Час “Волкодава”

Александр Бухаров: “Все мои шрамы — настоящие”

17 марта 2007 в 00:00, просмотров: 233
  С исполнителем главных ролей в фильмах “Волкодав из рода Серых Псов” и “Слуга государев” Александром Бухаровым мы договорились встретиться в ресторане на Тишинке. Вернее, не договорились, а его агент мне назвал адрес ресторана. И попросил не опаздывать, ибо у актера много дел.
     — Не обижайтесь, — уже при встрече сказал Саша. — Просто у меня сложное отношение с вашим братом журналистом. Однажды перед выходом на экраны “Волкодава” мне пришлось давать интервью ровно восемь часов...
     
     — Значит, не любите интервью давать, да?
     
— Смущает, что задаются однотипные вопросы. Что никто из ваших коллег не интересуется моими родителями. А ведь это очень важно! Все, что есть во мне настоящем, именно от родителей. От мамы — душа, от папы — мужской характер, такой стержень, что ли. Мои родители — простые люди. Мама работает в больнице, она медсестра. Папа — строитель.
     — Получается, любовь к актерству не от них?
     
— Нет, не от них. Хотя мама мне рассказывала, что когда-то очень давно она хотела стать актрисой. Но в силу разных причин не сложилось. Актерство в моей жизни появилось довольно случайно, если не сказать больше, и родители здесь совсем ни при чем. Знаете, у меня же детство было такое… веселое. Думаю, вы меня поймете. 90-е годы, Виктор Цой, “качалки” в подвалах, драки двор на двор, стенка на стенку, а то и между районами, велосипедные цепи, кастеты...
     — А школа куда смотрела?
     
— Какая школа, о чем вы? Мы с моим товарищем закончили восьмой класс, прикинули варианты и поняли, что в девятом нам делать нечего. То есть взять-то нас туда, может, и возьмут, но не более того. Как таковой учебы уже не будет. Вот и решили идти учиться в другое какое-нибудь место, получить рабочую специальность. Сейчас уже не помню почему, но очень нам захотелось выучиться на плиточников-установщиков. Что-то такого плана. Почему именно плиточниками мы решили стать, хоть убейте, не помню. Короче, узнали, в каком именно ПТУ их готовят, но вступительных экзаменов нужно было ждать неделю. И вот идем по городу и видим — идет набор в наше Иркутское театральное училище. Ну мы зашли и попробовали. Как именно у нас это получилось — опять же не знаю. Я сильно картавил. Когда читал какой-то монолог на творческом конкурсе, весь зал за животы от смеха держался. Думали, наверное, что новый комик пришел.
     — Но поступили ведь.
     
— Не просто поступил, а окончил с красным дипломом. Знаете, я вдруг как-то неожиданно сам для себя втянулся в учебный процесс. Вдруг понял, что кроме бокса и “качалки” есть что-то еще, не менее интересное. Оказалось, что можно не силой доказывать свою правоту, а убеждать человека на словах.
     — У вашего товарища, с кем вместе поступали, как актерская судьба сложилась?
     
(После паузы):
     — Она у него никак не сложилась. Он погиб спустя два года. Его зарезали... А я, получив диплом, решил перебираться в Москву. Тоже, конечно, авантюра. У меня еще один приятель в то время уже был в Москве, учился во ВГИКе, Володя Капустин. Помню, я пришел домой, подошел к отцу, мы покурили на балконе. “Папа, — говорю, — мне надо в Москву лететь, поступать во ВГИК. Дашь мне денег на самолет?”. Папа, конечно, удивился. Мы как-то не обсуждали никогда, что я после училища буду делать. “Ты уверен, что тебе это действительно надо? — спрашивает. — Денег у нас, сам знаешь, не очень много. Но раз ты решил — что ж, лети”. И купил я билет на деньги, отложенные на черный день, и полетел, сам не зная куда. Я же Москву вообще не знал. Боялся страшно этого города. Долгое время, даже когда учился, боялся куда-то выезжать. Существовал по одному маршруту: общежитие — ВГИК — общежитие. Кстати, тоже смешно получилось. Я прямо из аэропорта приехал к своему другу Вовке в общежитие. Вот, говорю, хочу поступать. Володя на меня глаза вытаращил: “Ты знаешь, который сейчас час? Через двадцать минут заканчивается прием!”. У меня с собой был один парадный костюм, я быстро переоделся, даже отгладить его времени не было, и мы побежали в приемную комиссию. Надо рассказывать, что из этого вышло?
     — Не надо. Результат сидит передо мной. Лучше расскажите, как в Москве жилось на одну стипендию.
     
— Так и жилось. Ровно на одну стипендию. Родители иногда присылали что-нибудь из продуктов, какие-то деньги даже, если была возможность. Однажды Евгений Киндинов, наш мастер, зная, как мы живем, подарил целый мешок риса. Короче, жили как-то. Как все студенты. Выпивали, конечно. Молодые здоровые ребята — как тут не выпивать?! Бывало, устраивали “торжества” на целую неделю, срывали занятия, репетиции. Я знаю, собирались наши педагоги, решали, что с нами делать. Наверное, даже вопросы об отчислении ставились. Но один наш педагог, мне рассказывали, решил: “Оставьте их в покое. Протрезвеют, сами придут”. Собственно, так оно все и вышло.
     — Просто в одном из интервью вы недавно сказали, что в плане алкоголя годы уже не те. Проблемы со здоровьем?
     
— Да ну?! Правда, я так сказал? Нет, со здоровьем все хорошо. Просто во времена студенческие на такие вещи как-то проще смотрелось. Сейчас у меня семья, я за нее отвечаю. Плюс много работы. Просто не могу себе позволить загулять так, как раньше. Сорвать съемку или репетицию. Тут дело не только в моей ответственности. Вот представьте себе, что собралась группа, почти сто человек, а исполнитель главной роли, извините, лыка не вяжет. Как мне потом людям в глаза смотреть?.. А так я, конечно, против водки ничего не имею. Люблю собраться с друзьями у себя на кухне или за городом шашлык пожарить. Здорово!
     — Вы упомянули Евгения Киндинова. Как он оценил вашу работу в “Волкодаве”?
     
— Не знаю, если честно. Мы давно не общались. Очень давно. Как-то жизнь, что ли, развела. Нет, можно найти всяческие отговорки — что поменялись телефоны, что было много работы и совершенно не нашлось времени позвонить. А в конечном итоге это целиком моя вина, что мы не общаемся.
     — А вы “Волкодава” сколько раз смотрели?
     
— Целых три. На пресс-конференции, посвященной выходу фильма, на премьере и во время новогодних праздников. Числа, по-моему, 3 января я дошел до кинотеатра, купил билет рублей за триста и сел в зале смотреть фильм как обычный зритель. Нет, конечно, в шарф замотался, кепочку на глаза натянул. Возле меня сидела большая компания, похмельная такая еще с праздников, наверное. Понравилось, что они шумели сначала, дурачились, смеялись, а потом вдруг неожиданно замолчали и стали внимательно смотреть.
     — Вас, наверное, часто спрашивали, что особенно запомнилось на съемках?
     
— Сложно было работать на высоте. У меня просто с высотой как-то отношения не складываются. Не то что уж я панически ее боюсь, но в целом есть такой момент. В некоторых сценах меня дублировал каскадер.
     — Я смотрю, вам везет по жизни. Случайно поступили, случайно успели, случайно получили главную роль…
     
— Это не везение. Это маленькие чудеса, как я их называю. Смотрите сами: шел мимо театрального училища, закончил его с красным дипломом. Разве не чудо? Или то, что я во ВГИК на экзамен вошел практически последний и все равно поступил. Коля Лебедев снимал меня в “Звезде” в эпизоде, я играл разведчика Марченко, но эпизод улетел в корзину при монтаже. Спустя время Лебедев вспомнил про меня, про этот эпизод и предложил главную роль в “Волкодаве”. Опять же чудо!
     — Случайно в казино не играете? С такими чудесами-то по жизни?
     
— Эх... Было время, грешен. Играл, и довольно много. Проигрывал, конечно. Однажды проиграл вообще все. Все, что у меня было. Все деньги. Помню, сидел в казино, пошла игра. Но вдруг — бац! — за какой-то час я проигрался в пух и прах. Еще деньги дома оставались. Я за ними съездил — думал, отыграюсь. Нет, не случилось. Вернулся домой и, наверное, дня три вообще никуда не выходил. Мне так плохо было... До тошноты даже. Сейчас вообще не хожу в казино.
     — Я прочитал в одной из газет, что в театре во время какого-то пиршества вы поскользнулись на закуске и разбили голову…
     
— Хм… Да, помню ту заметку. Сильно удивлялся, откуда ваши коллеги узнали про этот факт моей биографии. Вы все правильно поняли — там, конечно, не в закуске было дело. Но я на эту тему не хочу говорить, извините. Вот у меня шрам остался, он сам за себя говорит.
     — Кстати, в Интернете все обсуждают: настоящие у Волкодава шрамы или нет?
     
— И не один… Настоящие.
     — На гонорар с “Волкодава” вы себе купили какой-то навороченный ноутбук…
     
— Это у меня мечта такая была. Не могу сказать, что я большой поклонник технического прогресса, но ноутбук хотел в доме иметь. Я им не так часто пользуюсь. И если уж говорить об Интернете, то даже на сайтах, посвященных “Волкодаву”, я уже не говорю про свой собственный, бываю крайне редко.
     — Вы вроде бы машину еще собирались купить?
     
— Жене. Я сам к вождению прохладно отношусь, а супруга хочет машину, ей это нравится.
     — Опять же в одном из интервью вы сказали, что был момент, вы с женой почти год не виделись.
     
— Не год, конечно, а месяца три. Я как раз снимался в “Волкодаве”, у нас была заграничная киноэкспедиция. Дома я появиться не мог физически. Да и у Лены было много работы. Помню, она мне позвонила: “У меня пара дней свободных. Давай я к тебе прилечу?”. Ну… Одним словом, никуда Лена, конечно, не полетела. Мы работали с утра и до поздней ночи. Не было смысла лететь. Мы бы толком и не смогли пообщаться даже.
     — В вашей фильмографии указаны сериалы “Маросейка, 12”, “Дальнобойщики”. Но сколько я ни старался, так и не вспомнил, кого вы там играли.
     
— Вот именно. Я с самого начала был против, чтобы эти сериалы включали в мой послужной список. Никого я там практически не играл. Охранник, который стоит с краю, на заднем плане, это что — роль? Вот за “Волкодава” мне не стыдно ни капельки. А все, что было до него, — это просто несерьезно.
     — Когда коллеги по театру узнали, что вы утверждены на главную роль в большой проект, как среагировали?
     
— У нас в театре была какая-то вечеринка. Мне позвонил Коля Лебедев и сказал, что меня только что утвердили на роль. Вы мне не поверите, но были люди, которые заплакали от радости за меня. Не верите? Я пониманию, в это сложно поверить. Но это факт. Вообще, это отличительная черта нашего театра под руководством Армена Джигарханяна. У нас умеют радоваться успехам коллег. Я поэтому и не ищу работу в других театрах.
     — Недавно в прокат вышел ваш новый фильм “Слуга государев”…
     
— Как я уже говорил, очень боюсь, что начнут узнавать на улице. На “Волкодаве” у меня был сильный грим, а в “Слуге государевом” я весь фильм настоящий. Хорошая картина, рекомендую посмотреть, если не видели. Сюжет рассказывать не буду — это непрофессионально. Но мне понравилось участвовать в этом проекте, посчастливилось поработать с хорошими актерами.


Партнеры