Вот сток — дело тонкое

Москвичи занимаются свальным грехом в канализации

22 марта 2007 в 00:00, просмотров: 504
   Стиральная машинка — раз, коляска детская — два, раковина и шины автомобильные — три... Все это — б/у, зато даром. Где приобрести сие добро? Между улицей Смольной и Валдайским проездом. Там проходит водосточный коллектор, и в одном из смотровых колодцев окрестные жители устроили свалку. “Даже крышку люка украли”, — добавляет начальник аварийной службы МРЭУ-2 ГУП “Мосводосток” Виталий Булыгин.
     Что скрывается в недрах ливневой канализации? Почему рабочие “Мосводостока” знают, где орудуют карманники? Ответы на эти и другие вопросы “МК” искал вместе с бригадой аварийной службы на улицах столицы.

     
     Конец февраля — середина марта — самый хлопотный сезон. В это время потоки воды штурмуют дождеприемные решетки. Правда, если решетка доверху забита полиэтиленовыми пакетами, пластиковыми бутылками, листвой и песком, то вода остается на поверхности.
     — Особое внимание уделяем пониженным местам. В СЗАО, например, это Ленинградский, Волоколамский и Беговой тоннели, — говорит г-н Булыгин. — Сегодня мы практически на 100% очистили эти места от бытового мусора.
     Под контролем Виталия Булыгина находится пол-Москвы: САО, СЗАО, ЗАО, ЦАО и Зеленоград. За остальную территорию отвечают коллеги из МРЭУ-1. Настоящая мигрень для слесарей “Мосводостока” — дождеприемные решетки у станций метро. Возле Тушинского вещевого рынка решетка чистится строго раз в две недели, иначе пластиковые бутылки и сигаретные пачки начнут выпирать из-под железных прутьев. Дождеприемники — просто находка для продавцов и дворников. Первые, к примеру, у метро “Войковская” повадились сливать в сточные трубы жир, оставшийся после приготовления кур гриль. А вторые в борьбе за чистый город весь мусор сметают аккурат в железные щелочки.
     — Я сам таких за руку ловил на улице Хорошевской, 43, — рассказывает замначальника аварийной службы МРЭУ-2 Андрей Калашников. — Смотрю, метет всю грязь прямо в решетку, я кричу: “Ты чего творишь?!” — а он делает вид, что не понимает...
     В итоге Андрей Геннадьевич сдал умельца экомилиции. Но что толку, если таких дворников в столице тысячи?
     — За поворотом налево! — командует водителю редакционной машины г-н Калашников. — Сейчас увидите, как слесаря прочищают решетки. А вон и наша техника стоит.
     Выруливаем на улицу Свободы, проезжаем мимо дорожного знака “Ремонтные работы”, останавливаемся у огромного желтого “КамАЗа” — каналоочистительной машины. Работа уже кипит, паренек в спецовке “пылесосит” лоток решетки с помощью большого шланга. Ил, сгнившая листва, куски асфальта всасываются в бочку “КамАЗа”. Вторая машина промывает трубы — вода пускается под давлением 150 атмосфер по шлангу, который ползет от лотка решетки до смотрового колодца (метров 10—15). Затем снова включается “пылесос”, и тот мусор, который агрегат не засосал, поднимается на поверхность вручную.
     — Именно в этой решетке я боевые патроны от пистолета находил, — говорит Андрей Геннадьевич. — Наверное, гаишники машину остановили, а ребята от лишнего груза решили избавиться.
     Но это еще что. Вот пустые кошельки, которые рабочие десятками находят в дождеприемниках, куда интереснее. По словам г-на Калашникова, решетки у станций “Петровско-Разумовская”, “Черкизовская” буквально забиты кошельками, паспортами, водительскими правами…
     — Щипачи как раз около рынков промышляют. Человека ограбили, кошелек распотрошили — и в решетку, — поясняет он. — А мы только успеваем найденные паспорта и права милиционерам сдавать.
     А летом из дождеприемников и часы, и кольца, и браслеты выуживают. Был случай, когда девушка у метро “Дмитровская” дорогой телефон случайно в решетку уронила. Позвонила в аварийную службу МРЭУ-2 и попросила рабочих приехать. Пригнали технику, открыли решетку и достали сотовый. В благодарность девушка ребятам пива купила.
     Что касается основной работы аварийной бригады, то в этом году, по словам слесарей, снег сошел быстро, поэтому серьезных подтоплений не было. Но и здесь есть “ахиллесова пята” — вода часто скапливается в старых районах, во дворах. Почему?
     — Проблема в том, что на ствол водостока во дворах сажают деревья. Коммуникации хоть и глубоко (2,5 м под землей), но корни разрастаются и пробивают трубы, — поясняет г-н Булыгин.
     Со временем на корнях оседает мусор, и вода практически не проходит. Кстати, дерево в таких случаях не спиливают — с помощью спецтехники подрубают корни. Но гораздо чаще рабочим приходится воевать не с зелеными насаждениями, а с москвичами.
     — Идут мама и ребенок, едят мороженое. Смотришь — женщина упаковку на асфальт бросила. И ребенок следом за ней. А замечание сделаешь — пошлет куда подальше, — сокрушается г-н Калашников.
     — У нас ведь где едят и пьют, там же и мусорят, — поддерживает своего зама Виталий Анатольевич.
     По официальным данным ГУП “Мосводосток”, каждый год из-под земли извлекают 40—60 тыс. тонн осадка и мусора. Вот и думай после этого, чего же все-таки не хватает горожанам: мусорных баков или хорошего воспитания?
     
     СПРАВКА "МК"
     В Москве 103 тыс. дождеприемных решеток и больше 140 тыс. смотровых колодцев. Протяженность всех коммуникаций ГУП “Мосводосток” — свыше 6 тыс. км.


Партнеры