Cуд решает, к какой матери послать ребенка

В Москве слушается скандальное дело об усыновлении

17 марта 2007 в 00:00, просмотров: 215
  Большинство родителей приемных детей с ужасом ждут, что когда-нибудь в их квартиру позвонят и незнакомая женщина по ту сторону двери скажет: “Отдайте мне моего ребенка”. Семье 3-летней Кати довелось пережить этот страшный момент. “Кукушка” не только разыскала свою дочь, но и обратилась в Останкинский суд с требованием вернуть малышку. “МК” узнал подробности необычного дела.
     Родную мать Катя потеряла сразу же после рождения. Легкомысленная Анна не особо дорожила детьми. Еще в 1993 году женщина родила первенца. Воспитывать малыша пришлось деду мальчика по отцовской линии. В 2001 году Анна снова стала матерью, но на этот раз отдала дочь государству. Так же она поступила и с другой дочкой в 2002-м. Потом многодетная мамаша бежала из родной Йошкар-Олы, где ее объявили в розыск за кражу, в Волоколамск. Здесь она в феврале 2004 года родила Катю.
     — Ребенка забирать не буду — сама в городе на птичьих правах, — заявила женщина медперсоналу горбольницы. — Паспорта нет. Жилья тоже. Отец ребенка, друг сердечный, — тоже приезжий человек. Зачем нам лишняя обуза?
     “Друг сердечный”, гастарбайтер из Татарстана, действительно имелся, навещал Анну, только на малышку даже не взглянул. А женщина попросту сбежала из больницы, бросив Катю на произвол судьбы.
     В два месяца девочка обрела новых родителей. Для интеллигентной семьи москвичей малышка стала светом в окошке. Муж — инженер, жена — педагог в музыкальной школе, обоим под 50. Семья была на грани развода, но девочка буквально спасла этот брак. Папа стал вкалывать на двух работах, чтобы малышка ни в чем не нуждалась. А мама все свободное время посвятила ребенку. У Кати было плоскостопие и небольшие трудности с дыханием, приходилось много времени тратить на врачей. Любовь и забота сделали свое дело. В годовалом возрасте девочка уже ничем не отличалась от своих благополучных сверстников.
     Весь первый год приемные родители были в напряжении. Как же не волноваться? Перед исчезновением родная мать Кати не подписала документов на отказ от ребенка. Это значит, что сразу усыновить девочку москвичи не смогли. По закону ее разрешалось только взять под опеку. Биологическая мамаша могла в любой момент вмешаться в воспитание дочери.
     Наконец в начале 2005 года приемным родителям разрешили удочерить девочку. И тут — как черт из табакерки — нарисовалась официальная мама Катеньки.
     — Анна пришла ко мне, когда до вступления в законную силу решения суда об удочерении осталось несколько дней, — вспоминает сотрудница отдела опеки районной управы “Ростокино” Лариса Титова.
     Затем Анна отправилась с заявлением в Останкинскую межрайонную прокуратуру. Мол, ее дочь отдали чужим людям незаконно.
     Какая сила побудила Анну внезапно вспомнить об одном из своих брошенных детей? Раскаяние? Зов крови? Причина оказалась намного банальнее. За время, пока Катю воспитывали приемные родители, мать девочки успела устроить свою судьбу. Вышла замуж за своего сожителя, в январе 2005 года родила сына. И вдруг родители мужа случайно узнали, что чета бросила первого ребенка на произвол судьбы. Гнев стариков был страшен. Непутевого сына обещали лишить наследства, если он не вернет внучку.
     И женщина ринулась в бой, написала заявление в суд. Каким-то способом Анна узнала все данные усыновителей и зачастила к ним домой. На супругов посыпались угрозы, одна нелепее другой.
     “Жить она может у вас, но пусть называет вас тетей и дядей”.
     “Вы должны мне 50 тысяч долларов за ребенка”.
     “Дочка подрастет, и я ей расскажу, кто ее родные родители”.
     “Вы ее прописали у себя в квартире, а потом я буду здесь жить”.
     К судебному заседанию Анна подготовилась основательно. “Выглядела она очень хорошо. Подстриженная, покрашенная, в добротном пальто”, — вспоминают в суде.
     Впрочем, материнские чувства у Анны просыпались почему-то очень избирательно. На вопрос о судьбе других детей женщина заявила, что они для нее умерли. Мол, теперь у нее новая семья.
     Кроме того, истица заявила, что в случае развода снова оставит Катю — якобы по татарским традициям при распаде семьи детей воспитывает муж.
     Тем не менее суд отказал биологической матери и разрешил опекунам удочерение девочки. Впрочем, семья Кати не сможет в ближайшее время поменять ей документы. Приговор был обжалован, и теперь точку в споре биологической матери и приемных родителей должен поставить Мосгорсуд.


    Партнеры