Оскар — за волю к победе

Допустят ли бегуна без ног на чемпионат мира и Олимпийские игры?

24 июля 2007 в 16:16, просмотров: 419

Южноафриканский легкоатлет Оскар Писториус хочет принять участие в Олимпийских играх. Хотя ног у бегуна нет. Есть протезы. Он бежит, напоминая о фантастических фильмах — то ли Робокоп, то ли персонаж звездных войн… На самом деле — возмутитель спокойствия нынешнего легкоатлетического сезона.

Неделю назад он принял участие в этапе коммерческой серии “Золотая лига”. Пробежал 400 метров и стал вторым. Через два дня пробежал еще в одном турнире — неудачно: был дождь, да и правила нарушил, за что был дисквалифицирован. Но это не важно. Потому что прецедент уже создан.

Ноги Оскар потерял, не успев начать ходить, — в 11 месяцев из-за врожденного дефекта берцовых костей малышу ампутировали обе ноги. Родители дали ему вторую жизнь — поставили на протезы. В 2004 году он выиграл Паралимпийские игры. Победив там, наметил новые горизонты. Сейчас рвется на чемпионат мира по легкой атлетике-2007 в Осаку, а затем и на Игры-2008 в Пекине…

* * *

Ему можно было бы выдать медаль уже заочно — за волю к победе. Но в спорте слабаков не бывает. Поэтому появление человека на протезах на стартах (пока что коммерческих) вызвало много споров. Некоторые специалисты склонны рассматривать протезы как технический допинг. Допусти, мол, одного бегуна в виде исключения — и завтра появятся спортсмены с протезами рук, цепляющими шест мертвой хваткой, или ног, которые махнут сразу на полдистанции.

Международная федерация легкой атлетики (ИААФ) уже принимала поправку к правилам, по которой спортсмены не могут помогать себе искусственными приспособлениями. Поправка прожила несколько месяцев и была отменена. Но осмысление ситуации продолжается. Две стороны одной медали заставят говорить о себе долго. Пока же руководители ИААФ заявили, что допустят Писториуса к чемпионату мира-2007 в Осаке, если он представит доказательства, что его протезы не дают никаких преимуществ. Довольно беспомощная попытка, но беспомощность эта понятна: ни у кого не поднимется рука бросить камень в сторону Оскара в момент его победы над обстоятельствами. А делать что-то надо — инвалидность инвалидностью, но…

Что можно вменить в “вину” Оскару? Например, то, что он никогда не будет испытывать судороги икроножных мышц во время бега. Или то, что протезы подталкивают его вперед — как пружинки. То, что шаг его — искусственный, природные ноги могли быть и короче, и более хилыми.

Но любая вина должна быть доказана. Как это сделать? 

ИААФ записала на видеопленку выступление Писториуса. И будет теперь это видео тщательно изучать. Правда, кто может с полной ответственностью заявить, что вот здесь, на этом сантиметре бега у него могло свести икры, но не свело из-за протеза, не очень понятно. Тем не менее предстоит анализ скорости, того, как спортсмен ею управляет, какова длина шага и соответствует ли она остальным параметрам организма…

* * *

Вообще ситуация довольно противоречивая и вызывает явное замешательство даже у людей, которые не должны принимать никаких решений. Один только Оскар уверен в том, что он прав в своем стремлении попасть на дорожку неспециализированных соревнований. И в том, что коль скоро у него нет, например, икроножных мышц, то за них организму приходится расплачиваться другими мышцами, которые берут на себя дополнительную нагрузку.

И вот тут как раз и приходят мысли о том, что, если соблюдать чистоту эксперимента, надо удалить с дорожки и из секторов всех спортсменов, у которых есть искусственные суставы или сшитые прочнейшими нитями связки или исправлен вообще какой-либо врожденный дефект. Как, например, относиться к тому, что известный гольфист Тайгер Вудс, который всю жизнь страдал близорукостью, недавно сделал операцию на глазах — возмущаться или радоваться за него? Если можно подкорректировать зрение, почему нельзя то же сделать с ногами — не по желанию, по поворотам судьбы? Так что попытки Оскара прорваться нынче на дорожку Осаки-2007 — это лишь краешек айсберга, который может накрыть спорт в ближайшем уже будущем.

— Проблема шире, чем она может показаться, — говорит профессор Николай Дурманов, — например, у ребенка биодистрофия — это смертельное заболевание, при котором мышцы постепенно отказывают, обычно это происходит к 20 годам. Но теперь есть генно-инженерная технология, которая позволяет вставить ему нужный ген. Мышца работает по принципу: “газ” — растет, “тормоз” — не растет. И можно отключить этот самый “тормоз”.

Мы парнишку вылечили, он вот такой здоровенный вырос, ему 18 лет, берет первые места на соревнованиях: как к этому относиться? Это что, киборг или нет? Снимать его с соревнований или нет? На каких основаниях снимать? А врачебная тайна? И вообще — как с ним обращаться? Татуировку, что ли, под мышкой делать: генетически модифицирован, не подлежит участию в соревнованиях?.. Что делать-то? Это абсолютная реальность, это то, над чем сейчас думают многие юристы. Как быть с больными ребятами, лечение которых настолько эффективно, что дает им преимущество в спорте? Ведь может так получиться, что у нас бегать будут только почечные больные, которых накачали эритропоэтином, штангу будут поднимать только бывшие биодистрофики — и так далее…

* * *

Помимо всего прочего надо считаться и с тем, как отнесутся зрители к появлению такого бегуна — наполовину Робокопа — на неспециализированных чемпионате мира или Олимпийских играх. Любой готов приветствовать его мужество, но не любой может выдержать это зрелище. Я видела, как на чемпионатах мира, когда выступают, например, спортсмены-колясочники, накачанные красавцы, от лиц которых просто глаза оторвать трудно, люди плачут на трибунах и поспешно отворачиваются, потому что не все готовы в этот момент к душевному потрясению. Они пришли на спортивное шоу с другим настроем, за другими эмоциями. Американские журналисты провели опрос читателей: выступать ли Писториусу среди неравных ему спортсменов? Большинство высказалось против.

Но самый существенный аргумент за Оскара сегодня — то, что такие люди не будут появляться каждый день, год или даже десятилетие. Потому что нужна адская работоспособность с детства. Нужна мечта, подкрепленная пройденной каторгой. Нужен характер, сметающий на своем пути все преграды.

А самое яркое “против”? То, что профессиональный спорт сегодня — это дело, в котором на первый план выходят технологии, а не мечты. И технологии должны быть предоставлены всем одинаковые.

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

История вопроса

• В Олимпийских играх 1904 года принимал участие гимнаст с деревянной ногой. Американец Джордж Айзер получил 6 олимпийских медалей, из них 3 золотые.

• Француз Жоспе Гиллемо в 1920 году стал победителем в беге на 5000 метров, хотя сердце у него находилось в правой стороне грудной клетки.

• В 1930 году Кароль Такаш из Венгрии стал чемпионом Европы по стрельбе из пистолета. В 1938-м во время службы в армии Такаш лишился своей “рабочей” правой руки. Но в 1948 году он стал олимпийским чемпионом, стреляя левой рукой. 4 года спустя Такаш защитил свой титул.

• В составе сборной Бразилии знаменитый Гарринча выиграл чемпионаты мира 1958 и 1962 гг. Одна нога футболиста была короче другой. А в первом чемпионате мира по футболу — в 1930 году — за победителей, команду Уругвая, играл и забивал однорукий форвард Эктор Кастро, ставший одним из главных героев того турнира.

• Почти слепая американка Марла Ранион на Играх в Сиднее-2000 и в Афинах-2004 бежала на дистанциях 1500 и 5000 м с полноценными спортсменами. “Мое зрение — всего лишь обстоятельства. Я никогда не считала его препятствием для спортивных достижений”, — говорила Марла. Спортсменка родилась с аномалией сетчатки глаза. В 9 лет она начала терять зрение, а к 14 годам вынуждена была сменить футбол на легкую атлетику, так как перестала видеть мяч...



Партнеры