Сколько стоит смерть

Россия может стать самой опасной страной для горняков

21 марта 2007 в 00:00, просмотров: 600
  ЦИФРА ДНЯ
     1 погибший шахтер на 2 млн. 785 тысяч добытых тонн угля — такова российская статистика. В Китае этот показатель — 1 погибший на 714 тысяч тонн.
     
     Катастрофа на “Ульяновской” в очередной раз поневоле заставила обратить внимание на состояние угольной отрасли в России. Это тем более важно, что доля угля в топливно-энергетическом балансе страны в ближайшие годы, согласно принятой правительственной программе, будет только увеличиваться.
     Так, например, в прошлом году в России было добыто 309,2 млн. тонн угля, а к 2020 году этот показатель должен вырасти до 445 млн. тонн. Но так уж обстоят дела, что в каждой добытой тонне этого сырья есть капли человеческой крови. Так, например, в 2005 году (более свежие официальные данные отсутствуют) в результате 27 аварий на шахтах в России погибло 107 горняков. Каково сравнивать это, например, с Польшей, где за тот же 2005-й количество смертельных травм в отрасли составило всего 15 человек. А с войной на Ближнем Востоке? В том же году в ходе боев армия США потеряла в Ираке 844 военнослужащих!
     Получается, что нынешняя авария на “Ульяновской”, по статистике, уже выбрала почти весь годовой лимит на смертельный травматизм в отрасли. Но это только по статистике, которая всегда терпит поражение в столкновении с реальностью. Хотя бы по той причине, что добыча угля постоянно только наращивается, а степень изношенности оборудования в горно-добывающих отраслях лишь увеличивается: по данным экспертов, в угольной она еще несколько лет тому назад достигала 70—80%.
     И если не предпринимать в ближайшее же время кардинальных мер по техническому переоснащению шахт, то количество смертей будет только увеличиваться. Но, кроме государства, никто не сможет указать нынешним хозяевам всяких ОАО и ЗАО, владеющих шахтами, на недопустимость нынешней ситуации. Разработав жесткие нормы безопасности, которые должны исполняться вне зависимости от формы собственности, и настояв на их обязательности. Иначе к 2020 году мы точно догоним Китай. Только не по ВВП, а по смертности горняков…
      Александр СЕРГЕЕВ, председатель правления Независимого профсоюза горняков России:
     — Мы, конечно, находимся не на уровне Китая, но при этом отстаем от США лет на 25. В Америке уже очень давно делают предварительную дегазацию метана с поверхности. Которая как раз и позволяет снизить выбросы и предотвратить взрывы метана. В результате они добывают до 1 млрд. тонн угля в год, а когда последний раз у них случалась авария, никто и не вспомнит. Нашим шахтам просто необходима такая предварительная дегазация с поверхности с применением вакуумных насосов, которые бы выкачивали метан как с угольного пласта, так и с отработанного пространства.
     Вторая причина — это система оплаты труда наших шахтеров. Во всех цивилизованных странах она повременная. У нас — сдельная. Получается, если шахтер не выполнил план (причем он может это сделать не по своей вине, а, к примеру, из-за сложных горно-геологических условий, в том числе из-за повышенного содержания метана), он получит меньше. А значит, вынужден рисковать и иногда нарушать технику безопасности. Для справки: в подписанном Росуглепрофом на 2007 год отраслевом соглашении для шахтеров установлена месячная тарифная ставка в 3800 рублей. Средняя зарплата шахтера — около 15 тысяч рублей (по нашим расчетам, социальный минимум горняка должен быть не меньше 20 тысяч).
     Не хочу обвинять погибших людей: они просто пришли в забой и стали работать в тех условиях, которые есть. Собственники шахт должны чаще задумываться о технике безопасности, а структуру оплаты труда нужно менять хотя бы на соотношение 2/3: постоянная составляющая — не менее 20 тысяч рублей, а 1/3 — сдельная часть.
     Александр ГРИШИН, Юлия ШЕСТОПЕРОВА.



Партнеры