Бесплатный сэр

Корреспондент “МК” внедрился в мир профессиональных тусовочных халявщиков

5 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 851
  Чтобы жить чем бог послал в одном из самых дорогих мегаполисов мира, нужен талант особый. Вовану Непутину, Марксу-Мыльникову, брянскому депутату и еще парочке-тройке их единомышленников в тот вечер бог послал: колбаску сырокопченую, роллы (ясно, японские), рыбку тонко нарезанную, коньяк неплохой...
     К исходу вечеринки они были сыты и в хлам начитаны.

     
     — На презентации книжки Собакина Кобзон был? Ну, не знаю. Если даже Кобзон не пришел… — разочарованию юного существа нет предела. Ноготок вычерчивает на тонкой сигарете полное презрение к Собакину: всегда, мол, знала, что он ничтожество.
     В век хай-тека и хип-хопа каждая уважающая себя звезда должна написать книжку. И тогда будет вечеринка. Особый мир, куда пускают только избранных.
     Тот вечер в ресторане на Тверской-Ямской зажгла Малиновская, которая, кроме того что носительница огромной груди, теперь еще и писательница. На огонек пожаловали: Тимати, Борис Грачевский, актер Крюков с женой, Эвелина Блёданс с воздушными шариками. И еще толпа молодого бомонда, который мозг отказывался идентифицировать то ли по причине уже принятого коньяка, то ли потому, что у них одно лицо на всех. Плюс СМИ. Люди шли и шли, погружая швейцара в тихую вечернюю депрессию. Вот из-за поворота появился живот депутата Митрофанова, а через пять секунд и сам депутат.
     Впрочем, “МК” на этом празднике жизни высматривал других, особых гостей.

Если друг Митрофанова вдруг

     Усатый гражданин в летах на входе представляется гостем мероприятия. Чуть позже — знакомым депутата Митрофанова. Уже в зале он воровато оглядывается, будто оценивает обстановку, и говорит, что он журналист “АиФ”.
     Далее гражданин по-хозяйски плюхается в кресло и принимается ужинать. Дойдя до определенного градуса, перестает держать себя в руках. Чаще подсаживается к девушкам и бегает за коньяком.
     Чтобы прояснить загадку многогранности его личности из первых уст, подхожу знакомиться.
     — Мне откуда-то очень знакомо ваше лицо. Вы случайно не продюсер программы “Супер-чего-то-там”?
     
— Я Вован. Хи-хи… Непутин. Не продюсер.
     — А кто?
     
— Я — оттуда... (Выразительный кивок наверх.)
     — Не катит. Костюмчик бедноват. Посмотрите хотя бы на своего “приятеля” Митрофанова. Кстати, он вас не знает.
     Вован решает было сыграть праведный гнев, но передумывает. Как сказал бы Киса Воробьянинов, к ремеслу, которое он в данный момент представлял, костюмчик не имел никакого отношения. Потому что Вован — самый настоящий профессиональный халявщик.

Брянская аномалия

     Халявщики — такой подвид хомо сапиенс. Живут и размножаются только в мегаполисах. На 90% процентов состоят из мужчин. В силу постоянного проведения дезинфицирующих мероприятий вынуждены маскироваться.
     Обычно косят под журналистов — так снимаются вопросы о костюме. На презентациях, где СМИ к столу не приглашают, вынуждены косить под властные структуры. На чем часто попадаются.
     Каждый их выход — спектакль, требующий информационной подготовки и таланта.
     Подхожу к очередному герою в сером пиджаке образца лохматых 70-х. Он представляется депутатом, пришедшим оценить творчество коллеги (Маша, если кто не знает, еще и депутат) аж из Брянска. От предложения познакомиться покрывается потом и, узнав, что я из “МК”, строчит как из пулемета:
     — С Наташей Галимовой (журналистка “МК”. — Е.М.) летали на конференцию. А вы Гришина знаете? Объективно всегда пишет про экономику.
     — Если вы все-таки назовете свою фамилию, я смогу передать Саше привет.
     
— Какому?
     — Гришину.
     Экономический журналист “МК” Александр Гришин от этого товарища привета не ждал.

Наши в голоде

     Даже устроителям банкета всегда страшно ошибиться. Вдруг под подозрение угодит реальный народный избранник? Такого проще пропустить до теплого коньячного места, чем рискнуть заработать массу проблем. Этим и пользуется халявщик.
     Для очистки совести внимательно наблюдаю за “гостем из Брянска”. За столик для гостей он так и не сел, предпочитая держаться среди толпы журналистов. Конечно, скромность — лучший друг депутата, но тут — явный перебор.
     Еще халява не терпит суеты. Излишняя беготня выдает любителей поесть за чужой счет с головой. Теряет хватку некто, отрекомендовавшийся депутатом Мосгордумы Сазоновым. (К слову, в списках упомянутого органа власти фамилия Сазонов не значится.) Да и столичным тусовщикам его лицо сильно напомнило физиономию ветерана халявы Владимира Зыбина. Конспирация всегда считалась его коньком, но не настолько же. В попытках скрыться от моей фотокамеры он дал деру по всему залу ресторана.
     Грубость — тоже халявщику не союзник.
     Некто, представляющийся на тусовках сотрудником “Агентства XXI век”, приходит обычно в “рубашке с рынка”, хамит, часто пьян. На этот раз он оскандалился уже на входе. Пообещал уволить всю PR-службу издательства. Топал ногами. Кричал. Был выгнан.
     — На-а-аглые, — жалуется мне PR-менеджер Анна. — Многие уже примелькались. Из постоянных есть еще девица, утверждающая, что является корреспондентом радио “Юность”. Каждый раз она оставляет разные контактные телефоны. Пробовали перезванивать — нет таких. Удивительно, почему она сегодня не пришла.
     — Потому что на все последние вечеринки ты ее не пускала, — улыбается руководитель PR-службы.
     — Думаешь, она умерла от голода?..

А поговорить?

     Впрочем, Анна зря волновалась. Вечеринки, пати, презентации и проч. случаются в Москве так часто, что помереть с голоду халявщику нереально. Но было бы ошибкой думать, что проникновение на вечеринку ограничивается только гастрономическим интересом.
     А поговорить?
     Верхом мастерства является не просто треп с кем-то из присутствующих, а беседа со звездой.
     Вован Непутин к финалу вечеринки доказал, что перспективной молодежи есть чему учиться у мастеров Великой Халявы.
     Он закрутил разговор с художником Никасом Сафроновым. Естественно, об искусстве. А потом вдыхал запах чужой сигары и милостиво слушал Никасовы доводы.
     Догоняю г-на Сафронова у гардероба.
     — Никас, а кто был тот господин, с которым вы только что говорили?
     
— Я его не знаю. Точнее, наоборот, откуда-то знаю… Но откуда? — секс-символ напрягает память. — Я его часто вижу на различных презентациях.
     Похоже, все идет к тому, что очень скоро Вован падет жертвой собственной популярности.

Разводка пацанская

     Шоу продолжил его приятель, похожий на Карла Маркса. На входе в зал он мертвой хваткой вцепился в неких молодых певунов (коих впоследствии не удалось идентифицировать даже музыкальному обозревателю “МК” Артуру Гаспаряну. — Е.М.).
     Он задает начинающим звездам с десяток вопросов шквалом. По-отечески хлопает по плечу и с удовольствием позирует перед камерами.
     Кто бы в данной ситуации усомнился в “Марксе” как представителе бомонда?
     Мальчики улыбаются на вспышки. Не обходят вниманием и мою камеру. Конечно, они не знают, что в их “птице-тройке” меня интересовал лишь Маркс. Мне нравилось, как он играет.
     — Как вас зовут? — спросила я, хотя было ясно, что “Маркс” из тех, кого как раз не зовут. Они приходят сами.
     — Геннадий Мыльников.
     — Вы журналист или гость?
     
— Журналист. И гость. Я люблю МузТВ. И Машу. Ма-а-аша!!! — в подтверждение сказанного завопил он на весь зал. И замахал руками.

Гражданин с хвостом

     Справедливости ради надо упомянуть о еще одной разновидности халявщиков. Точнее, о ее производной. Журналисты на “сытные” мероприятия обычно ходят по два-три человека от СМИ. А потом, видимо, втроем пишут короткую новость. И хорошо, если вообще напишут.
     Некоторые несознательные журналистки признались в еще более страшном грехе. На пати хорошо водить мужей с целью... покормить.
     Неизвестный с хвостиком в обмен на мое обещание не фотографировать его согласился приоткрыть секреты столичных халявщиков.
     — Что больше привлекает халявщика: возможность поесть или пообщаться со звездами?
     
— И то, и другое. А еще есть подарки. На презентациях дарят книги, диски. Я, например, собираю новое русское кино.
     — Есть ли рейтинг компаний, у которых самые-самые пати?
     
— Лучше всех кормит Торгово-промышленная палата... Да что вы заладили: халявщики, халявщики? Ну, от вас убудет, что ли, если человек, который не может себе позволить поужинать в таком ресторане, перекусит чуть-чуть?
     — А сейчас ваших тут много?
     
— Да до фига.
     Между прочим, “до фига” порядком мотало нервы устроителям вечеринки. По подсчетам администрации, в ресторан явилось человек на 20—30 больше, чем планировалось.
     — Маркс продолжал глумиться над певунами. Непутин уже порядочно надрался и все целовал дамам ручки. Гражданин с хвостом в одном был точно прав: они были самими талантливыми артистами в том зале. И заплатить за такое шоу ужином совсем не жалко. Особенно чужим. Все-таки есть в халяве своя особая магия.
     


Партнеры