В нашу гавань заманили корабли

Нужно ли России строить авианосцы?

18 июля 2007 в 17:39, просмотров: 1390

Россия планирует строить новый авианосец. Об этом на днях объявил главком ВМФ Владимир Масорин. Он сказал, что, возможно, через 20—30 лет у России будет уже шесть авианосных кораблей на Северном и Тихоокеанском флотах. По этому поводу тут же разгорелся спор: нужны ли России авианосцы? Что это — очередное воспаление имперских амбиций или необходимость защиты наших интересов в Мировом океане, в том числе на прибрежных шельфах, богатых биоресурсами и углеводородами? Однозначного ответа на этот вопрос никто пока не сформулировал. Однако решение принято: строить будем.

Итак: что будем строить, когда, где и во что это выльется?

Недавно в Санкт-Петербурге прошло совещание руководителей научных учреждений ВМФ и судостроителей, где обсуждались характеристики будущего российского авианосца. Как сказал главком ВМФ Владимир Масорин, “уже ясно, что это будет атомный авианосец водоизмещением порядка 50 тысяч тонн”.

Остальные его параметры называются пока приблизительно. Длина взлетной палубы — 350 м, число самолетов на борту — до 40 штук, зенитное вооружение будет сбивать цели на высотах до 20 км, дальность систем ПВО — 150 км. Экипаж из 2000 человек.

Ориентировочная стоимость проекта — $3—3,5 млрд. Но многие эксперты сильно сомневаются, что мы уложимся в эту сумму. Вот, к примеру, что сказал “МК” один из флотских специалистов:

— Для США при фактически серийном производстве авианосец обходится примерно в $8,5 млрд. Наш будет меньше американских, но, учитывая, что для нас это штучное производство, обойдется он в такую же сумму или даже большую. Да еще посчитайте его обслуживание. В США ежемесячные расходы на его содержание (без жалованья персонала) составляют свыше $10 млн.

Тут, естественно, возникает резонный вопрос: а нужна ли нам такая дорогая штука? И если нужна, то хотелось бы знать — зачем?

Вот, к примеру, что по этому поводу говорит доцент кафедры тактики надводных кораблей Военно-морской академии имени Кузнецова контр-адмирал запаса Виктор Лякин:

— Нам надо защитить свой континентальный шельф. Это 200 морских миль, или 370 км от берега. А глубина поля обнаружения средств воздушного нападения на больших и средних высотах максимум 250 км. Иными словами, наши корабли, подводные лодки и ракетоносная авиация остались в море без авиационного прикрытия, что на 30—50% снижает эффективность их действий.

Довод, безусловно, веский. Однако у контр-адмирала есть и оппоненты. Они утверждают, что, говоря о защите наших прибрежных биоресурсов и углеводородов, мы в первую очередь имеем в виду наш северный шельф.

Однако Север абсолютно непригоден для действий авианосцев. В мире много стран, где они стоят на вооружении, но ни в одной из них, кроме России, эти корабли не ходят севернее траверза Лондона. Почему? Вот простой пример.

В северных широтах погода слишком неустойчива. Даже летом идет снег, что приводит к обледенению палубы. Чтобы очистить ее для взлета самолетов, потребуется часа два (при условии хорошей спецтехники). Пока палуба чистится, самолеты ждут вылета, авианосец можно уничтожить с воздуха.

Кроме того, огромная проблема для авиации — полярная ночь. Постоянно темно. Летать можно только по показаниям приборов. Чтобы взлететь в таких условиях с палубы, сесть на нее, а тем более воевать, нужно иметь высочайшее мастерство. Для этого требуются постоянные тренировки, много топлива и специальный наземный тренировочный комплекс, как в Саки, на Украине.

У нас со всем этим проблемы, потому и летчиков, которые умеют летать в условиях ограниченной видимости, — единицы. Их теперь меньше, чем космонавтов. И когда наш авианосец раз в несколько лет все же выходит в море, командованию флота приходится договариваться со всеми прибрежными странами — Исландией, Норвегией, Англией, Швецией, — что в случае непредвиденных обстоятельств нашим летчикам будет разрешено сесть на их аэродромы. Трудно представить, что в условиях реального боя такое разрешение от стран НАТО будет получено.

Но, главное, летчики не понимают, как охранять нефтяные вышки с помощью истребительной авиации? Это что-то новое в ее военном применении. Неясно также, как атомный авианосец будет протискиваться среди северных льдов. Чем будет от них защищен?

Так что вопросов пока возникает много. Впрочем, так было всегда, как только в России заходил разговор о строительстве авианосца.

* * *

Впервые под авианосцы у нас собирались переделать линейные корабли “Измаил” и “Фрунзе” еще в 20-х годах, но к 1936 году на первый план вышли линкоры, крейсеры и подлодки, а закладку авианосца отложили на 1942 год. Помешала война. К идее вернулись уже в 1945-м, но в программе военного судостроения на 1946—1955 годы на столь дорогую затею денег не нашлось.

Правда, после войны в качестве трофея СССР достался немецкий недостроенный авианосец “Граф Цеппелин” и линейный крейсер “Зейдлиц”, который тоже был в стадии переоборудования в авианосец. Главком ВМФ Кузнецов просил тогда Сталина завершить работы и принять их на вооружение. Но ему помешали амбиции победителя. “Цеппелин” использовали как мишень и потопили на Балтике, а “Зейдлиц” разрезали на металл.

В 1953 году главком ВМФ Кузнецов снова добился, чтобы началось проектирование авианосца, оснащенного палубными штурмовиками “Ту-91”. Но в 1955 году затонул линкор “Новороссийск”. Хрущев уволил 52-летнего адмирала, наказав Кузнецова не столько за гибель линкора, сколько за “авантюризм в программах строительства флота”. Под авантюризмом подразумевались именно авианосцы.

Советская пропаганда тут же начала клеймить их как оружие агрессии. Продолжалось это довольно долго.

Только в 1968 году снова было принято решение об их строительстве, после чего появились наши первые авианесущие крейсеры: “Минск”, “Киев” и “Новороссийск”.

Авианосцами их старались не называть. Во-первых, потому что это слово все еще вызывало стойкую аллергию.

Во-вторых, в отличие от американских, где единственной ударной силой было авиакрыло более чем из 100 самолетов, наши имели их только 30—40 и были напичканы еще ракетами, зенитками, противолодочным оружием, торпедами… В-третьих, все они спускались на воду на Черном море — и обозначение “авианесущий крейсер” давало им возможность пересекать пролив Дарданеллы, проход по которому авианосцам был запрещен по Конвенции о режиме проливов от 1936 года.

* * *

В 1979 году впервые и единственный раз в истории нашего флота было сформировано авианосное соединение 5-й Средиземноморской эскадры ВМФ. В него вошли авианесущие крейсеры “Киев”, “Минск” и 16 кораблей охранения. Они пересекли Средиземное море до Гибралтара, отрабатывая действия кораблей и палубной авиации.

Но уже через год — 25 января 1980 года, — когда у министра обороны Устинова проходило совещание, где обсуждалась десятилетняя программа кораблестроения, Генштаб снова высказался против строительства авианесущих кораблей. Флот, напротив, настаивал. Устинов приказал снять все противоречия, для чего создал спецкомиссию. Она разбиралась два года и признала полную правоту ВМФ, но десятилетняя программа кораблестроения была сверстана уже без авианосцев.

В 1982-м к этой теме снова вернулись, и снова генералы пытались ее зарубить. Им противостоял главком ВМФ Горшков:

— Если на сухопутных театрах вы требуете истребительное прикрытие войск и их боевых порядков, то почему вы отказываете флоту иметь истребительное прикрытие своих кораблей? А как же нам его иметь, если не “возить” за собой? Мы считаем закономерным и необходимым строительство полноценных авианесущих кораблей, в чем наш флот и страна недопустимо отстали. Сколько можно спорить?!

Горшков тогда победил. Закрывая совещание, Устинов сказал: “Корабль будем строить”.

Этим кораблем стал “Адмирал Кузнецов”. Сначала его заложили как тяжелый авианесущий крейсер “Рига”, затем, когда скончался генсек, переименовали в “Леонид Брежнев”. Потом стали ругать брежневский застой — и кораблю дали имя “Тбилиси”. После развалился Союз, и его назвали “Адмирал флота Советского Союза Кузнецов”.

Корабль спустили на воду в 1985-м, а приняли на вооружение в 1995 году. Одновременно с “Кузнецовым” на Николаевской верфи заложили такой же корабль “Варяг”, а вслед за ним и самый настоящий атомный авианосец “Ульяновск”. После 1991 года они оказались не нужны ни России, ни Украине. В результате почти готовый “Ульяновск” разрезали, а “Варяг” в 2001 году продали Китаю.

Тогда же Россия потеряла и все свои авианосцы, построенные в 70—80-х годах, хотя они не выслужили и половины положенного им срока. На металл разрезали “Киев”. “Адмирала Горшкова” продали индусам.

“Новороссийск” и “Минск” ушли за границу по цене лома. “Минск”, купленный в 2000 году китайским торговцем, стал в Шеньжене туристическим аттракционом с танцами “русских” матросов, торпедами и другой советской военной атрибутикой.

* * *

Единственный оставшийся сегодня в составе нашего ВМФ тяжелый авианесущий крейсер — это “Адмирал Кузнецов”. Он имеет множество “болячек”. В его котлах из-за плохого металла вечно горят трубки, а потому он чаще ремонтируется, чем ходит в море. В качестве топлива “Кузнецов” использует мазут. Объем его топливных резервуаров такой же, какой имели все корабли Северного флота в 1939 году, вместе взятые. Так что “накормить” его — удовольствие дорогое.

Новый авианесущий крейсер, который обещает заложить главком ВМФ Масорин, будет атомным. Это логично, так как другие тяжелы и нерентабельны. Строить его будут скорее всего на Севмаше, там, где сейчас переделывают наш бывший авианосец “Адмирал Горшков” для Индии. Ему меняют начинку, вооружение и палубу. Раньше на нем базировались самолеты вертикального взлета, которые мы уничтожили как класс. Теперь будут стоять “МиГ-29” короткого взлета и посадки, оборудованные аэрофинишером — специальным крюком, которым при посадке они цепляются за тормозные резинки на палубе.

Наш будущий авианосец скорее всего оснастят такими же “МиГами”, если, конечно, “суховцы” — а они тоже делают палубные истребители — не включатся в конкурентную борьбу.

Кстати, США также строят новый авианосец. Только в отличие от нас у них он будет одиннадцатым по счету и вступит в строй уже в 2008 году. Его назовут “Джордж Буш”, в честь Буша-старшего. В 2012 году их ВМС получат еще один десантно-ударный авианосец. Заказ на его строительство уже получила корпорация Northrop Grumman. И дальше они обсуждают проекты авианосцев водоизмещением уже в 150 000(!) тонн.

Российскому флоту о таких гигантах мечтать пока не приходится. Наши планы скромнее: 47—50 тысяч тонн, и через 20—30 лет шесть авианосцев — по три на Северном и Тихоокеанском флотах. Правда, как мы знаем, у нас планы не всегда становятся реальностью.

Наши военные моряки всегда заявляли, что хотели бы иметь 3—4 авианосца, так как флот, не имеющий палубной авиации, нельзя считать полноценным. Под прикрытием авианосцев корабли могут действовать в любой точке океана. Авиакрыло, которое, к примеру, базируется на ударном авианосце США, может за один вылет доставить 144 000 кг высокоточных бомб с лазерным наведением к целям за 1000 км. Для сравнения: чтобы донести аналогичную боевую нагрузку, потребуется 360 ракет “Томагавк”, размещенных на 30(!) атомных подлодках.

Потому без авианосцев, говорят моряки, нельзя представить сегодня сценарий крупномасштабных боевых действий на море.

Таких действий мы, видимо, не планировали, и планы строительства авианосных кораблей оставались у нас лишь на бумаге. Так в “Основах политики РФ в области военно-морской деятельности до 2010 года”, утвержденных президентом, говорится о строительстве “надводных кораблей, в том числе авианосцев, с повышенными боевыми возможностями…”, но в Госпрограмму вооружений на 2006—2015 годы деньги на их строительство включены не были.

И вот теперь мы вдруг узнаем, что планы строительства авианесущего флота не только существуют, но и даже смещаются на более ранние сроки, чем 2015 год. Видимо, для такого ускорения появились веские причины. Скорее всего экономические. Так что нашим морякам, похоже, все же придется учиться и расталкивать льды, и взлетать ночью с обледеневшей палубы, и охранять нефтяные вышки с помощью истребителей.

СПРАВКА "МК"


Авианосец относится к классу военных кораблей, основной ударной силой которых является палубная авиация.

Авианосец — высокоманевренная боевая единица, позволяющая быстро концентрировать значительные силы в любой точке Мирового океана. Он обеспечивает противовоздушную и противолодочную оборону морских соединений, воздушную поддержку сухопутных войск в прибрежной зоне, уничтожение сил ПВО и кораблей противника. В настоящее время авианосцы стоят на вооружении 9 стран: Бразилия (1), Великобритания (5), Индия (1), Испания (1), Италия (1), Россия (1), США (10), Таиланд (1), Франция (2). Китай имеет на стапелях недостроенные авианосцы.



Партнеры