Ты фантаст, и я фантаст

Ник Перумов спокоен за отечественное фэнтези

29 марта 2007 в 00:00, просмотров: 430
  “Роскон-2007” — это крупнейший слет российских и не только российских писателей-фантастов. Три дня гудел подмосковный дом отдыха, и простым отдыхающим удалось лицезреть таких личностей, что надолго запомнятся. Среди них и Ник Перумов, и Сергей Лукьяненко, и Ольга Славникова, и многие другие легенды русской литературы. По этим трем дням, как по трем ступеням, фантастика пересчитала все свои косточки.
     
     Это седьмой по счету “Роскон”. В 2003-м сюда приезжал даже Кир Булычев… Сейчас здесь несколько сотен не слишком известных писателей, сильно озабоченных проблемой поиска издателя, читателя и денег. Точкой икс всего конвента стал “круглый стол”, где спорили Ольга Славникова (лауреат премии “Букер”, координатор премии “Дебют” и вообще писатель, который знает механизмы писательско-издательского дела), Дмитрий Быков (мастер на все руки, успевший наследить в жанре реализма, поэзии, документалистики и, конечно, фантастики) и другие. Искали место фантастики по отношению к “мейнстриму” — потоку “высокой” литературы. Дмитрий Быков помолчал-помолчал, да и послал весь реализм “туда, где ему давно пора бы быть”. Назвал его отвратительным, ползучим и удушливым. А утонченная, с умными печальными глазами Славникова заявила ему вслед, что он, мягко говоря, не прав.
     — Не все любят фантастику. А можно ли убедить читателей, что фантастика — литература серьезная?
     — Конечно, можно! Потому что она таковой является.
     Но потом Славникова призналась, что любит только фантастику, выходящую за рамки самой себя:
     — В фантастике есть определенное количество схем, положений, ситуаций. Только и интересно то, что выходит за эти пределы. Это задача писателя — делать то, чего раньше не было.
     Мастер-классы Вадима Панова, Сергея Лукьяненко, Ника Перумова — это семинары для молодых фантастов. У Перумова разобрали больше десяти рассказов. Перед банкетом он побеседовал с “МК”.
     — Русская фантастика жива и живее всех живых. Новые авторы, новые лица, больше книг. Литература для того, чтобы ее читали, отвоевывает позиции у литературы, которая пишется для того, чтобы ее не читали.
     — Это какая?
     — Это литература, которая именует себя высокой и настоящей. Которая закапсулировалась в себе и утратила связь с живой жизнью.
     — Писатели-фантасты — люди особенные? Не такие, как все?
     — Да. Если ты вертишься в кругу бутиков, супермаркетов и прочих ашанов, очень трудно открыть горизонты. Нужно быть человеком не от мира сего. Не презирать материальные блага, быть монахом, аскетом — нет. Но не увязать в рутине повседневности, быть выше, поднимать глаза и видеть даже не только деревья, но и над деревьями небо.
     — Помните, в прошлом году на книжной ярмарке к вам была такая толпа народу… Не напугала вас эта многочисленная слава?
     — Я боялся за людей, что они друг друга потопчут. Это же была презентация книги, на нее всегда сбегается народ. Я часто встречался с читателями в Москве, в Санкт-Петербурге, мы снимали зал, и мы спокойно беседовали по 3—4 часа. Я пишу для людей, не для того, чтобы меня не забыли после смерти — мне плевать, что со мной будет после смерти.
     — А что вообще такое фантастика?
     — Просто литературный прием, обычные люди в необычных обстоятельствах. Просто мы создаем условия, в которых та или иная грань человеческого характера проявлена наиболее ярко. Всюду во главе угла человек.
     На “Росконе” космонавт Георгий Гречко рассуждал о химическом топливе для межпланетных полетов, а полет на Марс связал с проблемой бедности на нашей грешной. Гость “Роскона” Майкл Суэнвик со сцены признался, что он лучший американский фантаст, и учил молодых писателей правильно посылать рукописи в издательство. На семинаре по оружию обнажали и мечи, и ошибки в описании сражений — даже показывали правила боя на мечах. А под финал назвали Ника Перумова “фантастом года”, вручили премии Олегу Дивову, Дмитрию Громову и Олегу Ладыженскому. И спели частушки: “Мы с приятелем вдвоем были на “Росконе”, он фантаст, и я фантаст, пили, словно кони. Мы с приятелем вдвоем в семинар попали — обалденный семинар, хорошо поспали”. В этой шутке есть доля шутки. Трезвым, кажется, был один только Ник Перумов.


Партнеры