Кто рисует на московских стенах?

Наивный вопрос

29 марта 2007 в 00:00, просмотров: 646
  В городе нас повсюду окружают стены. В этом его основное отличие от села. И, гуляя по столице, весьма уместно задаться вопросом: КТО РИСУЕТ НА МОСКОВСКИХ СТЕНАХ?
     
     Вопрос этот актуален и потому, что традиционно русские надписи постепенно, но неуклонно исчезают с улиц. Не так-то легко теперь отыскать сакраментальное слово из трех букв, бывшее обязательным для любого советского забора. Эдак мы докатимся до того, что на уроках москвоведения педагоги будут выводить детей на школьный двор и обучать рисованию старых букв о главном, приобщая к традиционному народному творчеству. А продвинутые школьники начнут смеяться в ответ, говорить, что это никому не интересно, а в доказательство чертить настенные полотна баллончиками с краской.
     В отличие от советской классики буйство нынешних настенных фантазий по Фрейду толковать трудно. Огромные, наползающие друг на друга буквы, ломаные линии и яркие пятна заставляют думать, что их авторы одержимы очень затейливыми сексуальными влечениями. Чем-то вроде желания заняться любовью с гигантским кальмаром в оркестровой яме Большого театра.
     Впрочем, если взглянуть непредвзято, то легко заметить, что персонажи граффити — рыцари, звездные воины, мутанты и пропущенные через кузнечный пресс клоны певца Тимати — мало чем отличаются от тех, которыми украшает тетради и парты любой склонный к рисованию школьник. Но только последнее не интересует никого, кроме учительниц. А граффити, как скажет вам любой продвинутый искусствовед, есть “перспективное направление городского искусства”, “уникальная стилистическая концепция” и “единственная адекватная форма самовыражения творца в современном обществе”. Иными словами, наконец-то Москва доросла до Нью-Йорка, Парижа и Лондона!
     За иноземные столицы говорить не станем. Заметим только, что аэрозольные полотна на наших стенах-заборах схожи с постерами в общаге: яркая картинка лишь подчеркивает обшарпанность обоев и пятна на потолке. Серость столичных стен никакое граффити не скроет.
     Да, наверное, есть на свете великие художники в стиле граффити. Но большинству московских “настенников” не до творческих поисков. Они озабочены гораздо более важными проблемами. Судя по Интернету, говорят они все больше о том, как какой-нибудь GURU#1 ушел из группы “GZ-45” в клан “Default”, а “легендарный” коллектив уличных художников “WOODOO-BOODOO” распался. Но если перевести эти масонские хроники на русский язык, то окажется всего-навсего, что какой-нибудь Лешка 15 лет от роду дружит теперь не с Саньком, а с Витькой и Колькой. А Макс, Антон и Мишка перестали общаться. И переход из одной арт-группировки в другую означает, что “современный городской художник” теперь малюет на стенах не человечков, а елочки. Чаще же просто заливает краской раз и навсегда сделанный шаблон. Его “адекватная форма самовыражения” сводится к тому, чтобы побольше этих елочек рассадить по району. Чем и гордится.
     Но боже упаси вас заявить об этом в открытую, даже в Интернете. Сразу заклеймят как врага молодежи. Или заметят, что пусть лучше дети самоутверждаются на стенах, чем лезут по ночам в метродепо и заливают из тех же баллончиков вагоны.
     Такое развлечение зовется у граффитчиков бомбингом и уже чуть ли не официально признается экстремальным видом спорта. Но если фестивали бомбинга, на счастье работников метро, в Москве пока не проводятся, то граффитчикам то в одном, то в другом районе власти отдают на растерзание стены, отрабатывая очередное “мероприятие в области детской-юношеской политики”.
     И несчастный чиновник из управы, который очень нелепо смотрится в костюме на кислотном фоне рисунков, вынужден, улыбаясь, вручать награды лучшим рисовальщикам, одновременно подсчитывая в уме последующие траты на штукатурку и маляров.


Партнеры