Варвара: “Лесбиянки из меня не получится”

Поп-дива опять собралась на “Евровидение”, но уже без бубнов и барабанов

19 июля 2007 в 16:05, просмотров: 1199

У Варвары семь пятниц на неделе. Еще в июне в интервью “ЗД” она поставила окончательную точку в своей многолетней мечте о “Евровидении”, сказав, что уже выросла из этой истории и больше не хочет быть посмешищем в глазах людей в качестве вечной кандидатки, которую в последнюю секунду “прокатывают”. И вдруг из Греции пришла новость: в интервью официальному сайту организации поддержки “Евровидения” OGAE она заявила о своем намерении выступить на следующем “Евровидении-2008” в Белграде.

Шумная гастроль в одном из крупнейших афинских базуки-клубов (в Греции почетно выступить в таких заведениях даже местным мегазвездам вроде Сакиса Руваса, Анны Висси, Елены Папаризу и т.д.) была организована именно клубом евроболельщиков OGAE. В их среде Варвара до сих пор очень популярна. “На вас есть большой спрос”, — говорили эти люди. Многие пришли на концерт в майках с ее портретом и самозабвенно пели “Летала да пела” и “Отпусти, река” в английских версиях. Ее “Летала” до сих пор остается самой популярной русской поп-песней у еврофанатов, которая еще в 2004 году на альтернативном голосовании OGAE завоевала в Европе первое место. Однако тогда на “Евровидение” в Киев поехала Наталья Подольская, которая заняла 16-е место.

Впрочем, в этом году на том же форуме OGAE лучшей была признана киприотка Эвридики с франкоязычным шлягером Comme Ci Comme Ca, однако в Хельсинки этот номер был похоронен еще в полуфинале. Таким образом, все относительно. Однако многие в Европе до сих пор считают Варвару “горячим русским пирожком” для “Евровидения”.
Какое помутнение нашло на певицу в Греции? Что заставило ее вновь заговорить о “Евровидении”? Об этом — сегодняшний разговор с артисткой.

— Варвара, ты так резко заявила о своих амбициях на следующее “Евровидение”…

— Это громко сказано, что заявила. Они меня просто поставили в такие условия. Окружили фанатами, и попробуй я скажи там что-нибудь другое.

— В смысле — легче дать, чем отказать?

— Ха-ха-ха. Ну, да. Ты только так не пиши уж. Но действительно первый вопрос был: что с “Евровидением”? Их это очень волнует. Они знают, что в этот раз я не хотела и не связывалась с этим (с “Евровидением-2007” в Хельсинки. — Прим. “ЗД”). В ответ я помолчала немножко и, глядя на их грустные глаза, сказала: ну, может быть. Но за этим “может быть” стоит очень много минусов и плюсов. Главное — это позиция страны. Если наша страна захочет выиграть “Евровидение”, то она его выиграет.

— Это — угроза?

— Мы в этом уже убедились в случае с Олимпиадой. Ты понимаешь, о чем я говорю. Если нам нужно что-то выиграть, то мы выиграем.

— Не понял — ты предлагаешь президенту озаботиться “Евровидением”?

— Нет, я не предлагаю. Я спрашиваю — надо ли это нашей стране? Мне бы понять.

— То есть лично ты рискнуть готова?

— Я-то готова всегда. Но один в поле не воин.

— Что это значит? Кто-то где-то что-то должен свистнуть?

— Если я почувствую какое-то желание от руководства той организации, которая отвечает у нас в стране за участие в “Евровидении”, то, конечно, со своей стороны я приложу все усилия и поеду.

— Эта организация называется “федеральный телеканал”.

— Я знаю.

— Ну а что, последние годы ведь неплохо выступали. И с t.A.T.u, и с Биланом, и с “Серебром”. То “бронза”, то “серебро”…

— В этом году выступили очень хорошо. Достойно. Качественно. С хорошей песней. Но все были готовы к тому, что девочки просто достойно выступят, а о таком высоком месте никто и не думал. Тем радостнее оказался результат. Случилось чудо, и чудо приятное. Но к первому месту не стремились. Поэтому я и повторяю: если мы поставим задачу выиграть, то выиграем, даже независимо от того, я ли поеду или не я поеду… Вот смотри, какой Филипп (Киркоров) — молодец. Собрал команду, все сделал. Сколько вложил! Даже не денег, а фантазии, души, нервов. Какой шикарный в итоге получился номер с Колдуном! Но насколько это все нужно было стране — Белоруссии? Вот этот пример и подтверждает, что один в поле не воин.

— Белоруссии-то как раз было нужно, только никто ничего делать не хотел.

— Вот об этом и речь. Но сам Филипп — профессионал, которого можно считать одним из лидеров и знатоков “Евровидения”. Но даже этого для победы недостаточно.

— У тебя на примете, может, и песенка уже имеется?

— Имеется. Она, конечно, еще не готова как законченный продукт, но она есть, и очень хорошая.

— Опять что-то фолковое — дудки, бубны, барабаны?

— Нет. Я считаю, от этого надо уже отходить. “Евровидение”, как и вся музыка, развивается, считается с модой. Этника была модна и хороша три-четыре года назад, когда Руслана победила, а до Русланы — турчанка Сертаб. Именно тогда и моя “Летала да пела” стала песней-победителем в общеевропейском голосовании на OGAE. Сейчас, на мой взгляд, нужно уже уйти от этого, сохранив при этом свой стиль и индивидуальность.

— Стиль длинноногой блондинки с томной поволокой в небесных очах?

— Ха-ха-ха. Если угодно, да.

— Если говорить о неком тренде, которому надо соответствовать, то все сейчас обсуждают глобальный лесбо-подтекст следующего “Евровидения” в Белграде, учитывая персону победительницы — Марии Шерифович. Она ведь не только дочь известной народной певицы, но и видная общественница-лесбиянка…

— Я нормально отношусь к этому “тренду”, как ты сказал, но меня это ни в коей мере не касается. А изменять себе я не хочу. Поеду (если поеду) такая, какая есть. Лесбиянки из меня не получится, даже если я этого очень захочу.

— Может, в этом контексте было бы логичнее поехать в Белград группе t.A.T.u? Нет ли ощущения, что именно сейчас их время пришло и им надо бы еще раз штурмовать “Евровидение”?

— Ну, если они готовы, то, может быть, это произведет какой-то фурор. Но мне кажется, что они запросто могли привезти “Евровидение” в Россию, если бы тогда в Риге выступили чуть лучше, чуть ответственнее. И поцеловались бы наконец в финале песни, чего от них, затаив дыхание, ждала вся Европа.

— Им, между прочим, угрожали тогда дисквалификацией, если они вздумают целоваться, и у технических служб телетрансляции наготове был план “Б” — если что, перебить кадр другой картинкой…

— Да? Странно. Целоваться — это же не трахаться на сцене…

— Как ты смело сказала! Кстати, в копилку твоего возможного успеха в Белграде можно бы записать и эту историю с Драганой Миркович, о которой мы недавно сообщали в “ЗД”. Все-таки благодаря ее перепевке твоя “Летала да пела” теперь — настоящий хит на Балканах.

— Да, возможно. Думаю, если я поеду на “Евровидение”, то в Белграде мы, конечно, с ней встретимся. Но пока между нами никаких контактов еще не было.

— Спасибо за интервью. Круто, если мы все вместе соберемся в Белграде, попоем, поржем, потусим, займем первое место. А тебе — удачи на этом тернистом пути!



Партнеры