“Тополя” рубят — щепки летят

Офицеры-ракетчики объявляют голодовку

25 июля 2007 в 17:05, просмотров: 4128

Когда российские политики рассказывают про наши несокрушимые стратегические “Тополя”, которые не берет ни одна противоракетная оборона, охватывает гордость за державу. Мы — самые сильные и могучие в мире. И ракеты у нас самые-самые. И люди, что жмут на ядерные кнопки, — тоже. Разве может быть иначе?

Но у нас — может… Это понимаешь, когда люди — те “самые-самые” — стоят перед тобой и говорят: “Нашему терпению пришел конец. Мы объявляем голодовку!”

Гордость за державу сразу куда-то улетучивается.

Так произошло на днях, когда в редакцию “МК” приехала делегация ракетчиков из Красноярского края, где сокращается дивизия “Тополей”. Там вместе со старыми ракетами государство отправляет на свалку 500 семей своих защитников.

В 2005 году там же, в Красноярском крае, уже была подобная ситуация. Ракетчики расформированной Венской дивизии, после того как три года добивались положенного жилья, тоже объявили голодовку, а потом обратились за помощью к президенту США Бушу. Они рассудили так: раз нашу часть сократили по договору с США и американский конгресс выделил на это средства, то пусть Буш поинтересуется, куда улетучились деньги и почему российские офицеры остались без жилья.

Тогда разразился жуткий скандал. В поселок Кедровый, где разворачивались эти события, прибыли московские генералы. Они пообещали, что вскоре жители поселка получат 130 жилищных сертификатов и вопрос будет решен. Затем генералы улетели, а из Минобороны пришло официальное письмо: “По существующему законодательству решением проблем жителей Кедрового теперь должны заниматься гражданские власти…”

Сегодня по аналогичному сценарию развивается ситуация в микрорайоне Солнечный города Канска Красноярского края. Ракетная дивизия (в/ч 93791), дислоцированная там, в декабре этого года прекращает существование. В ней на вооружении стояли подвижные мобильные комплексы “Тополь”. Именно этими “Тополями” страшно гордятся наши политики и пугают американцев, создающих в Европе свою ПРО. А вот людей, которые всю жизнь обслуживали эти “Тополя”, те же политики столь высоко не ценят.
Вот, к примеру, что рассказали “МК” ракетчики из Канска.

* * *

Микрорайон Солнечный всегда был закрытым военным городком. Это означало, что по окончании службы все военнослужащие с семьями имели право на отселение из него. Причем по закону государство обязано предоставить им жилье по избранному месту жительства. Это справедливо, ведь всю жизнь офицеры ехали туда, куда государство их посылало, а теперь, на старости лет, они вправе жить там, где захотят.

— Ракетчики — это в основном четыре города: Ростов, Краснодар, Пермь, Серпухов, — говорит председатель комитета ветеранов в/ч 93791 подполковник Сергей Вечный, — мы там учились, оттуда родом, там остались наши родители, и туда мы хотели бы вернуться.

Но в том-то все и дело, что вернуться они не могут. 4 ноября 2006 года закрытый военный городок Солнечный вдруг сделали открытым. Это означает, что те, кто в нем жил, ожидая отселения, с этой минуты стали обладателями уже не военного — временного, а постоянного — муниципального жилья в тьмутаракани, из которой ни им, ни их детям уже никогда не выбраться.

Но чиновников такие пустяки не волнуют. Им главное — отрапортовать, что вопрос с бесквартирными военными решен. До этого в городке их было около 500, а теперь не осталось ни одного. Великолепное решение! Такими темпами можно и вправду, как это обещал Сергей Борисович Иванов, решить проблему жилья для военных к 2010 году. Нет, пожалуй, даже раньше.

Причем, как говорят ракетчики, дома в городке передавались в собственность Канску не целиком, а выборочно. Муниципальными становились квартиры только тех, кто увольняется или уже уволился и кому требуется отселение. То есть Минобороны махом сбрасывало с себя бремя обслуживания уже ненужных квартир (дивизия ведь сокращается), а заодно широким жестом реализовывало право на жилье своих офицеров. Хотя право на жилье в эдакой интерпретации сильно напоминает крепостное право. Офицеры говорят:

— Нас насильно вынуждают остаться в Канске. Работы здесь нет. А если и есть, то на заработки больше чем в 3 тысячи мы рассчитывать не можем. Да и, собственно, почему мы должны оставаться? Мы хотим вернуться домой, к старым родителям, им помогать нужно. Нам говорят: в принципе вы имеете такое право, но мы вам его обеспечить не можем. Командование РВСН нас успокаивает: ждите, придут квартиры, сертификаты… К сертификатам у нас много претензий, так как они потеряли реальную покупательную способность, но даже их не хватает. Они приходят по 15—16 штук в год. Мы посчитали, если молча ждать, то последние из нас получат их лет через 35.

Военные прокуроры выявили в 2006—2007 годах свыше пяти тысяч нарушений жилищного законодательства в отношении военнослужащих. За три года выявлено около 11 тысяч нарушений реализации государственных жилищных сертификатов в войсках. За этот период осуждены более 110 лиц, нарушивших закон при их оформлении.

* * *

Люди, чьи квартиры были переданы в собственность Канску, договор социального найма с городом решили не подписывать. Они говорят: как только мы это сделаем, сразу же лишимся всех прав на отселение.

— Пока дивизия на месте, — рассказывают отставники, — мы под охраной. Она — гарант нашего спокойствия.

Но когда в декабре дивизия уйдет, что будет с нами? Из Канска уже приезжали люди и говорили: покажите ваши квартиры, нам обещали на них ордера, и мы хотим посмотреть, где будем жить. То есть как только войска покинут городок, придут судебные приставы и вышвырнут нас на улицу даже из этого жилья?..

А между тем счета за обслуживание квартир уже приходят как из города, так и из воинской части — по два за месяц. За трехкомнатную квартиру, например, в каждом из них значится сумма: летом — 2 тысячи с копейками, зимой — 3700.

— И не знаешь, кому платить, — говорят офицеры, — не заплатишь городу, тебя выселят городские власти, не заплатишь Минобороны — выселят свои. А между прочим, у нас средняя зарплата подполковника с выслугой в 25 лет — 17—21 тысяча, ну а лейтенант получает 6—7 тысяч. При этом цены на продукты почти московские. Вот у вас тут 92-й бензин стоит 18—19 рублей, а у нас он — 19.40…

Пока власти и военные спорят, кому собирать деньги за жилье, коммунальное хозяйство приходит в упадок.

Горячей воды в городке нет с 14 мая, с момента отключения котельной. Чтобы ее подготовить к зиме, нужно 2—3 месяца. Но этим никто не занимается, так как власти никак не могут определить хозяина. Люди боятся, что зимой, когда морозы достигнут 35—40 градусов, они останутся не только без горячей воды, но и без тепла.

— Недавно мы обратились за помощью к губернатору Красноярского края Александру Хлопонину, — рассказывают офицеры. — Оказалось, он даже ничего не знал о нашей ситуации. Хлопонин пообещал помочь и выделить всем, кто пожелает остаться в Красноярском крае, жилищные сертификаты, даже с доплатой. На другие регионы его полномочия не распространяются. Кроме того, он озвучил цифру 16,2 млрд. рублей — деньги, которые были выделены на сокращение дивизии и жилье для людей. Но где они? Если деньги есть, то почему мы остались без квартир?

* * *

За ответом на вопросы офицеров из Канска “МК” обратился в главный штаб РВСН. Надо признать, что ответы были получены в тот же день и без всяких проволочек. Нам сразу же сказали, что подобная ситуация типична для всех городков, причем не только РВСН.

И это — правда. Если поездить, к примеру, по Подмосковью, по местам, где дислоцировались части ПВО, там столкнешься с такой же картиной. Однако нас в данный момент интересовала ситуация в Канске. Ее “МК” прокомментировал замначальника управления строительства и расквартирования РВСН полковник Игорь Сучков.

— Игорь Владимирович, офицеры в/ч 93791 говорят, что в их городке в муниципальную собственность передаются лишь квартиры отставников. Разве такое возможно?

— Сейчас главная проблема для жителей этого городка — уехать из Канска. Я был там, знаю этот городок. Не хотел бы я там остаться жить. А передача жилья в муниципальную собственность к проблеме отселения не имеет никакого отношения.

— Как же не имеет, если люди получают по два счета за квартиру: и от местных властей, и от военных?

— Пока делегация офицеров была в Москве, этот вопрос уже решился. Поначалу там действительно появилась некая самозваная структура, но сейчас по ней есть судебное решение. Теперь определена единая организация, уполномоченная Минобороны. Она принимает платежи и отвечает за содержание жилого фонда. Так что больше двойных счетов они получать не будут.

— А когда начнете отселять людей?

— У нас категория бывших военнослужащих как бы разделена на три части. Первая: военнослужащие, которые нуждаются в жилье — не обеспечены по нормам, проживают в служебных общежитиях, — те, которых мы не можем уволить без жилья. На эту категорию из бюджета выделены деньги. С ними проблем нет. Вторая категория — это те, кто проживал в закрытых военных городках и встал на учет до их открытия. Им должны быть выделены жилищные сертификаты. Но есть третья, самая проблемная часть — это те люди, по отношению к которым формально меры социальной защиты как бы выполнены — по последнему месту службы они обеспечены жильем.

Однако это вступает в противоречие со ст.15 п.14 Закона “О статусе военнослужащих”. Но там, в конце, есть ключевая фраза: порядок отселения данных граждан определяется Правительством РФ. Так вот: этого порядка в настоящий момент не существует. А значит, и финансирование на эти цели бюджетом не предусмотрено.

Мы бы и рады были обеспечить их жильем, но в военном бюджете нет строки: отселение граждан из военных городков по избранному месту жительства. А потому ни командир дивизии, ни командующий РВСН, ни даже министр обороны сделать этого не могут.

— Но офицеры утверждают, что 16,2 млрд. рублей были выделены на сокращение дивизии и их отселение?

— Неизвестно, откуда взялась такая цифра. Расформирование дивизии — это целый комплекс мер: и утилизация, и перевод техники, и выплаты увольняемым военнослужащим… Правда, к нам приходила бумага, где такая цифра озвучивалась. Органы управления ракетных войск эту информацию сейчас перепроверяют.

* * *

Пока военные проверяют цифры, а правительство бойко делит миллиарды на будущие олимпийские стройки, ракетчики из Канска готовятся к худшему.

— Уверяю вас, — говорит подполковник Сергей Вечный, — люди сегодня готовы на все. Сначала мы собирались перекрыть движение и не выпускать боевые комплексы с позиций. Но потом решили: мы же ракетчики и знаем, что такое подрыв боеготовности. К тому же на каждом “Тополе” ядерная боеголовка, это — фактически атомная бомба, мало ли что… Но все равно отступать мы не собираемся. Сейчас там, в Канске, люди ждут нашего возвращения из Москвы, и мы оставляем за собой право начать коллективную голодовку.

СПРАВКА "МК"

 Постановление Конституционного суда РФ от 5 апреля 2007 г. №5-П “по делу о проверке конституционности положений пунктов 2 и 14 статьи 15 Федерального закона “О статусе военнослужащих” признает, что законодательные изменения, устанавливающие различные формы жилищного обеспечения военнослужащих в зависимости от даты их увольнения, не имеют конституционного обоснования. В связи с этим п. 2 и 14 ст. 15 Закона “О статусе военнослужащих” (в редакции закона №122-ФЗ) признаны не соответствующими Конституции РФ. Правительство в течение трех месяцев должно определить условия и порядок обеспечения бывших военнослужащих жильем.



Партнеры