Мальчики для битья

В этот призыв число самоубийств в армии может вырасти на четверть

30 марта 2007 в 00:00, просмотров: 758
  Весенний призыв в этом году — особенный. Ребята, которые призовутся в ближайшие три месяца, будут служить не два года, а полтора.
     Полтора, безусловно, лучше, чем два, потому что на четверть короче. Но значит ли это, что нынешним новобранцам однозначно повезло? Ведь старшие товарищи, которые тянут лямку по два года, наверняка захотят отомстить им за такую ужасную несправедливость.
     Сегодня с помощью “МК” призывники узнают, как:

     •разоблачать нечистых на руку военкомов;
     •не стать вечной жертвой “дедов”;
     •правильно наматывать портянки.

     
     Что ждет нынешних призывников в этом году? Следует ли ожидать беспрецедентного взлета дедовщины? Как могут противостоять ей призывники? Чем могут помочь родители? Предпринимает ли военное командование какие-то меры? “МК” попытался найти ответы на эти животрепещущие вопросы.

 Кого бьют и за что?

     Российская армия сегодня строится на том же принципе, что был актуален пятьдесят лет назад: кругом враги, нападения надо ждать в любую минуту, поэтому каждый взвод, рота, полк должны быть готовы в любой момент отправиться воевать.
     Что для этого нужно? Нужно, чтоб каждый взвод был боеспособен — чтоб в нем были не только молодые солдаты, но и опытные, обученные бойцы. Поэтому у нас никогда не бывает так, чтоб взвод состоял из рядовых одного призыва. В отличие от западных армий, где новобранцы начинают военную службу все вместе — с нуля, наши взводы состоят из военнослужащих четырех призывов.
     Во взводе три отделения, в отделении восемь военнослужащих — обычно по двое с каждого призыва, хотя бывает и по три, и по одному. Отделение вместе ест и спит, и представители старшего призыва имеют преимущественные права на младших — вроде как те прибыли к ним в услужение. Но и “деды” соседних отделений тоже могут помыкать ими в свое удовольствие, никаких ограничений здесь нет.
     Пережить первый год службы бывает тяжело всем. Унижение, мордобой, ночные издевательства — крайне редко кому удается этого избежать. Но стреляется и убегает из армии все-таки далеко не каждый.
     Военная прокуратура, командиры и их замы по воспитательной работе, а также пресс-службы войск обычно объясняют трагические “издержки” дедовщины неподготовленностью новобранцев к службе. Приходят маменькины сынки, хлюпики, не выдерживают требований, не могут вписаться в суровый мужской коллектив, постоять за себя, вот и бегут, и вешаются…
     Но есть и другая точка зрения. Командир роты, с которым мне удалось поговорить о дедовщине, когда рядом не было никакого начальства, обрисовал совершенно иную динамику.

Мнение ротного

     Все зависит от личностей “дедов”, к которым попадает молодой боец. “Деды” бывают разные. Как ни странно, но самыми ненасытными в плане издевательств обычно оказываются те, кого больше всего били и чморили в первый год службы. “К примеру, был у меня солдат Н., — рассказал ротный. — Первые полгода я его запирал у себя в каптерке, чтоб его не били. Воды не надо было, чтоб пол мыть, — так он слезы лил. Ведрами! А когда сам стал “дедом”, оказался вдруг лютой сволочью. Я глазам своим не верил. Неужели это тот самый чмыреныш, которого лупили все кому не лень?”
     В казарме существует иерархия. Следуя ей, все “деды” гоняют молодых. И чай прикажут подать, и носки постирать, и подзатыльником наградят. Но самодостаточные, уверенные в себе взрослые парни ведут себя в роли “дедов” совершенно не так, как подловатые, мелкие натуры.
     У них нет этой болезненной, садистской страсти бесконечно унижать младший призыв изысканными пытками, которые не прекращаются ни днем, ни ночью, так что выдержать их — практически невозможно.
     Такая страсть — удел людей недоразвитых. Они трусливы, безответственны, изворотливы. В первый год службы за это им здорово достается — и от старших, и от ровесников. Но как только они становятся “дедами”, вся их гниль выливается наружу.
     Обычно гнилые “деды” сразу цепляются к самому заметному из молодых — к высокому, сильному или к тому, у кого живые глаза, кто быстро соображает и не скрывает этого. Ему дается оскорбительный приказ. Тот не реагирует. Тогда “дед” идет на обострение и, как правило, нарывается на ответный удар.
     Все. Остальным “дедам” приходится вставать с коек, вести молодого в туалет и бить до потери пульса. Они прекрасно знают цену своему сослуживцу. Знают, что он гниль и провокатор. Но порядок есть порядок. “Деда” бить нельзя.
     Самое страшное, если к сильному, уважающему себя человеку накрепко привяжется в казарме такой вот гнилой “дед”. Или несколько гнилых — они любят сбиваться в компании.
     Именно в таких ситуациях военнослужащие кончают с собой, стреляют в сослуживцев или убегают из армии.
     Они отнюдь не хлюпики. Наоборот, это люди, имеющие чувство собственного достоинства. Они терпят. Но в отличие от гнилых сослуживцев у них есть предел, за которым невозможно терпеть.

Что делать родителям?

     Как должен вести себя военнослужащий по призыву, чтоб не стать излюбленной мишенью гнилого “деда” и не оказаться в безвыходной ситуации?
     Надежных рецептов нет. Но, конечно, нужно стараться не привлекать к себе внимания. Самое разумное — сразу сделать оловянные глаза, нацепить маску идиота и весь первый год молчать в тряпочку.
     Очень помогут родители, если придут к командиру части и предложат ему, к примеру, помощь в благоустройстве территории. Кстати, подкованные родители начинают “предлагать помощь” прямо в военкомате, чтоб сына оставили служить в Москве.
     С призывного пункта новобранцев обычно отправляют на три месяца в учебку. Это сравнительно спокойное время, поскольку в учебке нет “дедов”, так что родители могут расслабиться.
     Пройдя в учебке курс молодого бойца, солдат отбывает в свою часть, дабы влиться в ее дружный коллектив. Теперь родителям пора действовать. Надо как можно скорее ехать навещать сына, знакомиться с командирами и всем “предлагать помощь”. И обещать попозже подвезти еще.
     Такой заботливый подход почти стопроцентно обеспечивает солдату безбедную службу. Правда, для этого его родители должны хорошо зарабатывать. Впрочем, сыновья служба в армии в любом случае обойдется им недешево. Они должны быть готовы к тому, что сын начнет просить денег — причем немало. Но надо идти навстречу. Он просит не для себя, а для “дедов”, чтоб от них откупаться. Родительские сбережения, переданные “дедам”, сокращают количество ударов и повреждений, с которыми ребенок вернется из армии.
     Но если денег нет, а ситуация совсем уж невыносимая, родителям нужно все бросать и спешно забирать сына из части, поскольку зачастую от этого зависит его жизнь. Москвичам и жителям Подмосковья следует привезти сына домой, зафиксировать побои и в течение десяти дней заявить в военную прокуратуру. Прокурор сначала отправит солдата на сборный пункт (там не страшно, “дедов” нет). А после разбирательства его переведут в другую часть — уже не в ту, откуда он бежал.
     В Московском гарнизоне этот порядок свято соблюдается, но за другие города и веси ручаться нельзя. Там из военной прокуратуры беглеца запросто могут направить обратно в ту же часть, поэтому надо непременно везти его в столицу и “сдаваться” именно здесь.

* * *

     Принцип смешанного комплектования взводов военнослужащими разных призывов — незыблем. Никто не собирается его отменять ради того, чтоб создать нынешним призывникам “тепличные условия”. Но и каких-то радикальных мер, препятствующих дедовщине, в войсках также не вводится.
     К чему это приведет?
     Правозащитники считают, что уже к концу лета количество самоубийств и тяжких телесных повреждений в армии вырастет примерно на двадцать пять процентов — пропорционально сокращению срока службы.
     Прогноз, как пишут в медицинских справочниках, омрачающий.
     Впрочем, по логике нашего ротного, никакого всплеска не произойдет. Полтора года службы станут просто еще одним лозунгом “дедов”. Новой речевкой, которая будет произноситься по ходу измывательств как страшный упрек. А реально усилить избиения и прессинг “деды” не смогут. Ведь для этого нужны дополнительные силы и время, а где их взять, если “работа” с новобранцами и так уже идет денно и нощно?
     Усилить дедовщину невозможно, потому что для этого у старослужащих нет физических возможностей. Правозащитники, призывники-2007 и их родители могут спать спокойно. Хуже, чем было предыдущим призывам, им не будет. Потому что хуже — некуда.
     
     ЦИТАТА ДНЯ
     Заместитель начальника ГУВД Москвы Александр Мельников:
     — Согласно распоряжению начальника ГУВД Москвы доставлять уклонистов в призывные комиссии можно будет только по письменному представлению военного комиссара. При этом, если молодой человек откажется следовать за сотрудниками милиции, они не будут иметь права применять силу, а должны лишь зафиксировать факт отказа в рапорте.
     
     ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ
     Что взять с собой и как вести себя на сборном пункте
     Одежда. Абсолютно любая. Все равно переоденут в форму, а гражданскую должны переправить в ваш военкомат, откуда ее заберут родители.
     Необходимые мелочи. Зубная паста и щетка, бритвенные принадлежности, мыло в мыльнице, полотенце, пара носовых платков, расческа, ножницы. Иголки, черные, белые и зеленые нитки, кусок белой хлопчатой материи на подворотнички.
     Еда. Только что-нибудь непортящееся. Курящим надо позаботиться о сигаретах.
     Деньги. Возьмите немного — на карманные расходы.
     Мобильник. Пользоваться мобильными телефонами в армии в принципе запрещено. Приобретите дешевую модель и получше спрячьте.
     Стрижка. Лучше сами постригитесь очень коротко заранее — в армии, когда стригут, не церемонятся.
     Поведение. На сборном пункте постарайтесь “продать” себя подороже. Если есть специальность или спортивные достижения — заявите об этом. Будет шанс попасть служить в штаб, на командный пункт, в канцелярию, в столовую или спортроту. Старайтесь не напиваться на проводах — от ясности вашего ума может зависеть ваше распределение.
     
     ЦИФРЫ ПРИЗЫВА
     133,5 тыс. человек будут призваны в России с 1 апреля по 30 июня на военную службу.
     50% призванных имеют ограничения по состоянию здоровья, более 40% до призыва нигде не работали и не учились, каждый третий призывник не годен к военной службе по состоянию здоровья.
     2,6% уклонистов были осуждены в 2006 году. Всего от призыва прятались 11 936 человек. 77 человек уклонялись от альтернативной гражданской службы.
     51 человек, призванный московскими военкоматами в 2006 году, возвращен со сборного пункта. Из них с ограничениями по состоянию здоровья — 36 человек, имеющих отсрочки — 11, судимость — 3, не имеющие гражданства РФ — 1. Досрочно уволены с военной службы 54 военнослужащих, получивших заболевания до призыва. Из них 25 — с психоневрологическими заболеваниями.
     
     ЗНАЙ СВОИ ПРАВА
     Рекомендации работников прокуратуры
     — Если военкомат направляет вас на обследование в военный госпиталь.
     Ни обследование, ни освидетельствование призывников в госпитале проводиться не должны. При получении такого направления нужно обратиться с жалобой в свою (по территории) прокуратуру.
     — Если у вас вымогают взятку.
     Незамедлительно сообщить в подразделение Управления по борьбе с экономическими преступлениями (УБЭП) УВД вашего административного округа или в военную прокуратуру.
     — Если вас задержали на улице и отправили на призывной пункт.
     Немедленно звоните в военную прокуратуру. Дежурный передаст полученные сведения офицеру прокуратуры, который тут же вмешается. Если и вы, и прокуратура среагируете быстро — вы будете проходить медкомиссию в соответствии с законом.
     — Если вас незаконно отправили в войска.
     Все равно нужно обращаться в свою военную прокуратуру — пусть об этом сигнализируют родители. Правда, тут процедура несколько затянется, потому что приходится привлекать прокуроров по месту дислокации части.
     
     АНЕКДОТЫ ДНЯ
     — Здравствуйте! Вы дозвонились в военкомат! Если хотите служить в армии, наберите “звездочку”, если нет — “решетку”...
     
     В военкомате:
     — Молодой человек, вы хотите отдать долг родине?
     — Хочу. А сколько я должен?
     
     В военкомате на медкомиссии.
     — Фамилия!
     — Петров!
     — Подойди! Спусти трусы! Повернись! Нагнись! Годен!
     — Доктор, а вы в лицо мне не могли это сказать?
     
     — Алло, здравствуйте, это военкомат?
     — Да.
     — А вы добровольцев принимаете?
     — Да, конечно.
     — А вы можете за мной приехать?
     — Можем. А где вы находитесь?
     — В тюрьме.
     
     Военкомат. Призыв. Призывник заявляет:
     — Я в армию идти не могу!
     Военком:
     — Почему?
     — По убеждениям!
     — По каким еще убеждениям?
     — Я убежден, что мне там не понравится.
     
     Объявление: “Ищу парня. Возраст от 18 до 27 лет. Здорового. Без детей. Телосложение нормальное, рост приемлемый, цвет волос любой, цвет глаз тоже. Знак зодиака, семейное положение значения не имеют. Райвоенком”.
     
     Объявление в деканате: “Вниманию студентов! Изменились правила сдачи экзаменов. С этой сессии сдача экзаменов производится следующим образом:
     1-й раз — преподавателю;
     2-й раз — комиссии из преподавателей;
     3-й раз — комиссии из военкомата”.


    Партнеры