“Я перестал думать о возрасте!”

Джон Траволта открыл “МК” секрет своего успеха

12 марта 2007 в 00:00, просмотров: 651
   Актеру положено быть обаятельным. Но встречаются иногда такие, чье обаяние просто сбивает с ног. Вот Джон Траволта, который после роли в “Криминальном чтиве” в представлении не нуждается. Вообще.
     Он один из немногих, чьи гонорары за фильм с завидным постоянством составляют 20 миллионов долларов.
     Один из немногих, сумевших вернуться в большое кино и стать звездой гигантского масштаба после серии обидных провалов. Один из немногих, чьи звездные чудачества — и чрезмерное увлечение полетами на собственных самолетах, и приверженность сайентологии — всегда простительны. О полетах, детях, кризисе среднего возраста, настоящей мужской дружбе и детских воспоминаниях Джон Траволта рассказал “МК” незадолго до премьеры комедии “Дикие кабаны”, где он сыграл банкрота, неудачника, труса, севшего на мощный “Харлей”, чтобы скрыться от многочисленных жизненных проблем.

     
     — Хотелось бы понять, в характере вашего персонажа Вуди много черт от самого Джона Траволты?
     — Мне вообще кажется, что на Вуди похожи большинство мужчин. Даже перед самыми близкими друзьями они никогда не раскроют правды, будут делать важный вид, показывая, что все у них хорошо, даже идеально. Мужчина ни за что не признается, что у него в жизни есть проблемы. Мне кажется, что женщины, когда собираются поболтать, гораздо честнее, любая женщина уложилась бы в пять минут, рассказывая о причине своей депрессии. А моему герою потребовалось две недели, чтобы посвятить лучших друзей в свои проблемы!
     — Что же в его жизни не так?
     — Внешне — все отлично. Он преуспевающий бизнесмен, у него прекрасный дом, сын, милая жена. Но все пошло наперекосяк — развод с женой, банкротство, и жизнь его вдруг резко осложнилась. Собственно, эта пара секретов и стала главной причиной путешествия моего героя. Он мечтает лишь о побеге, но даже друзьям не в силах признаться, что жизнь его разрушена в одночасье. Он говорит им: “Привет, парни, а почему бы нам не устроить перерыв и не оторваться от скучной жизни?” А на самом деле в голове у него совершенно другое.
     — А что делаете вы, когда хотите убежать от проблем?
     — О, у меня есть масса способов избавиться от стресса. Например, полеты на самолетах. Но на самом деле есть поговорка: “Он слишком счастлив, чтобы быть в депрессии”. Это как раз обо мне. Мне часто кажется, что это кощунство — предъявлять к собственной жизни какие бы то ни было претензии.
     — По какому принципу вы выбираете роли? Почему согласились на роль в простенькой по сути комедии?
     — Сценарий мне показался оригинальным, интересным, новым, несмотря на всю простоту. Я подумал, что, даже если бы я не снимался в этом фильме, мне все равно хотелось бы увидеть его. Кстати, вот именно такое желание — посмотреть фильм во что бы то ни стало — и есть отличный индикатор того, стоит соглашаться на роль или нет.
     Я на самом деле удивлен тому, что никто до сих пор, несмотря на популярность мотоциклов, не снял подобную историю, она ведь лежит на поверхности. Парни из “Диких кабанов” решили на время оставить обычную комфортную жизнь. И мы вслед за ними сели на “Харлеи” и отправились на поиски самих себя.
     — В вашей жизни такое бывало?
     — Думаю, наши с Вуди жизни совпадают в одном. Когда я разменял пятый десяток, я сказал самому себе: “Сколько еще летних каникул и рождественских праздников я смогу провести со своей семьей? Буду ли я рядом со своими детьми, когда они вырастут?” Да, я хочу быть рядом. И с тех пор я перестал думать о возрасте. То есть совсем перестал. Не знаю, кризис это или рефлексия. Честно говоря, я не чувствую возраста, у меня полностью сохранились ощущения 25-летнего парня. И даже острее, ярче. Я не знаю, почему я сейчас чувствую себя моложе, просто это так. И я помню, когда моему отцу было восемьдесят, у него тоже сохранялись ощущения 25-летнего юноши. Только в зеркале отец видел, как он постарел.
     — А вообще здорово было, наверное, погонять на “Харлее” во время съемок…
     — Это точно! Я всегда любил мотоциклы. Я себя комфортно чувствую на такой машине, у меня всегда были мотоциклы. Знаете, я люблю механизмы как таковые: мотоциклы, автомобили, лодки, самолеты. Когда я впервые оказался в Голливуде, то подумал о том, что самым удобным и, главное, недорогим транспортным средством здесь может быть только байк. Калифорния, ее дороги, климат — все создано для езды на мотоцикле. Так что — да, я получил огромное удовольствие от съемок, я обожаю быструю езду, ветер в лицо…
     — Мотоциклы какой марки вы предпочитаете?
     — Я начинал с “Хонды”, но это в детстве. С опытом у меня менялись машины. Потом я переехал во Флориду и оказался на Мотонеделе в Дайтоне — таком байкерском празднике, где собираются в основном поклонники “Харлеев”, люди среднего возраста, профессиональные байкеры, проведшие полжизни на мотоцикле. Я часто одалживал “Харлей” у своих знакомых и ездил в Дайтону. Так что эту марку я довольно скоро полюбил, получая огромнейшее удовольствие от езды.
     Когда мы снимали “Диких кабанов”, я будто очутился в юности, на этих Мотонеделях в Дайтоне были те же самые люди, которых вы увидите в фильме, — и профессионалы, и те, кто проводят на байке только уик-энды, и просто любители.
     — Но самолеты вы любите больше, чем мотоциклы?
     — Да, я люблю полеты, ни на что другое не променяю эти ощущения! Вы только ничего не подумайте такого! Я очень безопасно вожу самолеты и далек от всех этих акробатических штучек. Я всего лишь доставляю вас из пункта А в пункт Б, безопасно и с комфортом. А ощущения от полета, удовольствие — ни с чем не сравнимы! Честно говоря, я не могу жить без двух вещей — без игры и без полетов. Как бы вам сказать... Актерство — для меня своеобразное сердцебиение. А полеты — передышка. Я счастлив, что в моей жизни есть такой баланс.
     — В титрах “Диких кабанов” ваша фамилия повторяется несколько раз...
     — Да, моя сестра Маргарет, мой брат Сэм, мой племянник Джонатан играют в этом фильме небольшие роли. А что? Здорово, когда удается поработать вместе со своей семьей.
     — Вы были дважды номинированы на “Оскар”. Это признак удавшейся карьеры?
     — Когда я только начинал, я серьезно относился к своей работе, очень серьезно подходил к выбору ролей. И когда в семнадцать лет сыграл в “Лихорадке субботним вечером”, и потом, спустя семнадцать лет, в “Криминальном чтиве”, я был очень горд. Эти яркие роли позволили мне заложить фундамент для карьеры. Имея такие роли, я могу легко сыграть в “Диких кабанах”. По этим же самым причинам Мэрил Стрип, например, может сыграть в “Выборе Софи” и “Дьявол носит Prada” (смеется).
     — Можно сделать вам комплимент? Вы чертовски обаятельны. Как думаете, это врожденное?
     — Во-первых, спасибо (смеется). Во-вторых, мне трудно ответить на ваш вопрос. Думаю, что кто-то другой сможет это объяснить. Когда я вижу человека, которого могу назвать обаятельным, харизматичным, то, значит, в нем я вижу позитивную энергию, силу духа. Преобладание позитивного над негативным выделяет человека из толпы.
     — И только-то?
     — Я абсолютно уверен, что идеала можно достичь, изменив свое отношение к жизни, просто нужно более оптимистично относиться к происходящему, посмотреть на все другим взглядом, лишенным обычного брюзжания.
     Я вам расскажу одну историю. Мы с детьми ездили в Диснейленд. И там встретили женщину, очень милую женщину, средних лет, и от нее исходила такая положительная энергия! Мы разговорились, и оказалось, что у нее был рак груди и она для себя решила, что сможет выздороветь только когда будет работать на, так сказать, положительной работе, где-то, где будут положительные эмоции. А перед тем как врачи нашли у нее рак, ее работа была как раз связана с негативными эмоциями. И знаете, я верю, что именно такая работа, что у нее была в Диснейленде, где полно веселых людей, прибавила ей обаяния, выделила из толпы.
     — Но ваша харизматичность откуда?
     — Ну, мне кажется, что, конечно, большая часть — оттого что я силен духом, и это то, что меня удерживает здесь. Не знаю, что делал бы в жизни без этого. Я думаю, во мне это заложено с детства. В моей семье это качество всегда ценилось, мои родители были прекрасными людьми. Моя мама — актриса, учитель, уровень позитивной энергии у нее был так высок, что она в людях видела только положительное. И нас она поднимала до своего уровня. И так было всегда. Знаете, вот у меня, когда я учился в школе, была роль в пьесе — мне нужно было всего-то пройтись по сцене. А мама мне потом говорила: “Дорогой, ты в этой сцене был просто великолепен!”. И говорила она это совершенно искренне.
     — Значит, это была правда!
     — Ну, не знаю... Не уверен, что мой проход по сцене был таким уж великолепным. Но мама хвалила меня, что бы я ни делал.
     — Со своими детьми вы так же позитивны?
     — О Господи, да! Я знаю, как это работает, и я просто обязан вести себя точно так же. Все, что они делают, у них получается лучше всех, я готов праздновать их любое, даже самое небольшое достижение. Например, Элла приносит мне рисунок, и я говорю: “Боже, вы только посмотрите, это фантастика!”. Ее рисунки развешаны по всему дому. Мои дети любят представления, и я всегда их в этом поддерживаю. И так во всем. Мне нравится быть отцом. Мой первенец родился, когда мне было 38, и поэтому я наслаждаюсь каждой минутой своего отцовства!


Партнеры