Чи-Ли: “Мы делаем музыку не только для себя, любимых, но и для народа”

Ирина и Сергей, костяк группы “Чи-Ли”, недавно вернулись из Египта, где снимали клип на песню “Сердце”

6 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 826
  Параллельно идет работа над второй пластинкой, на которой ожидается резкое расширение стилистических границ и масса других экспериментов. В общем, коллектив вновь готов удивить публику, как это произошло после выхода их дебютной пластинки “Преступление”, изрядно перетряхнувшей все чарты. Если посмотреть интервью участников “Чи-Ли”, то может сложиться впечатление, будто прессу интересует только один вопрос: “Не трансвестит ли поет в коллективе?”. “ЗД” на свой страх и риск отступает от этого правила и представляет первое музыкальное интервью группы.
     
     — Как провели время в Египте?
     Ирина: Очень зажигательно и с пользой. Арабов видели, верблюдов видели, клип сняли и даже замерзнуть успели, что для Египта, конечно, странно. Но мне во время съемок пришлось окунуться в воду, а в пять утра было еще прохладно. К тому же, как всегда, пришлось снять кучу дублей. В общем, все живы.
     — В вашем новом видео вы предстаете эдакими гламурными нео-хиппи. Примечательно, что с учетом нашумевшего ролика “Лето” это уже второй клип, где вам не дают покоя хиппи-образы. Довольно странное увлечение, если учесть, что эта мода прошла еще до вашего рождения…
     Сергей: Эпоха хиппи не прошла, просто она растворилась в новых веяниях. Сначала было диско. У меня, например, есть старая пластинка Boney M, ее еще папа покупал, когда в море ходил, так там типичная хиппи-обложка. Раздетые женщины, танцы, в общем, свободная любовь. Потом, конечно, были другие течения, которые подмяли под себя культуру хиппи. Но все развивается циклически, и нам кажется, что сейчас время вернуть такую музыку и такое настроение. Мы решили попробовать и поняли, что люди готовы это подхватить. Сейчас, кстати, весьма подходящий момент. Насмотревшись “Терминаторов”, люди ожидали, что в XXI веке на улицах будут одни роботы. Но XXI век наступил, и чудес не произошло, что многих разочаровало. А мы даем довольно простой рецепт того, как можно выглядеть и как развлекаться.
     — Дрэды делать будете?
     Ирина: Пока нет, за ними очень сложно ухаживать.
     — Ваш коллектив родом из Калининграда, и теперь вы там, наверное, настоящие герои?
     Ирина: Сейчас многие там просто не знают, что “Чи-Ли” калининградская группа. У нас был успех в Калининграде, но мы играли совершенно другую музыку, и к тому же я тогда не пела.
     — Какую другую, если не секрет?
     Сергей: Техно. Я вообще начинал с трип-хопа, брейк-бита, то есть музыки а-ля The Prodigy. Но при этом мне всегда хотелось писать песни, то есть чтобы были и мелодия с текстом, и, конечно, танцевальный ритм. Тогда с танцами было неважно. Под типично совковые эстрадные песенки подкладывали другую бочку и говорили об этом как о техно. А в танцевальной музыке должна быть совершенно другая энергетика. Под нее ноги должны сами двигаться… Особенно когда много выпьешь.
     — Вашу первую пластинку многие приняли как супертанцевальную. Вы такую и записывали или, может быть, вас неправильно поняли?
     Сергей: Мы прощупывали почву и в процессе записи совершенно не представляли, каков будет результат. Мы пять раз переделывали этот альбом практически с нуля, и это уже говорит о многом. Для нас эта пластинка — переходный период от того, что мы делали еще в Калининграде, к тому, что записываем в данный момент.
     — В демоверсиях ваших новых песен, которые мне дали по большому секрету послушать, есть все: и бодрые танцевальные номера, и баллады, и даже что-то социальное. Вы уже решили, в какую сторону двигаться дальше?
     Ирина: Прежде всего нужно быть хитовыми, то есть писать не только для себя, любимых, но и для народа. А народ любит позитивную, добрую, энергичную музыку.
     — Группа сейчас нарасхват, и вы ведете весьма динамичный образ жизни. Популярность представлялась вам именно такой?
     Сергей: Фишка в том, что мы добились всего этого практически без денег. Нам никто не нужен для того, чтобы написать и записать музыкальный материал. Это большой плюс. Если человек сам не создает музыку, то ему нужно искать авторов либо брать чем-то другим. Мы всегда хорошо понимали, в чем наше преимущество и как его использовать. Я вот сначала пел, но потом отказался от этого, потому что стало очевидно: у Иры голос интереснее и с такой вокалисткой мы пробьемся быстрее. Поэтому я сейчас пишу песни, делаю аранжировки. Это у меня получается лучше, чем петь.
     — Кстати, о пении. Ирина, ваш вокал не впечатлил разве что глухого. Вы всегда пели таким низким голосом?
     Ира: Он у меня не низкий, а глубокий, и это совершенно разные вещи. Низкий голос у Лаймы Вайкуле, она может петь гораздо ниже меня. А у меня все дело в глубине. Конечно, в двенадцать лет я так не пела, но со временем мой голос стал именно таким, причем безо всяких упражнений. Я училась дома, слушала музыку и перенимала всякие фишки у самых разных вокалисток.
     — Редкий российский артист не жалуется на рутинность своей жизни. Вы уже успели ощутить этот минус?
     Ирина: Мы сами выбрали эту работу, и она для нас пока любимая. А рутина начинается тогда, когда все цели достигнуты. Мы же сделали лишь первый шаг и готовим продолжение.
     — Сейчас для авторов не самое легкое время. Издатели просят одно, на радио другое, на ТВ третье. По большому счету успеха добиваются те, кто сможет всем угодить. Вас не смущает такое положение дел?
     Сергей: У любого автора есть романтическое время, когда он только начинает писать музыку, и ему по фигу, возьмут песню на радио или нет. Он работает, потому что хочет. Когда ты добиваешься успеха, то вынужден все время подтверждать свой статус. Было бы неправдой сказать, что нам насрать на все радиостанции. Но, как у живого коллектива, у нас есть возможность отрываться на концертах, где можно себе позволить более альтернативные версии радиохитов. И это нормально. Сейчас так делают во всем мире.


Партнеры