Кому нужна новая “холодная война”

Есть ли выход из тупика

16 марта 2007 в 00:00, просмотров: 237
  Сегодня российско-американские отношения переживают самый напряженный период со времени окончания “холодной войны”. Стратегическое партнерство, которое провозгласили президенты Путин и Буш после 11 сентября 2001 года, оказалось в тупике. К сожалению, дальше благих деклараций дело не пошло. Сотрудничество России и США развивается по схеме: шаг вперед — два шага назад.
     В чем причины нынешнего обострения отношений? Напомню, что еще при отце нынешнего президента — Джордже Буше-старшем США провозгласили себя “победителем” в “холодной войне”. С тех пор вся американская политика направлена на закрепление результатов этой победы.
     В Вашингтоне воспринимали Россию как “побежденную” страну и соответствующим образом строили отношения с Москвой. При этом России предлагалась роль младшего партнера, который беспрекословно следует за США, как, например, Япония и Германия. Когда же выяснилось, что Россия намерена проводить самостоятельную политику, это вызвало истерическую пропагандистскую реакцию. Американская пропаганда обвиняет Путина в проведении “авторитарной неоимперской политики”.
     Вторая “холодная война” не является неизбежной. Но, если США не вступят в переговоры, Россия может адекватно ответить на усиление военной угрозы. Если потребуется, то мы можем выйти из Договора РСМД и начать разработку новых ракет средней дальности. Однако нет нужды вслед за американцами хоронить контроль над вооружениями. Куда быстрее и эффективнее мы можем поддерживать ядерное сдерживание, начав серийное производство уже имеющихся новейших отечественных вооружений, способных преодолеть любую ПРО: мобильных ракет “Тополь-М” (с 3 боеголовками) и крылатых ракет повышенной дальности для тяжелых бомбардировщиков.
     Но прежде, чем ввязываться в гонку вооружений, надо возобновить трезвый политический диалог. Обращаясь к американской аудитории в статье, которую 4 марта опубликовала газета “Вашингтон пост”, я писал: “Россия вернулась на международную арену. Хотя Россия больше не сверхдержава (если не считать количества ядерных зарядов) и все еще не продолжает трудные внутренние преобразования, не стоит удивляться, что она хочет защищать свои национальные интересы. К России следует относиться как к ответственному игроку, на которого распространяются и права, и обязанности члена сообщества демократических рыночных стран в глобализирующемся мире. Именно в этом заключался смысл послания президента Владимира Путина, с которым он выступил в феврале в Мюнхене”.
     Сегодня вместо терпящей крах однополярной схемы необходимо создать эффективные механизмы многополярной системы международных отношений, выработать такие общие правила многостороннего сотрудничества, с которыми согласны все основные игроки. И если Америка и Россия скатятся назад к конфронтации, то мир погрузится в хаос, пойдет игра без правил. В своей статье я подчеркнул необходимость российско-американского диалога в трех сферах:
     “Во-первых, реальные усилия для возрождения контроля над вооружениями… Обе страны должны принять на себя обязательства всерьез воспринимать интересы безопасности друг друга и не предпринимать действий, которые другая сторона может воспринять как угрозу. Разногласия из-за размещения ПРО в Восточной Европе должны быть разрешены путем компромисса, а не конфронтации. Еще более важным шагом могли бы стать совместные российско-американские инициативы, приглашающие другие ядерные страны проявить сдержанность и без нужды не наращивать свои ядерные арсеналы…
     Во-вторых, Россия и США должны сотрудничать как в двустороннем, так и в многостороннем форматах, в урегулировании региональных конфликтов. Успех шестисторонних переговоров по Северной Корее доказывает, что когда приоритетом США становится не смена режима, а нераспространение ядерного оружия, то решение становится вполне возможным. Такой же подход должен применяться и в случае Ирана. Чтобы не дать движению “Талибан” снова захватить власть над Афганистаном, также необходимо расширять многосторонние усилия… Если Соединенные Штаты признают, что выход из иракской трясины проходит через многосторонние договоренности, Россия может и здесь внести свой вклад…
     В-третьих, вопросы демократии и идеологических ценностей. И Россия, и США сталкиваются с серьезнейшими проблемами, связанными с террористической угрозой. Пока преждевременно было бы утверждать, что какая-либо из сторон нашла лучший способ расширить сферу прав человека и демократических свобод. Вряд ли можно сказать, что Америка имеет моральное право поучать других. Нельзя этого сказать и о России, где обсуждают довольно расплывчатую концепцию “суверенной демократии”, пытаясь осознать, каким образом применить всеобщие стандарты прав человека и демократических процедур. Возрождать дух идеологического крестового похода, который дал нам “холодную войну”, было бы грубейшей ошибкой. Надо оставить пропагандистские кампании в прошлом. Пусть в каждой стране по этим вопросам продолжаются горячие дебаты, но нам нужен российско-американский диалог, а не обмен взаимными обвинениями”.
     Читатель может соглашаться или не соглашаться с моими предложениями. Но я прошу задуматься, зачем 9 марта в “Московском комсомольце” (подписчиком которого я являюсь уже 40 лет) некто под псевдонимом Сергей Колосков нагло передергивает в расчете на неинформированность читателей, утверждая, что в моей процитированной выше статье “вместо вопросов ПРО, НАТО, СНВ предлагается согласиться с подходом США обсуждать ситуацию у нас”.
     К сожалению, приходится констатировать, что не только в Америке, но и у нас есть силы, которые ведут дело к разжиганию “холодной войны”, действуя по принципу: чем хуже, тем лучше. Вместо серьезного анализа ситуации и тщательно продуманных предложений о политических и военных мерах, необходимых для обеспечения национальной безопасности России, страницы печати и телевизионные экраны захлестнули истерические вопли самозваных экспертов, призывающих “хлопнуть дверью”, “стукнуть кулаком” и т.д. Надо ли в ответ на волну русофобии на Западе начинать гнать волну антиамериканизма?
     Почему мы должны бояться диалога о демократии и правах человека? Разве нам нечего сказать американцам? Неужели мы должны молчать, когда под предлогом борьбы с терроризмом нарушаются конституционные права граждан? Когда фактически узаконены пытки подозреваемых? Когда в массовом порядке осуществляется прослушивание телефонов? Когда создана сеть секретных тюрем ЦРУ? Когда от первого в американской истории конгрессмена-мусульманина требуют, чтобы он принимал присягу на Библии, а не на Коране?
     Сегодня доклады таких отнюдь не пророссийских организаций, как “Хьюманз райтс уотч”, “Эмнести интернешнл”, “Американцы за демократические свободы”, обличают Соединенные Штаты не меньше, а больше, чем Россию. Я говорю об этом не для того, чтобы нам набрать побольше очков в пропагандистской ругани по принципу “а у вас негров угнетают”. Проблемы баланса между демократическими правами и требованиями национальной безопасности в условиях террористической угрозы остро стоят и у нас, и у американцев, и у европейцев. Кстати, отмечу, что Путин никогда не уклоняется от обсуждения этих вопросов на своих пресс-конференциях и встречах.
     Вопросы демократии в многополярном мире не менее важны, чем контроль над вооружениями и урегулирование региональных конфликтов. Если мы хотим предотвратить “холодную войну”, нам надо вести серьезный разговор и честно спорить по этим вопросам и у себя дома, и за рубежом, а не заниматься инсинуациями, как Сергей Колосков.
     Как говорил сто лет назад президент Теодор Рузвельт: “Говори тихо, но держи большую дубинку”.
 
   Сергей РОГОВ,
директор Института США и Канады РАН,
руководитель секции международной безопасности Научного совета
при Совете безопасности Российской Федерации. 


Партнеры