“Хочу заниматься борьбой!”

Как я выбирал секцию для сына

9 марта 2007 в 00:00, просмотров: 399
  Шестилетний сын вдруг заявил: “Папа, я хочу заниматься каким-нибудь видом борьбы, отдай меня в секцию!”
      У каждого свой подход к этому вопросу. Некоторые пробуют один вид спорта за другим и, попробовав 2—3 месяца, бросают. Зато потом гордо говорят, что занимались в детстве и биатлоном, и футболом, и боксом, и карате...

     
     Кстати, о карате. Для меня совершенно четко было ясно с самого начала: карате и кикбоксингом мой ребенок заниматься не будет. Так же, как и боксом. И не потому, что я не люблю эти виды спорта. Они достойны уважения. Но, по моему глубокому убеждению, в Москве крайне сложно найти спортивную секцию этих видов, в которой давали бы знания в полном объеме. С философией, с учетом возрастных особенностей… Наверное, они есть. Но мне, к сожалению, не встретились.
     Мне кажется, что боевые элементы, не говоря уже о спарринге, в этих видах спорта дают очень рано. Когда детская психика еще не готова к восприятию неприкрытой агрессии и не способна оценить степень угрозы и позволенного. Я же старался найти педагога, который понимает эти нюансы.

Все решила черепаха

     Интернет пестрит объявлениями, приглашающими на занятия в детские секции. Но, как это ни печально, действительно достойных среди них очень мало. То слишком высока цена, то вызывает сомнение квалификация тренера, то ребенок не проходит по возрасту… В общем, мытарствам нет конца.
     Потыркавшись из стороны в сторону, я остановился на двух детских школах, расположенных недалеко от дома. В одной занимались будущие мастера айкидо, в другой — будущие джеки чаны и джеты ли, то есть бойцы ушу. Сам я больше тяготел к секции ушу — ведь сам в свое время занимался этим видом единоборств.
     Сначала мы пришли на собеседование. Что сразу понравилось — благожелательная атмосфера. Но без сюсюканий и поглаживаний по головке. Тренер производил впечатление человека знающего, действительно владеющего мастерством. Так и оказалось. В том же году он стал чемпионом России по саньда — контактному ушу.
     Советую обратить внимание на то, как тренер отвечает на ваши вопросы, не путается ли он в названиях федераций, не кичится ли какими-то непонятными дипломами, вместо того чтобы показать, на что способен. Что еще подкупило нас с самого начала — это предложение заниматься не только детям, но и их родителям. А для желающих членов клуба были и чайные церемонии, и возможность заняться каллиграфией или игрой на бамбуковой флейте.
     А еще сын “завис” возле аквариума с китайскими черепахами, которые вылезали из воды, чтобы погреться на камнях под лампой, и милостиво позволяли себя гладить.
     В общем, мы решили остаться.

Поза льва и стойка цапли.

     Любой тренер любит пустить на первом занятии пыль в глаза. Для этого обычно приглашается кто-то из старших учеников, чтобы показать, какого уровня мастерства сможет достигнуть ваше чадо года через 3—4. Красивые прыжки и связки нашего “показушника” выглядели очень прилично.
     — Вовка! Хочешь делать так же? — спросил я сына.
     — Хочу! — ответил ребенок, горящими глазами провожая выныривающего из очередного пируэта почти мастера.
     — Тогда нужно заниматься постоянно и делать все, что говорят.
     Вовка только кивал головой — был согласен на все условия.
     Этот момент очень важен. Если вы действительно хотите, чтобы ваш ребенок начал серьезно заниматься спортом, нужно это желание стать лучше холить и лелеять. Я этим продолжаю заниматься до сих пор.
     Одних тренировок, даже по три раза в неделю, — мало. С ребенком нужно смотреть фильмы и читать книжки, ходить на экскурсии в музеи и изучать культуру народа, который создал “ваш” вид единоборств. У нас это был чань-цюань — “длинный кулак”. Самая начальная стадия занятий ушу. Многие другие единоборцы презрительно называют наш вид спорта балетом, и очень ошибаются. Чань-цюань действительно больше похож на танец. Но без этих азов невозможно двигаться дальше. К 12—14-летнему возрасту психика ребенка созреет для боевых искусств. Вот тогда он готов изучать приемы, а вы будете уверены, что и он никого не покалечит, и ему никто не накостыляет между делом.
     Забегая вперед, могу сказать, что сын уже скоро стал настоящим “миротворцем”, разнимая в дерущихся одноклассников и защищая слабых. Конечно, не обошлось и без потасовок. Но он прекрасно усвоил главное правило: нельзя применять полученные знания и умения против тех, кто не владеет твоим мастерством. А умение уходить от поединка и есть высшее мастерство.
     Но вернемся к первой тренировке. Народ собрался в возрасте от 3 до 8 лет. Почти все старательно тянули ноги в позе думающего льва или замирали, как цапли, в стойке пу-бу...
     Но к концу учебного года от той толпы, которая начинала занятия в сентябре, осталось человек шесть. Остальные сдались.

Не перегнуть палку

     Наступила весна. И нам заявили, что мы едем на соревнования. Месяца за два до этого для нас заказали специальные парадные костюмы для выступлений — гуа. Мы тщательно отрабатывали совместный показ комплексов. А потом был первый выход в люди…
     Летний перерыв сделал свое дело. Трудно объяснить семилетнему мальчишке, почему он должен каждый день делать растяжки, когда вокруг катаются на великах. Главное — не перегнуть палку. Не вызвать отвращение к тренировкам. Иначе вся работа насмарку.
     Уже в сентябре Вовка понял свою ошибку. Сесть на шпагат никак не удавалось. Оставалось только упорно тренироваться или сдаться. И вот тут я по-настоящему зауважал своего сына. Он выкладывался по полной. И во время очередных “внутренних” соревнований занял первое место в клубе.
     А потом были соревнования на уровне города. И наш клуб уже в полном составе выступал, оставив позади многих конкурентов.
     В клубе занимаются не только мальчишки. Был даже период, когда девчонок было значительно больше. И польза от занятий поразила даже нас. За какие-то два года девочка, “вкатившаяся” на занятия как колобок, превратилась в стройную красивую девушку.
     Кроме обычных комплексов мы перешли на упражнения с китайскими мечами цзянь и дао. Отработали комплекс с посохом, который буквально мелькал в руках наших мальчишек и девчонок. Затем вступили в федерацию ушу, ходили на международные соревнования, сами выступали.
     А сын вдруг заявил, что хочет учить китайский. Поиски преподавателя в этой дисциплине — особый разговор. Но эти занятия он не бросил и сегодня.
     С тех пор прошло уже больше семи лет. Вовка продолжает ходить в ту же секцию. Следом за ним потянулась и дочь. От “нашего” набора осталось всего три человека. На них с восхищением смотрят сегодняшние новички.
     


Партнеры