчим мы про людей.
     Или:
     Мы заходим в комнатушку,
     Попадаем же в ловушку.
     Неужели египтяне
     Напридумали сей дряни?
     ... Уплывем мы далеко,
     Нас корабль ждет давно!
     Между Карандашом и Самоделкиным литературный наследник нашел время на шедевр под названием “Гарри и его собака Поттер”.
     — Да, это обман, хитрость, но главное, чтобы книгу покупали, — спокойно признается автор...

Право на Цветика

     Игорь Носов — внук Николая Носова, который придумал Незнайку и наблюдал за Витей Малеевым и в школе, и дома. Продолжения “Незнайки” “от внука” занимают на магазинных полках столько же места, как дедушкины оригиналы.
     — Я имею на это моральное право — я ученик Николая Носова, — говорит Игорь. — Я имею семейное, цеховое право. Я имею и юридическое право — я наследник Носова. К моему творчеству можно относиться как угодно, но приходится признать мое право на него. У меня были сомнения, будет ли это хорошо и нужно. Однако скепсиса никто не высказывал. Я сохраняю и приумножаю мир деда.
     Итак, что есть “Остров Незнайки” и “Путешествие Незнайки в Каменный город” Игоря Носова? Это и правда “сохранение” — Носов-младший ничтоже сумняшеся использовал дедушкиных персонажей. Но чужая фантазия не помогла ему стать великим детским писателем. Ребенку важны ритм, действие, событийность — чем примечательны книги Носова-старшего. У Игоря Носова листы уходят на пустые рассуждения и диалоги.
     Цитата: “Незнайка сразу предложил избрать его капитаном, как он сказал, “всей плотской флотилии”. “У нас не плотская флотилия, а флотилия плотов будет”, — поправил его Цветик, который очень ревностно относился к чистоте коротышечьего языка”. Что касается коротышечьего языка, то у Носова-младшего есть, к примеру, “коротышкоид”, “стекляшкоид”…
     А еще у Игоря Носова есть настоящий враг. Имя ему — Борис Карлов. Это немолодой уже человек, питерский писатель, который тоже написал свои продолжения “Незнайки”. Когда законный правообладатель высказал свое “фи”, Карлов просто дал Незнайке другое имя — Карлуша. И продолжил свой сериал.

Вышел Кузька на крылечко

     Прекрасная детская писательница Татьяна Александрова сочинила историю про домовенка Кузьку.
     После ее смерти дочь Александровой написала продолжение. С тяжелыми пассажами типа “Кузька вышел утром рано на крылечко, похрустел всеми своими косточками и подумал: “Как хорошо быть домовенком, иметь свое хозяйство, жить в небольшом красивом домике и знать, что все вокруг прекрасно и удивительно”.
     — Это было 6 лет назад, — смущенно рассказывает Галина Александрова, художник, которая в свое время вместе с мамой оформляла картинками книжки про Кузьку. — Мода была такая. Мне издательство предложило, и мы попробовали. Я не претендую на хорошего писателя, я и сейчас не пишу. Естественно, там все было с помощью издательства, редактора… Но тогда была катастрофическая ситуация с деньгами, и мне показалось заманчивым… Но это жизнь. Это очень сложно. Это классика, ее трогать нельзя. И я это дело быстро прекратила.
     Спасибо за откровенность...

* * *

     Конечно, есть “шедевры” покруче “мыльных” продолжений детских бестселлеров. Скажем, свежий перевод известного стихотворения от И.Малковича и С.Бондаренко.
     А вот в самый раз поглядеть на блоху,
     которая делает “кусь” пастуху,
     которого жучит бабуся горбатая,
     которую любит корова рогатая,
     которая тюкнула пса без хвоста,
     который — ав-ав! — догоняет кота,
     который гоняет синицу,
     которая тащит пшеницу,
     чтоб деткам испечь
     каравай-паляницу
     в том доме,
     который построил Джек!
     Но когда видишь корявый “сиквел” или “приквел” зачитанных тобою еще на горшке любимых книжек, на душе вдвойне гадко. Как если бы Незнайка с Синеглазкой вдруг обнаружились в “Доме-2”, а Карандаш начал рисовать портреты за сто рублей рядом с пивной на Арбате.


Партнеры