Квазимодо спасает мир

Андрей Яхонтов: “Устремленность жизни к уродливости видна повсюду”

24 июля 2007 в 14:50, просмотров: 315

Современное общество писатели критиковали, критикуют и будут критиковать во все времена. Правда, сегодня жанр Салтыкова-Щедрина утратил несколько свою популярность. Остросатирический роман Андрея Яхонтова “Роман с мертвой девушкой” показал нашу “верхушку” в очень, очень кривом зеркале.

Первое, самое драгоценное и бесспорное в романе Яхонтова — феерически фонтанирующее богатство языка. Современные “писатели”, чей словарный запас составляют три с половиной предлога, отдыхают и, что называется, нервно курят. Здесь есть все: от словаря сентименталистов до фени, от мата до лексики собственного сочинения, от лирики до разномастного жаргона.

Главный герой — человек тонко чувствующий и вообще чужой в современной поп-, теле-, радио- и книго- и художественной клоаке, в смысле, тусовке. И сложно сказать, повезло ему с внешностью или нет, — ведь родился он жутким Квазимодо с отвратительной пятнистой кожей и непропорциональным телом. Отчасти, несомненно, ему повезло, ибо случайно он попадает на ТВ и становится ведущим телепрограммы “Красота спасет мир”.

“Гном с неимоверно длинными мочками ушей и крючковатым загнутым книзу то и дело залезавшим к нему в рот носом” по фамилии Душителев занимает высочайшую должность в телемире и является самым что ни на есть прямым начальником героя. Первый гость передачи Квазимодо — самый известный кинорежиссер Баскервилев, “раздувая нафабренные усы”, орал: “Пусть все вокруг сдохнут, все завидуют моей лучшей в мире комедии “Утомленные гимном”, а коллекция моих автомобилей и конюшня и вовсе непревзойдена!”

Популярнейший поэт современности — Казимир Фуфлович, “без устали воспевавший наступления биотуалетов, но отдававший должное также и романтическим испражнениям на природе”. Самая цитируемая его строчка — “длинна кишка, к тому же она прямая”. “Что главнее всего? — говорит он. — Конечно, выделения”.

И выясняются жуткие вещи. Вершители судеб нашего телевидения точно знают, что больше всего интересно публике. “Где массовое пищевое отравление? Как дела с червями в каше у моряков? А теперь глисты из желудочного санатория! Херачьте обморожения, ВИЧ-инфекцию, бомжей в коллекторах и то, как они поедают крыс”.

Верхушка общества — невыносимо гадостные товарищи и этой своей гадостностью упивающиеся — не только загребают по себя весь мир, провозглашая ковыряние в носу во всех смыслах, раскапывая могилы и напяливая истлевшие одежды с трупов, в общем, делая то, что и цитировать жутко. Андерсен у них “сексуальный извращенец, заставлял несовершеннолетку сношаться то с эльфом, то с кротом, или вообще с ласточкой”. Лев Толстой для них предпочтительнее: “отымел Софью Андреевну сразу после венчания прямо в бричке”.

Вот что сказано у Лермонтова в “Герое нашего времени”: “Да это злая ирония!” — “Не знаю”.



    Партнеры