Что творят эти псы-футболисты

Корреспондент “МК” сходил на матч в компании служебных собак

25 июля 2007 в 16:02, просмотров: 421

Приходя на массовое мероприятие — например, на футбол, москвичи видят море охраны: вахтеры, секьюрити, милиция, внутренние войска. Но у системы безопасности есть еще и другая, незаметная глазу собачья сторона. Оказывается, каждый уголок многотысячного стадиона, каждое зрительское место предварительно обнюхано милицейскими собаками. И кто бы мог подумать, что во многом именно от четвероногих зависит благополучный исход мероприятия.

Корреспондент “МК” убедилась в этом, поработав на матче вместе с кинологами.

В кинологическом центре (ЦКC) Северного округа, который “опекает” стадион “Динамо” (там должен был пройти “наш” матч), — около 60 собак. Девочки живут отдельно, мальчики отдельно. Каждая особь — в своей “комнате”. Псы работают по нескольким направлениям: специалисты по наркотикам и взрывчатке, патрульные собаки и следовые (те, что выезжают на место преступления).

Откуда берутся милицейские псы? Незначительную часть приносят местные жители — например, если купили собаку, а потом по каким-то причинам нужно от нее отказаться. Если она пройдет “испытательный” срок, то ее возьмут, если нет — вернут хозяевам. Для работы в милиции четвероногому важна не внешность, а профессиональные качества: смелость, выносливость, ум.

Большую часть собак выращивают в зональном кинологическом центре ГУВД. Тут есть и собачий роддом, и ветклиника, созданы все условия для воспитания спецов-нюхачей. Здесь же проходят обучение начинающие кинологи.

Кстати, слух о великолепных качествах российских милицейских собак уже пошел по всему миру. Недавно в зональный центр даже приезжали чешские полицейские-кинологи. Посмотрев наших псов в деле, они пришли в восторг и предложили московским кинологам обменяться опытом и собаками. Не исключено, что скоро московские улицы, метро и стадионы будут патрулировать и овчарки-чехи.

— У наших псов, в отличие от европейских, есть уникальный опыт работы в условиях реальных боевых действий.

 Поэтому иностранцы и обратились к нам, — пояснил директор зонального кинологического центра Николай Зотов.

Собачья статистика на данный момент в Москве такова: примерно 60—100 собак в каждом округе и еще порядка ста в кинологическом центре ГУВД.

9.00. Все кинологи уже на службе. Кто-то делает уборку, кто-то вычесывает своего пса, кто-то варит собакам кашу. Увы, завтрак положен лишь тем, кто не едет работать.

— Они поели вечером, и этого им пока достаточно, а если собака сыта, ей будет тяжело бегать, — поясняют милиционеры.

Сегодня непростой день — матч ЦСКА—“Динамо”. Их ярые фанаты не особо враждуют — главный их “враг” — “Спартак”. Тем не менее на подмогу УВД САО стягивается милиция из двух соседних округов. От нашего кинологического центра едут два пса, работающих по поиску взрывчатых веществ (ВВ), и несколько патрульных собак.

10.30. Сажусь с ротвейлером Рафаелой и ее хозяином в легковую машину. Рафа сидит на переднем сиденье без намордника и невозмутимо смотрит в окно. Увидев, что ее снимают, с интересом тянется к объективу фотоаппарата.

— Если хотите, можете ее погладить, — говорит кинолог.

— Она спокойная по характеру? — интересуюсь на всякий случай.

— Конечно. Собаки, работающие по ВВ, должны быть добрыми. Мы ведь и в детские садики выезжаем.

Коллега Рафы, овчарка Круз, едет в милицейской машине с патрульными собаками. Там обстановка не такая спокойная: оказавшись втроем в тесном салоне, четвероногие пассажиры слишком эмоционально восприняли друг друга, кинологам с трудом удается держать их “в узде”.

11.00. Мы прибываем на место задолго до приезда игроков и большинства болельщиков. Пока еще вход на трибуны свободный. Но служебные собаки обязаны за три часа быть здесь и начать осматривать каждый уголок. Мы с хозяином Круза, экспертом-кинологом Игорем, почти бегом продираемся сквозь кустарники. На ходу спутник проводит со мной ликбез:

— Мы должны осмотреть всю территорию вокруг стадиона, подтрибунные помещения, туалеты и трибуны. Вот для вас это сейчас просто прогулка, а я смотрю на окружающее со своей стороны — профессиональной.

Круз тоже свое дело знает — нюхает. Кстати, по собачьим меркам он уже ветеран, но, будучи фанатом своего дела, продолжает служить.

— Пока я тут работаю, будет работать и он, — говорит Игорь.

Внезапно Круз останавливается и тревожно внюхивается в траву: тут девчонки были, в смысле — сучки.

Обходим наружную сторону здания. Здесь расположены маленькие фирмочки и технические помещения.

Заглядываем в одно. Внутри свалены коробки и бумаги. На крик: “Есть тут кто?” — показывается пожилой человек из персонала стадиона. Он клянется, что постороннего не пустит, и обещает к началу матча двери запереть. В другом помещении парнишка печет лепешки — видимо, для продажи во время матча. И так — помещение за помещением, включая кабинки туалетов. Если в стенах попадаются ниши, Игорь в них заглядывает, а следом и Круз сует туда морду.

Поднимаемся на трибуны. Там тоже все “чисто”, разве что на сиденьях “армейцев” (они — номинальные хозяева) заранее разложены флажки. Игорь уходит составлять акт о том, что первоначальная проверка прошла.

13.00. Стадион начинает заполняться зрителями, у входов появляются милиционеры и контролеры, на автобусах подъезжают игроки. А мы снова идем пройденным маршрутом: теоретически бомбу могут подложить и перед самым матчем. Периодически кинолога зовут по рации в какой-нибудь из секторов — бдительные граждане обнаружили бесхозные пакеты, оставленные, видимо, забывчивыми зрителями.

Теперь не менее ответственный этап: “собачий патруль” заходит в раздевалки игроков каждой команды (пока тут пустынно, но футболистов уже ждет заранее разложенная по стульям форма), душевые, массажный кабинет.

Кинологу с собакой везде зеленая улица, его беспрекословно пускают даже в святая святых — комнату судей.

Многие из сотрудников стадиона узнают Круза и радостно приветствуют, а с кинологом здороваются за руку.

Путем игроков мы выходим на поле. Затем — на улицу. И замечаем, как стоящие у автобуса представители одной из команд с умилением провожают взглядами Круза.

13.45. Возвращаемся к дежурной части.

Кинолог ненадолго оставляет нас, и я прошу пса: “Ну что ты стоишь? Посиди!” Круз садится, а потом и ложится.

14.00. Начинается матч, и собаки-нюхачи могут отдохнуть. А вот патрульным псам, наоборот, предстоит около двух часов стоять на боевом посту. Их кинологи (в большинстве девушки) выстраиваются с четвероногими напарниками вокруг поля, на самом солнцепеке, лицом к трибунам. Я сажусь на трибуне с фанатами “Динамо”. И уже в первые минуты матча несколько великовозрастных подстрекателей начинают заводить себя и соседей.

Один, например, каждый раз, когда объявляют фамилию игрока, ушедшего из его любимого клуба в ЦСКА, неизменно орет: “Проститутка!” — а судья получает от него прозвища и похлеще. Стадион гудит, фанаты начинают скандировать “кричалки”.

— Собака должна быть устойчива к подобным вещам, — говорил мне перед матчем Сергей Фролов, отвечающий в ЦКС за работу патрульных собак. — А то бывает, собака хорошая, а кто-то кинет файер — она испугается и побежит. Такая нам не годится.

16.00. Матч окончен. К счастью для кинологов, все обошлось без происшествий, и ничего подозрительного на стадионе замечено не было. Но для Круза и его четвероногих товарищей, заступивших на сутки, рабочий день еще не закончился. Сейчас они вернутся в ЦКС, съедят долгожданную кашу, но если дадут команду, придется снова собираться на выезд.



Партнеры