Валерия устрашает детей ремнем

“Делаю выразительное лицо и шлепаю по дивану со словами “Ща как дам вам!”

16 марта 2007 в 00:00, просмотров: 1414
   В скандальном браке с композитором и продюсером Александром Шульгиным у певицы Валерии родилось трое детей.
     Как они пережили непростые семейные перипетии и отнеслись к новому браку мамы? И почему Валерия ратует за строгое воспитание? Об этом она рассказала “МК”.

     
     — У вашей старшей дочки сейчас — переходный возраст. В чем это выражается?
     — Анюте 13 лет... Эмоции кипят. Сегодня она чувствует себя необыкновенно несчастной, непонятой, а завтра парит на крыльях необъяснимой радости. Ее бросает из крайности в крайность.
     Вообще она добрая, по-хорошему сентиментальная, романтичная, женственная, но при этом не легкомысленная. Интересно, что я замечала ее женскую мудрость, дипломатичность с малых лет. Она всегда знает, когда лучше подойти с каким-то вопросом, а когда промолчать.
     — Аня уже думает о будущей профессии?
     — Она очень любит животных. Хочет ими заниматься.
     — Ветеринаром мечтает стать?
     — Говорит: “Буду заниматься бизнесом, заработаю много денег и открою свой зоопарк!”
     — А как насчет сердечных увлечений?
     — Влюбленность была. Я знала, что есть герой романа. Анюта постоянно говорила об одном мальчике, но сейчас почему-то перестала. Сейчас все больше разговоров о бизнесе и зоопарке. Даже в школе любимые предметы — биология и химия. Еще Анька — настоящий меломан. Постоянно слушает современную музыку, все песни наизусть поет. Хорошая тренировка английского языка. А отечественную эстраду вообще не признает. Говорит, что молодежи русская музыка неинтересна. Я возражаю: “Почему тогда на моих концертах так много твоих ровесников?” “Ну ты, мам, ладно, — говорит Аня, — ты у нас одна нормальная, еще ничего”.
     — Еще у вас двое сыновей. Если с кем-нибудь подерутся, как к этому относитесь?
     — Теме — 12, он мальчик неординарный. С ангельской внешностью и твердым характером. Он вспыльчивый и последнее время решает свои проблемы кулаками. Раньше Тема в классе был самым маленьким, и ребята постарше и посильнее сына просто терроризировали. Ему, видимо, эта ситуации надоела. Честно говоря, я даже рада. Парень, по-моему, должен уметь постоять за себя, должен уметь драться.
     При этом надо сказать, что Тема с невероятным трепетом относится к пожилым людям. Обожает бабушку, жалеет ее, заботится о ней. У него чуткая душа.
     — Может, его энергию в спорт направить?
     — А Тема очень спортивный. С малых лет катается на всем, на чем только можно. Зимой на сноуборде, летом — на джейборде, на велосипеде, на роликах. Я иногда даже боюсь за него, потому что он такой бесшабашный.
     — Болезнь всех детей XXI века — компьютерные игрушки — не обошла вас стороной?
     — Ой, компьютер вошел в нашу жизнь, к сожалению, очень рано. Но сейчас это хороший рычаг для управления. Провинился — лишаю компьютера. Очень действенный метод.
     — Как это — лишаете? Провода выдергиваете?
     — Нет, просто говорю: нельзя, и все.
     — А у младшего сына какие наклонности?
     — Арсению сейчас 8, он серьезно занимается в музыкальной школе имени Гнесиных. Как всякий младший, любит повторять все за старшими. Особенно за Темой, конечно. Поэтому он такой у нас ранний. Раньше всех стал читать, писать, года в три уже на двухколесном велике гонял. Как же так, мол, Тема катается, а я нет? У Арсения такая жизненная установка — подтянуться до старшего брата. Но в отличие от старшего Сеня — сдержанный парень. Если плачет, то втихаря и никогда ни на кого не ябедничает...
     Аня и Тема — погодки, и разного пола, у них идет естественное противостояние. Думаю, это продлится еще какое-то время, пока они не повзрослеют.
     А с младшим по-другому. Анька проявляет истинно сестринскую нежность, таскает Сеньку, сюсюкается с ним. Для Арсения же — счастье, когда Тема соглашается с ним поиграть, конструктор, например, собрать.
      Сеня готов служить, смотрит на Тему снизу вверх, с восхищением. Я ему, правда, все время говорю: не смей опускать собственное достоинство — если Теме что-то надо, он может и сам встать и принести.

* * *

     — Вы строгая мама?
     — Строгая. Если я сегодня дам им поблажку, то что будет завтра? А если я буду контролировать и регулировать, то послезавтра, прежде чем совершить какой-то проступок, они десять раз подумают. Подумайте сами — ведь взрослому нужны какие-то сдерживающие факторы. Законы, например. Редкий человек может сам себе воздвигнуть рамки. Многие же не делают чего-то плохого, потому что боятся.
     — Дети вас боятся?
     — Нет, что вы. Они меня уважают. Мамино слово — закон, не обсуждается. Они могут проигнорировать замечания бабушки, дедушки, няни, которая уже давно с нами, просто член семьи, но только не мамы.
     Знаете, я читала много литературы по воспитанию, в том числе и духовной. Православие, между прочим, совсем не запрещает телесные наказания, оправдывая это тем, что если не родитель накажет, то судьба.
     — Бьете, что ли?!
     — Нет, конечно, я слабо представляю, как бы у меня это получалось. Но иногда я беру ремень, делаю выразительное лицо и шлепаю по дивану со словами: “Ща как дам вам!” Для устрашения.

* * *

     — Часто можно услышать от молодых женщин: сейчас не буду рожать, базы нет, муж должен подняться, я должна сделать карьеру — квартира, машина, счет в банке и только потом — ребенок. А у вас аж трое, причем рожденные не в самом счастливом браке...
     — Нет идеальной ситуации для появления малыша на свет. Нельзя на это ориентироваться. Вот сейчас я решу все свои проблемы, а потом рожу... Проблемы будут всегда. Вчера одни, сегодня — другие. Раньше же рожали и в коммуналке, и в общежитиях, будучи студентами. Ждать идеальных условий не стоит.
     — Дети сложно пережили момент развода? Что вы им сказали, как объяснили?
     — Ничего не говорила, ничего не объясняла. Они сами все видели и все понимали. Дети были счастливы, что весь этот кошмар закончился, и мы все больше не мучаемся. Мы освободились и стали жить нормально. Я помню, когда мы жили вместе, Теме было годика три, он сидел и играл в машинки. И вдруг говорит: “Я вырасту большой, возьму палку и папу убью”. Это было страшно.
     Теперь он вырос, и я его как-то спросила: “Тема, ты по папе скучаешь?” А он: “Мам, ты чего? Пять лет не скучал, а вдруг сейчас буду. Я тут подумал и решил: ну, было и было, слава богу, что прошло”.
     — А как Тема, Аня и Сеня восприняли ваш новый брак?
     — Иосиф (Пригожин. — “МК”) вошел в нашу жизнь удивительно естественно. Как только мы познакомились и начали работать, Иосиф сразу нашел с детьми общий язык. Он был очень внимательным к их проблемам, делам и мыслям с самого начала. И сразу им понравился — он же сам как большой ребенок. И они поняли, что этому человеку небезынтересны.
     — Никто из детей не проявил понятной в этой ситуации ревности?
     — У меня случился только один разговор с Аней. Она, пожалуй, единственная, кто как-то негативно отреагировал. Я просто села и сказала правду: никто и никогда не отнимет у вас маму. Кто бы и что бы в жизни мамы ни появилось, вы — все равно самое главное, и всегда так будет. Ведь в моих отношениях с детьми ничего не изменилось. Даже наоборот — у нас появились новые возможности. Например, прежде мы никогда не ездили вместе отдыхать. А теперь регулярно совершаем совместные вояжи.
     — У Иосифа есть свои дети от предыдущих браков. Как складываются отношения ваших семей?
     — На двоих у нас шестеро детей. Мы вместе отмечаем дни рождения, дети друг к другу очень трепетно относятся. Особенно старший сын Пригожина — Дима, которому в апреле будет 18 лет. Он подружились с моим Артемом. Недавно собирались за границу, так Дима сказал: “Если Тема поедет, то я тоже”.
     — Говорят, что мужчина, когда любит женщину, может и ее детей полюбить как своих. Это ваш случай?
     — Да. Пригожин точно любит. У него даже нет разделения на “твоих” и “моих”. Так сложилось, что Иосиф собственным детям, возможно, уделяет меньше времени, но не внимания. Но в этом нет его вины, просто они живут со своими мамами, у них своя жизнь. При этом Иосиф делает для них все, что должен делать, — помогает материально, и проблемы решает, и просто так каждый день звонит узнать, как дела.

* * *

     — Вы на отечественной эстраде — эталон здорового образа жизни. Младшее поколение тоже занимается йогой и правильно питается?
     — Если бы! Я у нас в семье одна такая.
     — Пьют, значит, колу и закусывают гамбургерами?
     — Ну, на отдыхе я могу разрешить им сходить в американскую забегаловку. Праздник устраиваю. Сама-то я на дух эти гамбургеры не переношу, могу только картошку попробовать. Они смеются надо мной, берут фотоаппарат в руки: “Ой, никогда не видели, как мама ест жареную картошку, надо запечатлеть этот момент для истории!”
     — Многие известные мамы демонстрируют своих малышей, возят везде, устраивают публичные дни рождения с прессой. А вы?
     — Не понимаю такого. День рождения ребенка — это детский праздник, а не выставка. Мои, если честно, не любят публичных мероприятий, не любят фотографироваться. Особенно Тема. Ни на одной фотографии, по-моему, у него нет доброжелательного выражения лица, потому что все его существо протестует. Более того, даже когда случайно мы идем куда-то вместе и там оказываются фотографы, дети могут повернуться ко мне и сказать: “Ты нас специально привела, чтобы нас фотографировали!” Я даже обижаюсь немного — я же просто хотела с ними время провести.
     — Чем дети могут порадовать строгую маму Валерию?
     — Некоторое время назад Сеня простудился. Две недели не ходил в школу. При этом мы все равно делали уроки, занимались музыкой — учительница приходила домой. Арсений, как это ни странно, не шел на поводу у болезни и, как только стал чувствовать себя чуть лучше, стал активно заниматься. А в первый же день возвращения в школу принес сразу три “пятерки” по сольфеджио. Преподаватель по фортепиано позвонила и стала хвалить: вот, мол, какой молодец, два этюда и сонату уже наизусть сыграл! В этот момент я испытала всепоглощающую гордость за своего сына.



Партнеры