Политики секут фишку

Как делают предвыборные ставки в азартных играх

16 июля 2007 в 17:51, просмотров: 422

Полемика вокруг игорного бизнеса Москвы выходит на новые высоты. Ажиотаж, который сопровождает эту полемику, по уровню азарта уже давно превысил сам предмет спора. Ничего удивительного, страна вступила в предвыборный год, а политические выборы — это самая азартная в мире игра. Ставки в этой игре самые высокие, поэтому в ход идут подтасовки, жульничество и мошенничество…

На днях одна столичная газета процитировала выступление депутата Госдумы Александра Лебедева на совещании в Совете Федерации, в котором он нанес очередной удар по игорному лобби. Что характерно, под игорным лобби понимается исключительно московское правительство.

“Прямо в начале июля в Москве на Рязанском проспекте в здании бывшей муниципальной аптеки открылся новый игровой зал системы “Вулкан”, — негодует депутат. — Еще один зал начал работу на проспекте Мира, в помещении, где раньше размещалось семейное кафе”.

Чувствуется, как помощники любовно и со вкусом подбирали шефу эти факты. Игровые залы на месте муниципальной аптеки и семейного кафе (кстати, что значит семейное?) — это должно подействовать на электорат. Проблема, однако, в том, что оба эти факта, как бы это помягче сказать, грешат неточностью.

На Рязанском проспекте зал не функционирует. Там отключено электропитание, а комиссией правительства Москвы по игорному бизнесу выдано предписание о закрытии зала. По поводу игрового зала на проспекте Мира все документы на его закрытие давно переданы в прокуратуру Москвы.

Да и не по адресу эти претензии. Регистрацией объектов игорного бизнеса занимаются налоговые органы, а не правительство Москвы. Но если бы это была единственная неточность.

Сразу же после душещипательного рассказа о муниципальной аптеке начались прямые обвинения в адрес московских властей:

— Власти закрывают одиночные игровые клубы, убирают из магазинов “столбики”, но не трогают больших сетевых игроков. И это можно понять: один из крупнейших участников игрового рынка — система “Джекпот” — была создана по распоряжению мэра Москвы.

Здесь что ни слово, то неточность. Хотя неточности бывают только при переговорах, а в игре это называется подтасовкой и жульничеством. Вот как толковый словарь трактует термин “подтасовать”: извратить, односторонне принимая во внимание выгодные данные и отбрасывая противоречащие.

Во-первых, среди крупных игровых систем к 1 июля в Москве закрыты “Манхэттен”, “Эльдорадо”, “Шатильон”, “Суперслотс в Гаване” и еще 11 казино. Правда, многие из закрытых правительством Москвы казино были переоборудованы в залы игровых автоматов. Но, как уже говорилось выше, игровые автоматы и столы регистрируются в налоговых органах, а не в мэрии Москвы.

Во-вторых, никаким другим распоряжением, кроме распоряжения губернатора, система “Джекпот” не могла быть создана. Не могла по одной простой причине: до 2002 года игорный бизнес находился в ведении местных органов власти, и никаких федеральных законов, регулирующих игорный бизнес, не существовало.

Черное и белое

Очень коротко и по существу.

До начала 90-х годов никакого закона об игорном бизнесе не существовало. Народ увлеченно играл в “МММ” и ваучеры. У каждого выхода метро стояли наперсточники, а серьезные игроки собирались на квартирах.
Местные власти буквально вынуждены были регламентировать эту отрасль. В частности, правительство Москвы с 1992 по 1994 годы выпустило 22 нормативных акта, регулирующих игорный бизнес по местоположению, открытию и порядку содержания.

К примеру, казино в Москве разрешалось открывать только в составе культурно-развлекательных центров с рестораном, концертной площадкой и клубом. Желающие открыть казино должны были инвестировать в него не менее 5 млн. долларов и создать не менее 150 рабочих мест.

В 2002 году федеральным законом право лицензирования игорного бизнеса было передано Госкомспорту. При этом в отличие от региональных властей Госкомспорт выдавал безадресные лицензии. Проще говоря, лицензию можно было получать в Биробиджане, а казино открывать хоть в Москве, хоть в Питере.

По данным заместителя мэра и председателя комиссии правительства Москвы по игорному бизнесу Иосифа Орджоникидзе, за 6 предшествующих лет в Москве было выдано всего 6 лицензий на игорный бизнес. А Госкомспорт начиная с 2002 года выдал 6 тысяч (!) таких лицензий. В 2002 году в Москве было 36 казино и 20 тысяч игровых автоматов. В 2005 году казино стало 58, а игровых автоматов — 65 тысяч.

По словам Орджоникидзе, Москва несколько раз ставила вопрос перед правительством России о необходимости согласования хотя бы мест открытия новых объектов игорного бизнеса. Три года Москва не могла добиться результата. А тем временем Государственная дума последовательно рассматривала 5 законопроектов, ограничивающих игорный бизнес. Дальше второго чтения ни один из законопроектов не прошел.

В 2005 году Москва вопреки требованиям федерального закона на свой страх и риск приняла городской закон №58 “О размещении объектов игорного бизнеса на территории Москвы”. Городской закон ввел более жесткие ограничения по площади, местоположению и инкассации. Закон моментально был обжалован в Верховном суде, теми самыми лоббистами, которых никак не может разыскать Лебедев.

После принятия закона столичные власти, несмотря на противодействие лоббистов различных уровней, закрыли 1954 объекта игорного бизнеса. Игровое оборудование вывели прежде всего из мест массового посещения: торговые залы, магазины, рынки, остановки и т.д.

На федеральном уровне дело сдвинулось с мертвой точки после вмешательства президента. Только после слов Владимира Путина в декабре 2006 года Госдума приняла закон №244-ФЗ “О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр”.

Сегодня, по словам Иосифа Орджоникидзе, в Москве функционирует 910 игорных заведений, из них столичному закону соответствует только 497 адресов, они и получат возможность работать до 1 июля 2009 года в соответствии с федеральным законом. Эта цифра еще сократится в соответствии с требованием федерального закона о чистых активах игорных объектов в сумме не менее 600 млн. рублей.

Игра в четыре руки

На упоминавшемся выше совещании в Совете Федерации выступил также и спикер СФ Сергей Миронов. Он заявил, что после 1 июля местные власти могли полностью запретить или ввести ограничения на заведения игорного бизнеса. Так, по словам спикера, поступили в 38 субъектах России, но не в Москве.

“Такое впечатление, что столичные власти решили дать игорному бизнесу надышаться перед смертью, — цитирует столичная газета. — Не сомневаюсь, что владельцы игорного бизнеса при поддержке людей, облеченных властью, будут пытаться лоббировать изменения закона в следующей Госдуме. Мне известно о попытках включить в списки разных партий представителей игорного бизнеса”.

 

Опять сплошные неточности

Не столичные власти дают игорному бизнесу “надышаться”, а федеральный закон, принятый депутатами Государственной думы. И не “надышаться”, а дать возможность перепрофилировать и вывести свой бизнес в четыре определенные для этого зоны. К слову, в Москве в сфере игорного бизнеса работает 80 тысяч человек, их ведь надо куда-то устроить потом.

Срок в два года с 1 июля 2007 по 1 июля 2009 года, в течение которого новые казино и игровые залы не будут открываться, тоже не с потолка взят. Именно к этой дате прекратят свое действие щедро выданные Госкомспортом игорные лицензии. Так что, по сути, критики полемизируют с законом, который предложил президент Путин и за который они сами же проголосовали, а обвиняют во всем московские власти.
Остается еще один немаловажный вопрос: зачем Сергей Миронов ввязался в эту игру. Никаких иных объяснений, кроме грядущих думских выборов, в голову даже и не приходит.

Значит, мы имеем дело с попыткой набрать предвыборные политические очки на игорном поле. Однако, сев за “игровой стол”, нужно помнить, что здесь фарцовка и спекуляции называются блефом, неточности — подтасовкой, а подтасовщики — шулерами.



Партнеры