Рейдеры впервые дошли до суда

Захватчиков пока можно обвинять только в мошенничестве

16 марта 2007 в 00:00, просмотров: 397
  Дело о рейдерском захвате впервые рассматривается в Москве. В Хамовническом суде столицы начался процесс над организованной группой, захватившей имущество НИИ эластоматериалов — комплекс зданий, стоимость которых превышает 1 млрд рублей. Почему оно стало уникальным в своем роде, разбирался “МК”.
     
     На скамье подсудимых оказалась группа рейдеров — Анна Казаринова, Юрий Городничев, Александр Комиссаров, Павел Фокин и Михаил Резниченко. Еще один фигурант дела — организатор группы Николай Нестеренко — в настоящее время скрывается в Бельгии. Всем им предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. По данным следствия, в 2003—2004 гг. участниками группы были подделаны документы о смене собственника и руководителя предприятия, которые они представили в Мосрегистрацию и налоговую инспекцию. Кроме того, ими были сфальсифицированы доказательства по гражданским делам, рассматриваемым в московских судах. В отдельное производство выделено дело о хищении контрольного пакета акций предприятия. Подсудимыми были подделаны договоры купли-продажи акций НИИ, что позволило им похитить контрольный пакет — более 173 тыс. акций.
     Примечательно, что это дело единственное из сотен подобных, которое дошло до суда. Пик рейдерских захватов пришелся в Москве на начало 2000-х. Отъему подвергались чаще всего промышленные и научные учреждения Москвы, а позже особый интерес рейдеров к научно-исследовательским и проектным организациям устоялся. Однако захватчики вовсе не интересовались научными изысканиями — их целью становились всего лишь земли, принадлежащие НИИ, на которых впоследствии планировалось возвести дорогостоящие торговые и офисные центры, жилую “элитку”.
     В конце 90-х — начале 2000-х чаще всего рейдерами применялся захват собственности через фиктивные банкротства — прежний закон позволял делать это легко и эффективно. С изменением законодательства в 2002 году этот процесс заметно усложнился, и захваты стали осуществляться в основном через завладение акциями.
     Почему же дела о захватах не попадают в суды? В Уголовном кодексе нет статьи, наказывающей за рейдерство. По мнению некоторых экспертов, в нем нет необходимости, поскольку действия, сопровождающие захваты, — мошенничества, фальсификации и пр., сами по себе являются уголовно наказуемыми.
     Но есть и те, кто считает, что без изменения в законодательстве борьба с рейдерами не будет эффективной. Управление правительства Москвы по экономической безопасности города еще в 2004 году предложило внести более 40 поправок в законодательство. По словам начальника управления Александра Корсака, этой весной они наконец будут рассмотрены депутатами.
     Правительство Москвы в настоящее время готовит антирейдерский закон, а на совещании мэра с представителями силовых структур было решено создать специальное госучреждение — аналитический центр защиты предпринимательства.
     По данным УБЭП, количество рейдерских захватов в столице пошло на снижение. В основном по причине их предупреждения. После обращения в УБЭП о готовящемся недружественном захвате информация об этом направляется прокурору Москвы и начальнику ГУВД. Одновременно в налоговую, Мосрегистрацию, Арбитражный суд и Федеральную службу судебных приставов направляются письма с предписанием проверять документы на подлинность в случае обращения для переоформления конкретного предприятия.
     Помимо Управления правительства Москвы по экономической безопасности еще три организации занимаются противодействием рейдерству. Это Департамент экономической безопасности при Торгово-промышленной палате России и такой же при ТПП Москвы. Однако сложность борьбы с этим явлением состоит в том, что не всегда возможно увидеть разницу между корпоративным конфликтом и криминальным захватом. А потому и необходим закон, позволяющий четко проводить эту грань и вовремя подключать к конфликту “компетентные органы”.




Партнеры