Дедовщина за партой

Как помочь ребенку-изгою?

12 марта 2007 в 00:00, просмотров: 358
   В редакцию позвонила женщина: “Помогите! На моего сына в школе устроили настоящую травлю! Это не дети, а настоящие садисты! Мой Сережа — ласковый, добрый, сам первый никого не обидит. Я общалась с учительницей, с директором, но ничего не помогает — всем на все наплевать…”
     Восьмилетний Сережа за неполных два года обучения сменил уже четыре школы. В каждом новом коллективе Сережу встречают одинаково: одноклассники дразнят его, выбрасывают из кабинета вещи, грозят побить… Кто виноват в такой ситуации? Ребенок? Родители? Учителя? И как разрешить кризис?

     
     Агрессия в детских коллективах — вещь обычная. И роли, или “психологические типажи”, в этой драме четко распределены. Кроме самой жертвы, ребенка-изгоя, существуют “зачинщики”, “преследователи” и “сторонние наблюдатели”. Зачинщиками чаще всего становятся дети, претендующие на роль лидера в классе, старающиеся любой ценой быть в центре внимания и нашедшие для самоутверждения безответную жертву. Остальным достается роль преследователей (толпы, идущей за лидером). И сторонних наблюдателей — они чаще всего осуждают поведение зачинщиков, но ничем не помогают жертве, боясь оказаться на ее месте.

* * *

     “В начале года в класс к моей 10-летней дочери перевели мальчика с нарушением психического развития. Ребята начали его задирать. Недавно на родительском собрании я узнала, что и моя дочь тоже издевается над этим мальчиком: она выбросила все его учебники в мусорное ведро. Мы с мужем пришли в ужас — всегда учили дочку помогать попавшим в беду, быть терпимой к несчастным людям… Что же делать?”
     Детский психолог-психотерапевт Оксана СТАРОСТИНА: “С одной стороны, важно обсудить с девочкой то, как она понимает и оценивает ситуацию, с другой — прямо высказать свое отношение к происходящему. Например: “Я поняла, что поведение этого мальчика может тебя раздражать. Но мучить и преследовать его — жестоко и недопустимо. Помнишь, как ты расстроилась, когда в первом классе мальчишки кидались твоей шапкой и не отдавали ее? Думаю, этот мальчик тоже очень страдает. Если его поступки тебе так не нравятся, давай обсудим, как можно это ему показать, не унижая его”. Вообще, с детьми крайне важно репетировать их поведение в разных ситуациях, также они с удовольствием послушают, как в таких ситуациях вели себя другие люди, в том числе и их родители”.

* * *

     “Моему сыну 12 лет. Мне кажется, что его в классе не принимают. Недавно Андрей заболел, я попросила позвонить кому-нибудь из одноклассников — узнать домашнее задание. Но Андрей сказал, что спросить ему не у кого. В гости к нему тоже никто не приходит. Но, когда я спрашиваю, как дела в школе, Андрей отвечает: “Все нормально”.
     Оксана СТАРОСТИНА: “Прямой расспрос: “Как дела? Расскажи, что было в школе?” — вряд ли окажется эффективным. Вы можете поделиться с сыном собственными наблюдениями, высказывая их в форме комментариев: “Я заметила, что Юра раньше звонил тебе, а теперь не звонит. Возможно, что-то произошло между вами”, или “Сейчас каникулы, а ты не гуляешь, может быть, на это есть причина?”. Такие реплики, основанные на описаниях и наблюдениях, лишенные настойчивости и критики, дают подростку возможность продолжить разговор”.

* * *

     “На уроке физкультуры учитель часто разделяет ребят на две команды. Причем набирать участников он доверяет капитанам команд — двум задирам, лидерам класса. Сына не хотят брать в команду — у него еще в детском садике были проблемы с координацией движения. Если вдруг команда проигрывает, во всем обвиняют моего сына: он не поймал мяч, он не умеет быстро бегать. Несколько раз после таких неудачных матчей Максима даже вызывали “на стрелку” и грозились избить”.
     Оксана СТАРОСТИНА: “Важно в первую очередь высказывать сопереживание ребенку, которого оскорбляют. “Думаю, тебе было очень обидно и ты злился, когда мальчишки обвинили тебя в проигрыше. А назначать “стрелку” одиночке — это нечестно”. Конечно, ребенок, который “проваливает” игру команды, может вызвать сильные негативные эмоции со стороны одноклассников. Может быть, стоит помочь вашему ребенку стать более ловким и координированным? Обсудить с ним, каким спортом он хотел бы заниматься, и отвести в секцию? Но пока он не может играть так, как другие, попытка адаптировать его в команде выглядит нереалистично. Может быть, учитель физкультуры сочтет возможным предложить детям, которым сложно играть в футбол или волейбол, другие задания, где у них будет шанс проявить себя”.

* * *

     “Сын учится в 1-м классе. Он никогда не был похож на других детей — плохо сходился с ребятами, играл один... Перед школой мы были на консультации у психолога, и он рекомендовал отдать сына в коррекционный класс или в частную школу. Мы с мужем все же решили отвести сына в обычную школу. Теперь Саша часто нарушает дисциплину: может и под стол залезть, дети его сторонятся, считают странным, некоторые смеются над ним. Не знаю, как быть дальше — оставить Сашу в этой школе или перевести?”
     Оксана СТАРОСТИНА: “Не исключено, что та нагрузка, которую предлагает вашему ребенку “жесткая” школьная среда, слишком тяжела для него. И специалист эту психологическую незрелость увидел. Тотальный неуспех в школе может подорвать самооценку мальчика и отразиться на его желании учиться. Может быть, стоит реалистично оценить его силы и подумать о более подходящей среде обучения, которая позволит ему адаптироваться и окрепнуть”.

* * *

     “Мы переехали, и дочка перешла в новую школу. Через месяц нас вызвали и сказали, что Марина много врет: рассказывает одноклассникам, что ее папа — владелец крупной фирмы, у него несколько машин и даже личный самолет. Марина объяснила свое поведение тем, что никто с ней не хотел общаться, все обзывали ее. Поэтому она решила привлечь внимание одноклассников таким способом”.
     Оксана СТАРОСТИНА: “Похоже, Марина использует свою ложь, чтобы справиться с заниженной самооценкой: ее отвергают, и девочка хочет переломить ситуацию и завоевать признание. Вы можете помочь ей более реалистично оценить ситуацию и наметить пути выхода из нее. Важно обсудить с девочкой, кто ей в классе нравится и с кем она хотела бы ближе сойтись.
     Стоит обратиться и к учителю с просьбой ободрить девочку. Он может рассказать ей больше о новом классе и о том, как другим новичкам удавалось найти друзей. Учитель может также поговорить с детьми о сложной ситуации Марины, дав свою оценку происходящему”.

* * *

     “Над моим сыном смеются одноклассники. Дело все в том, что у него большая проблема: чуть его заденут — он сразу начинает плакать. А он уже не карапуз — пятый класс все-таки. Ребята начинают обзывать сына специально, чтобы довести его до слез. Сейчас Игорь стал плакать по любому поводу: поругает его учитель за домашнее задание — а он в слезы. И прямо перед всем классом. Я ему пытаюсь объяснить, что надо сдерживаться, но он говорит, что слезы сами льются. Я воспитываю сына одна, без супруга, понимаю, что ему нужен мужественный пример перед глазами. Но чего нет — того нет”.
     Оксана СТАРОСТИНА: “По описанию мамы Игорь выглядит ранимым, тревожным ребенком. Слова “Ну будь мужчиной, дай ему в нос” не помогут. Они только разовьют в мальчишке комплекс неполноценности.
     Скажите ему о вашем отношении к происходящему и о том, что вы собираетесь предпринять: “То, что ты мне рассказал, жестоко и несправедливо. Я обязательно поговорю с директором, может быть, с кем-то из родителей, сделаю это очень осторожно, чтобы не навредить тебе. Знаешь, нам с тобой можно порепетировать: что делать, если тебя дразнят. Помни: я люблю тебя и помогу тебе справиться с этой ситуацией”. В этом случае родители также могут обратиться к детскому психологу или психотерапевту, который оценит состояние ребенка и, возможно, порекомендует специальный тренинг”.

КАКИЕ ДЕТИ МОГУТ ПОПАСТЬ В “ГРУППУ РИСКА”

     •С явными физическими недостатками, которые не удается психологически компенсировать (хромота, заикание, косоглазие, ожирение и др.) Для таких детей важна разумная помощь — родители могут поощрять их к занятию в кружках и секциях, где возможно формирование новых дружеских связей и где они могли бы быть успешными. Этим детям важно и знать о людях, которые строили свою жизнь, имея похожие проблемы.
     •Недостаточно эмоционально зрелые, те, кому сложно следовать правилам, предписаниям, сдерживать собственные желания и эмоции. Этим детям нередко необходима специализированная помощь со стороны психологов, логопедов, дефектологов, направленная на развитие эмоциональной и познавательной сферы. Для них также важна адекватная среда обучения, не предъявляющая завышенных требований.
     •Конфликтные, вспыльчивые, легко возбудимые и ранимые. Важно вновь и вновь обсуждать с ребенком его чувства, возникающие в разных ситуациях, и репетировать его возможное поведение, а также реакцию на его поступки со стороны других детей. Участие в детских психологических группах общения может дать им неоценимый опыт.
     •Выглядящие “особенными”, “странными”, непохожими на других в своем поведении, увлечениях и способе мышления. Родителям очень важно стремиться понять те особые переживания и мысли, которые есть у их детей. Стремитесь расширять их опыт общения с ровесниками и взрослыми.
     •Дети, подвергавшиеся серьезному моральному и физическому насилию. Травматический опыт ребенка, если он известен родителям, должен быть адекватно оценен и проработан вместе с детьми. Дети должны знать, почему эти события произошли с ними, а также знать о своей невиновности в случившемся. В большинстве случаев таким детям необходима психотерапевтическая помощь.
     •Дети с тяжелыми психическими заболеваниями. Воспитание, лечение, обучение этих детей требует особых знаний, заботы и выдержки со стороны родителей. Родители таких детей обычно сами нуждаются в психологической поддержке. Оптимальный план развития и обучения детей с психическими заболеваниями всегда разрабатывается с помощью специалистов.

ЧЕГО НЕЛЬЗЯ ДЕЛАТЬ

     •Предлагать ребенку самому разобраться с ситуацией: “Ты же мальчик, дай ему сдачи!”
     •Недооценивать переживания ребенка: “Не обращай на этих детей внимания, не думай об этом, всех задирают”.
     •Критиковать и осуждать его: “Не ной”, “Сам виноват, надо спокойнее на все реагировать”.
     •Давать негативную оценку другим детям без предложения реальной помощи: “Все они сволочи, а их родителям на все наплевать”.

ЧТО У ДРУГИХ

     Екатерина, 25 лет (учительница):
     — Однажды ко мне в класс перевели девочку, она была неопрятно, бедно одета, ни с кем не общалась. Я знала, что в семье у новенькой сложилась трагическая ситуация: недавно умер папа девочки, а у нее еще два брата. Я решила посадить новенькую между двух ребят — не самых активных в классе. Но даже от них услышала жестокие замечания: “Фу, мы с ней сидеть не будем!” После уроков я решила поговорить с ребятами, рассказала, что папа девочки недавно погиб и живут они почти впроголодь. После этой беседы отношение к бедняжке изменилось.
     Сергей, 37 лет:
     — У моего сына всегда были проблемы с общением, даже в детском садике. В школе ребята тоже не упускали момента подтрунить над его “странностью”. Однажды учительница по русскому языку начала вслух зачитывать сочинение Саши, комментируя все ошибки и позоря его. Все начали смеяться, а Саша от обиды расплакался и выбежал из класса. После этого все начали издеваться над Сашей, говорили: “Ну давай, поплачь еще!” Пришлось перевести его в другую школу.


Партнеры