Холодный прием в Юрмале

Обозреватель “МК” Артур Гаспарян передает с фестиваля “Новая волна-2007”

26 июля 2007 в 17:32, просмотров: 552

Юрмалу накрыла очередная “Новая Волна” — международный конкурс молодых исполнителей поп-музыки. Традиционная для фестиваля последняя неделя июля выбрана не случайно. По статистике — это самая солнечная и теплая неделя на Рижском взморье. Но не в этот раз. Начало праздника омрачено холодной и дождливой погодой. Однако столь холодный “прием” небесной канцелярии с лихвой компенсирован и накалом страстей в зале “Дзинтаре”, и значительно потеплевшей атмосферой вокруг самого праздника.

В Латвии, где о “тяжелом наследии оккупации” любят упоминать при каждом удобном случае, даже столь невинное занятие, как поп-фестиваль, еще недавно становилось объектом ядовитого сарказма со стороны той части латвийской прессы, которая издается на государственном языке. Ни персона Раймонда Паулса, одного из “отцов-основателей” конкурса, ни внушительный список западных артистов, каждый год посещающих фестиваль, не смущали иных “острословов”. “Русские в очередной раз устроили в Юрмале свои дикие пляски, чем шокировали местных жителей и туристов из цивилизованной Европы” (цитата из газеты “Телеграф”). В стране, разделенной по национальному признаку, это мероприятие представлялось исключительно варварским сборищем, чуждым местной ментальности и национальным традициям.

Но сейчас здешние наблюдатели сходятся во мнении, что “произошел сдвиг”, и связывают это не только с ощутимой материальной выгодой от понаехавших в Юрмалу русских нуворишей, которые сорят деньгами налево и направо, но и с общим потеплением в межгосударственных отношениях между Латвией и Россией после избрания нового “президента-прагматика” Затлерса. Теперь не только местные русскоязычные, но и латышские газеты с умилением расписывают, как веселятся, отдыхают и поют в Юрмале на “Новой Волне”. Знатоки подсчитали даже, что, в отличие от прошлых лет, встречать Аллу Пугачеву на вокзале в Риге собралось латышской прессы не меньше, чем русской, что в последний раз было только во время визита Джорджа Буша.

Сама муза фестиваля Алла Борисовна мерзла в день открытия на красной дорожке, встречая гостей, вылезавших то из бричек, то из старинных лимузинов. Дорожка, правда, оказалась не красная, а голубая. И хотя шутники скабрезничали, но эта голубизна символизировала не сам шоу-бизнес, а лазурность морского прибоя — ведь “Новая Волна”.

И Алла тоже была вся в лазурном. Воздушный пеньюар с кружевными рукавами то и дело норовил раздуться, как парашют, на неприветливом и холодном балтийском ветру. В коротких паузах между встречей “дорогих гостей”, когда телекамеры не снимали Пугачеву, ее улыбка превращалась в гримасу страдающей Магдалены. Но та каялась, а эта — просто мучилась. Намучившись, Алла в какой-то момент не выдержала, коротким словом прекратила “комедию” и отправилась греться за кулисы, чтобы хоть на сцене не быть совсем синей.

Весь день до этого она просидела в своих президентских апартаментах, готовилась к концерту и лишь на минуту спустилась в гостиничный холл — побродить по ювелирной лавке. Что-то высматривала, водила пальчиком по витрине с украшениями. Ничего не купила и вернулась в номер. Даже обедать не поехала. Отправила свою помощницу Елену Чупракову в супермаркет за яйцами, сосисками, огурцами, картошкой и сметаной — благо в люксе есть не только четыре комнаты, но и полноценная кухня. Там они и зажарили яичницу с гарниром. Но Чупракова из продмага вернулась в изумлении: мол, яйца — золотые. Дело в том, что здешняя валюта — лат — очень дорогая, равна двум полноценным американским долларам, а цены — обычные. Вроде — копейки (то есть сантимы), а как помножишь на два, а потом на 26, тут и оторопь берет.

Обескураженная яичной дороговизной и побитая холодным ветром, Алла вышла к публике, видимо, уже на взводе. Какое-то время ей удавалось это скрывать, но чаша должна была переполниться. Последней каплей стала шутка “комедианта” Павла Воли. Разыгрывая в дуэте с Ксенией Собчак ревнивого дурачка, он сказал о Филиппе Киркорове то, что ему написали сценаристы: “Это кто? Что-то я о нем ничего не слышал”. И не успел зайти в кулисы, уступив место на сцене сиятельному Филу, как наткнулся на разъяренную Пугачеву. “Ты кто такой? — рявкнула на шутника муза фестиваля. — Ты что себе позволяешь?! Еще раз так пошутишь, вылетишь у меня отсюда пулей”.

Оставшийся вечер только и обсуждали “гнев Пугачевой”, передавали ее слова из уст в уста, как “Отче наш”, и подходили к Киркорову — выразить не то восхищение, не то зависть тем, что у него такая защитница. Всех изумляло, что ведь — “бывшая жена, а как заступилась”. Филипп, потупив очи, скромно соглашался: “Да, вот так — близкие люди не бывают бывшими”.

Как в этой ситуации не нарвался на пугачевский тумак Басков, до сих пор не ясно. “Хоть я и не 25 лет на сцене, — язвил блондинистый “шарманщик”, меряясь с Киркоровым артистическим достоинством, — а заслужил такие же громкие аплодисменты”. Казалось, еще секунда, и Коля сиганет со сцены в зал — поднимать людей пинками с кресел. Ведь Филе зал аплодировал как раз стоя — единственному из всех выступавших, — что, видимо, и завело блистательного Николя. Залу сказали, что ФК празднует 25-летие творческой деятельности, и воспитанная публика, разумеется, поднялась по такому случаю.

На неожиданно намытый “Новой Волной” юбилей Филипп подготовил затейливое попурри из кусочков, припевов и запевов аж 23 своих песен. Вышел мини-концерт “Любимое, лучшее и только для вас” за 7 минут. Как пишут в объявлениях: “Выезд, быстро, качественно, недорого”. Кроме последнего, все сходится. В финале мегаремейка, когда публика торжественно встала и захлопала, казалось, что артист пропел свое музыкальное завещание и его провожают в далекий космос…

Мини-юбилей отметил и Дима Билан. Ему еще до музыкальных завещаний далеко, но помпезности у коллеги Филиппа, наставлявшего его на путь истинный в Афинах на “Евровидении-2006”, он прилежно научился. Билан несомненно чувствовал себя героем праздника. Пять лет назад на этой же “Волне” совсем юный и начинающий артист получил от жюри утешительное четвертое место, уступив даже дуэту Smash!! с Топаловым и Лазаревым.

Последняя “несправедливость” стоила особенных нервов продюсеру и “открывателю” Билана Юрию Айзеншпису. Зато сейчас — где Smash!! и где Билан! Герой “Евровидения” и собиратель всех мыслимых премий последнего сезона вышел на сцену подлинным победителем. А в коротком разговоре с “МК” не злорадствовал, а наоборот — благодарил былую сцену-мачеху за вкус к борьбе и победе, который “Новая Волна” в нем тогда и пробудила. Победительницей себя ощущала и нынешний продюсер артиста Яна Рудковская, которая раскрыла за кулисами свой секрет успеха: “слушать, что тебе советуют, и делать все наоборот”. Зато у многих нынешних конкурсантов вкус к борьбе зажгло именно “Евровидение”, и, намыкавшись там, они теперь рванули в Юрмалу — Михай из Румынии, Полина Смолова из Белоруссии, Наталья Гордиенко из Молдовы…

В четверг в первый день конкурса многие члены жюри панически обнаружили себя в тупике. Братья Меладзе — певец Валерий и композитор Константин, — сам маэстро Игорь Крутой и другие говорят, что такого сильного состава конкурсантов они не припомнят. Жюри в первый день не столько судило, сколько наслаждалось выступлениями новоявленных “соловьев”, будь то украинский дуэт Barcelona, казахская группа Rin’Go, американка Chioma, чех Issa Samer, певица из Германии Franciska, и так можно перечислить почти всех 18 соискателей на победу.

Только Валерия не могла сосредоточиться на работе в жюри, потому что не переставая звонил телефон. Это ее младшенькая Аня требовала передать трубку Тимати, большой поклонницей которого она является. Бедная мамаша, как в “Служебном романе”, растерянно бубнила: “Прямо сейчас? Я не могу, я на работе…”




Партнеры