Какой скоро будет “скорая”

“МК” узнал новые стандарты для медицинских карет

31 марта 2007 в 00:00, просмотров: 1176
  Из-за поворота выскакивает автомобиль “скорой” и с визгом останавливается у подъезда. У тех, кто ждал его, прильнув лбом к холодному окну, невольно вырывается вздох облегчения. Наконец-то! Родственник больного спешит навстречу эскулапам. С этой минуты ему кажется, что все зависит от человека в белом халате и от наличия в его чемоданчике нужных медикаментов. Мало кто думает о том, что машина, стоящая у входа, тоже участвует в спасении. А ведь из символа “скорой помощи” она может запросто превратиться в орудие убийства.

Пирог без начинки

     Правда заключается в том, что в последние 10 лет качество автомобилей “скорой” стало сильно хромать. Завод RAF, в советское время выпускавший для страны знаменитые “рафики”, в одночасье стал иностранным. Единственным отечественным производителем остался УАЗ, но его “детища”, несмотря на проходимость вездехода, зачастую не выдерживали критики. А затем о качестве совсем забыли. Важнее стало количество. Бывшие предприятия военного комплекса переориентировали свое производство, и с их конвейеров начали сходить “неотложки” самой разной модификации. Однако рынок есть рынок. Некогда железные правила производителей стали для них необязательными, поэтому регионы начали получать неукомплектованные машины.
     Прекратить это безобразие можно было только одним способом — установить правила, единые для всех. Таким образом на свет появился национальный стандарт “Автомобили скорой медицинской помощи. Технические требования и методы испытаний”. Он вступает в силу с 1 января 2008 года.
     — Но с этими правилами до сих пор спорят многие производители, — констатирует заместитель генерального директора ВНИИ медицинской техники Дмитрий Невский. — Горьковский автозавод, например, не устраивает, что необходимо устанавливать в салон автомобиля дополнительный обогреватель. По мнению тамошних специалистов, машине вполне достаточно печки, работающей от двигателя.
     — Чем еще пренебрегают отечественные производители?
     — Некоторые продолжают крепить запасное колесо к днищу автомобиля, да еще привинчивают его одной гайкой. Это неудобно для водителя, которому, возможно, придется менять колесо в плохую погоду прямо на дороге.
     — Мне доводилось слышать, что по надежности “скорые” советского образца превосходили европейские машины.
     — Раньше это было так. Ведь наша “скорая” — врачебная. Медики еще в пути должны оказать пациенту первую помощь. А в Европе на вызов приезжают парамедики, то есть фельдшеры, которым главное — довезти человека до больницы. Поэтому на наших “скорых” всегда был самый богатый ассортимент медтехники. Но в 1995 году в технических условиях по производству такого транспорта появилась удобная лазейка: по согласованию с заказчиком автомобиль может поставляться в упрощенной комплектации. Машины стали дешевыми и… пустыми.
     — В новом стандарте заложены требования к медицинскому оснащению?
     — Да. Более того, мы учли все новинки. В автомобилях типа “В” — линейных “скорых” — помимо обычных тележек-каталок будут предусмотрены и кресла-носилки (на случай, если травма не позволяет потерпевшему принять горизонтальное положение или если в доме окажется узкий лифт). А в “скорых” типа С — специализированных — появятся также вакуумные матрасы. Если из такого матраса откачать воздух, сдуваясь, он примет форму тела больного. В современных “скорых” и аппаратура должна быть новая. Кардиограф — с голосовыми подсказками, дефибриллятор — сам подает сигналы, если плохо наложены электроды.

Реанимация для “скорой”

     Огромный гараж. Тишина. Посреди ангара стоит машина “скорой помощи”. И вдруг начинает… заваливаться на правый бок. Точнее, правым боком она фактически уходит “под землю”: пол под автомобилем как бы проваливается.
     — Испытание на опрокидывание, — живо поясняет заведующий лабораторией испытаний передвижных комплексов медицинского назначения ВНИИИМТ Андрей Рыбалов, согласившийся сопровождать меня на испытательный полигон в подмосковных Бронницах. — Видите, на левый борт машины накинули страховочные цепи. Это для того, чтобы “скорая” совсем не рухнула вниз.
     — Что же с ней должно произойти?
     Мы подходим ближе, чтобы заглянуть в щель, образовавшуюся после “провала”.
     — Как правило, сначала от наклоненной платформы отрывается заднее колесо (потому что задняя часть машины легче). И это нормально. Но как только начинает отрываться переднее и машина повисает, это означает, что автомобиль испытание не прошел. В реальной практике он не сможет проехать по крутому склону.
     За “неотложку” в этот раз мы были спокойны. Хотя она буквально застыла над пропастью, колеса как будто прилипли к полу.
     — Нелегко ей, бедняжке, сохранять равновесие!
     — Хуже, когда машину наклоняют влево. Левому борту приходится сложнее, потому что он тяжелый — в этой части автомобиля сконцентрирована основная медицинская техника. Кстати, требования к правому и левому борту у нас совершенно одинаковые. Угол их поперечной устойчивости — 28 градусов.
     …Разумеется, то, что мы увидели в Бронницах, не единственное испытание, которому подвергают технику медицинского назначения. Есть и другие способы ее проверить, однако, как утверждают знатоки, это уже не такое захватывающее зрелище, как раньше.
     В советское время машины “скорой помощи” испытывали на крепость на Дмитровском полигоне. Им доставалось по полной программе — боковой переворот, крэш-тест… После такого драйва автомобили превращались в бесполезную груду металла. Теперь же испытания выглядят гораздо безобиднее. Создается макет салона, который разгоняется на специальной тележке, — и производитель обходится без потерь. Более того, даже в камерах тепла и холода испытания проводят иначе.
     По правилам автомобиль должен послушно заводиться при температуре от –40 до +45 градусов (для этого надо иметь хорошие предпусковые подогреватели двигателя). Но в современных климатических камерах воздух до такой степени не охлаждают и не разогревают. Специалистам достаточно понизить температуру до –25, а затем расчетными методами они выясняют, что будет с автомобилем дальше, если продолжать “опускать” градус.
     Есть еще дорожные испытания — 700 километров по ровной дороге, а 300 — по грунтовой. Некоторым машинкам достаточно такой дистанции, чтобы стать погремушками. Кроме того, специалисты проверяют защиту салона от электромагнитных помех.
     — Знаете, какое самое уязвимое место у “скорых”? — спрашивает Андрей. — Кислородные баллоны. Их нужно хорошо прикреплять — болтовым соединением насквозь к силовым элементам кузова. А мы сталкивались со случаями, когда баллоны привинчивали к обычной обшивке. При лобовом столкновении они неминуемо упали бы на больного. Притом что масса каждого 16 кг, шансы выжить в такой ситуации нулевые.
      — Думаете, ваш стандарт поможет “скорой” вернуть ее былой авторитет?
      — Наверняка. К тем, кто будет придерживаться этих правил, вопросов никогда не возникнет. А сейчас ведь чего только не найдешь в Интернете. Я видел даже “Оку”, модифицированную под “скорую”. В силу ее размеров разработчикам пришлось установить носилки так, что голова больного оказывалась под рукой у водителя. Да с такими удобствами и анестезии не надо. Огрел водитель пациента по голове, и тот вырубился.
     — А нормальные машины в Интернете попадаются?
     — Нормальные я видел воочию. Недавно мы испытывали уникальнейший образец — гусеничный снегоболотоход, выпущенный заволжским заводом гусеничных тягачей. Такая “скорая” может в прямом смысле пройти и огонь, и воду. Нужна она в тех случаях, когда, чтобы добраться до пункта назначения, приходится ехать по труднопроходимой местности. Да и вместить может сразу несколько пострадавших.
     — Много ли “скорых” не соответствуют сейчас требованиям будущего стандарта?
     — Больше половины. Потому-то один из производителей — ГАЗ — и добился от федеральных властей, чтобы дата введения документа была перенесена на год. Стандарт должен был вступить в силу с 1 января 2007-го, а вступит 1 января 2008-го.
     
     СПРАВКА "МК"
     Только в прошлом году в столичном регионе произошло 6 ДТП с участием машин “скорой помощи”. Самыми опасными оказались лобовые столкновения. В одном случае от хлесткого удара сами собой распахнулись задние двери “неотложки”, и двое раненых (которых, кстати, везли с другого ДТП) вылетели на носилках на проезжую часть и врезались в припаркованный на обочине грузовик. Оба пациента скончались.
     А в этом году в Москве было зарегистрировано ДТП с участием двух карет “скорой помощи”, которые столкнулись на пересечении Волоколамского шоссе и Походного проезда. В еще одной аварии на улице Народного Ополчения после столкновения “скорой” с “Мерседесом” погиб фельдшер.

ЧЕМ ОПАСНА “НЕОТЛОЖКА”

     Комментарий Андрея Рыбалова, заведующего лабораторией испытаний передвижных комплексов медицинского назначения ВНИИИМТ:
     — Опаснее всего, если столкновение происходит, когда бригада “скорой” находится в рабочем состоянии. Тогда медик может упасть на больного, придавить его или задеть каким-нибудь прибором. Больше всего летальных исходов бывает при лобовых столкновениях. Причем травмы случаются самые разнообразные. Если же “неотложке” въезжают в зад, велика вероятность, что у сидящих пассажиров сломаются шейные позвонки. В этом случае спасают только высокие подголовники на креслах.


Партнеры