Любовь на море: либе и аморе

Какие подводные камни таит в себе роман с иностранцем

27 июля 2007 в 14:56, просмотров: 616

Любви покорны не только все возрасты, но также все расы, нации и народности. Особенно летом, когда жаждущие любовных приключений туристки расползаются по белу свету в надежде встретить свою судьбу или хотя бы пережить любовное приключение. Кто они, любовники из далеких стран, о романе с которыми мечтают многие русские девушки? Чего от них ждать и на что рассчитывать?Журналистки “МК” делятся с читателями собственным опытом по покорению чужеземных сердец.

Романтичный итальянец

Он был официантом в кафе-мороженое в Палермо и впервые обратился ко мне за три дня до моего отъезда.

— Можно пригласить тебя на ужин?

Я согласилась — парень был до невозможности красивый. И вообще, не уезжать же с горячего полуострова без курортного романа! Уходя, я оставила ему хорошие чаевые — чтоб не передумал…

…Ужин в ресторане плавно перетек в домашнее продолжение банкета. Как и положено, мой кавалер сорвал с меня одежду и, осыпая поцелуями, повлек в спальню. Правда, на мой вопрос о средствах контрацепции он чуть не расплакался. Как можно думать о таких мелочах в момент священнодейства? Хорошо, что о мелочах подумала я...

“Лошатэ ми канта-а-а-а-а-рэ…” — запел он, когда мы лежали на смятых простынях, приходя в себя после бурных объятий. Я вздрогнула от неожиданности.

— Это красивая песня о моей любви к тебе! — объяснил непонятливой мне итальянец.

Серенады в его исполнении я слушала всю ночь. Затягивая очередную мелодию, мой кавалер всякий раз объявлял что-то вроде: посвящается моей возлюбленной…

На следующий вечер он принес бутылку вина:

— Это возьми в Москву для своей мамы.

— ???

— Ну да, чтобы потом, когда я приеду к тебе, она не сказала: “О, мафиозо итальяно! Катастрофе!”

Он приедет ко мне, в Москву?! Так это любовь?!!!

Чудесное предположение подтвердилось на последней встрече.

— Знаешь, однажды я был влюблен, — сообщил мой Ромео. — Я делал для нее все, а ей было плевать. С тех пор я стал равнодушен к женщинам, пока не появилась ты… Давай я приеду в Москву ровно через три месяца. Если ты до тех пор не влюбишься в кого-нибудь другого, я увезу тебя в Италию.

Зажмурив глаза, я кивнула…

В Москве, промучившись в ожидании звонка две недели, я не выдержала и сама набрала его номер. Он не сразу понял, кто я такая, а потом пробурчал что-то дежурное про свою занятость. На этом наш роман и завершился.

• РЕЗЮМЕ. Итальянцы славятся знанием “науки страсти нежной”. Для них важен не результат, а процесс завоевания девушки. Итальянцы за каждой ухаживают так, словно встретили единственную любовь в своей жизни. Они будут убеждать вас в том, что мечтают жениться и родить детей, и в какой-то момент сами будут искренне верить своим словам. Но их пылкие сердца — лишь национальная особенность. Они остывают так же быстро, как и загораются.

Темпераментный француз

Первым, что я увидела в Париже, был он. Невысокий, вертлявый, кучеряво-черноволосый — классический француз. Он вез меня на такси из аэропорта в отель. Всю дорогу трещал без умолку, смеялся, хлопал меня по плечу. Затормозив возле отеля, Анри неожиданно привлек меня к себе и смачно поцеловал в губы. А потом так широко и обезоруживающе улыбнулся, что я, уже готовая влепить ему пощечину, лишь застенчиво потупилась…

В тот же вечер мы с ним отправились гулять по Парижу. Темперамент Анри зашкаливал: он норовил зажать меня в каждом переулке и впиться губами в мои. Я не отталкивала его — такой напор перевернул мой рассудок вверх ногами.

Секс случился в ту же ночь, причем неоднократно. Каждый раз, завершив процесс, Анри рыдал в голос…

Он взял отпуск или отгулы — не знаю, как это у них называется, — и мы несколько дней не вылезали из номера.

Пока я наконец не вспомнила, что нахожусь в Париже и рискую так и не увидеть его. Анри нехотя согласился сопровождать меня.

…Возле Нотр-Дама мне захотелось подняться на смотровую площадку. У кассы мой кавалер выжидательно воззрился на меня. Я — на него. Мне и в голову не приходило, что билеты по 6 евро следует покупать мне! Анри, похоже, придерживался другого мнения, но после неловкой заминки все-таки полез за кошельком. Настроение его явно упало. Он больше не улыбался, смотрел на часы и, едва мы спустились вниз, заторопился по делам.

Правда, поздним вечером снова явился в отель, и бурная ночь повторилась.

В оставшиеся дни моего вояжа мне удалось подвигнуть Анри на прогулки по городу лишь однажды. Кататься на теплоходике по Сене он отказался наотрез (билет — те же 6 евро), а от кафе шарахался, как от чумных бараков.

И весь день ныл — не пора ли нам вернуться в отель?

…В последний день он сам вызвался отвезти меня в аэропорт. Поцеловал на прощание тем же страстным поцелуем и… попросил расплатиться по счетчику.

• РЕЗЮМЕ. Французы — замечательные любовники. Постель — их стихия, и они прекрасно об этом знают.

Поэтому и не стремятся к красивым ухаживаниям. А может, тому виной национальная французская прижимистость. Не стоит рассчитывать, что парижский любовник обеспечит вам красивую жизнь пусть даже длиной в одну неделю!

Прямолинейный араб

 “Любимая-красивая!” — заученно выпалил смазливый торговец сувенирного ларька на территории нашего отеля в Хургаде. Разморенная жарким египетским солнышком, я улыбнулась в ответ.

“Как дела?” — появлялся он на моем пути по сорок раз на дню.

“Хорошо!” — кокетливо подмигивала я и убиралась восвояси.

Он просиживал день-деньской на соседнем со мной лежаке и плел комплименты о моей неземной красоте. Я вежливо благодарила и убирала его руки с разных частей моего обнаженного тела. Но за пару дней я как-то привыкла к его обществу, не гнала назойливого ухажера прочь и поддерживала незатейливую беседу.

На третий день он велел мне подойти после ужина к выходу.

— Пойми, мне в отеле нельзя, — объяснил араб, — у нас с этим строго. Поедем ко мне, а утром я привезу тебя назад.

От такой наглости я потеряла дар речи. Он целый час не хотел меня отпускать, уговаривая, взывая к моей совести и даже слегка угрожая. А когда я все-таки развернулась и пошла прочь, то услышала вслед непонятные арабские ругательства. Назавтра он демонстративно отворачивался при моем появлении и что-то злобно бормотал. Отпуск был испорчен — я боялась лишний раз пройти маршрутом мимо злополучного ларька.

• РЕЗЮМЕ. Арабы падки до европеек. Воспитанные в мусульманских традициях, они воспринимают нас, бесстыдно загорающих топлес, в трусиках-стрингах и непокрытой головой, как женщин ну совсем легкого поведения. Обычное для нас легкое кокетство и улыбки они воспринимают как однозначный сигнал к действию.

Практичный немец

С берлинцем Робертом мы познакомились на турецком побережье. Респектабельного вида, старше меня на
15 лет, он подкупал аурой бюргерской стабильности и надежности.

— Имей в виду, я приглашаю, — внес ясность на первом свидании мой новый знакомый, пока я изучала меню в кафе. “Значит, ухаживает!” — сообразила я.

Однако этим признаки ухаживания исчерпывались. Через неделю Роберт признался, что мечтает о жене. Ему уже 45, и все шаги по подготовке к семейной жизни он уже предпринял: сделал неплохую карьеру и купил очень милый домик. Осталось дело за малым.

Все это говорилось совершенно абстрактно, без малейшего намека на мою личность. Вообще за весь месяц нашего отдыха Роберт не намекнул даже на симпатию в отношении меня. Но ежедневно после завтрака стучал в дверь моего номера, и мы вместе шли на море, на прогулки, на экскурсии…

По окончании отпуска между нами завязалась долгая и нудная переписка. “Желаю тебе хорошего дня”, — настоятельно пиликал мой мобильник каждое утро.

“Спасибо, и тебе тоже”, — исправно реагировала я, разбавляя штампованный ответ то одним, то другим смайликом.

И вдруг... “Ты мне сегодня приснилась!” — гласило очередное послание. А следом за ним пришло еще одно.

“Целый месяц в Турции и еще месяц после я проявлял к тебе интерес. Думаю, я ясно дал это понять. Скажи прямо: тебе это надо?”

“Я не готова ответить так сразу...” — смутилась я. Я ждала развития событий, признаний в любви… Но мой ответ стал последним словом. Немец сдался без боя. Его чувство угасло так же быстро, как и вспыхнуло.  Расчет оказался неверным.

• РЕЗЮМЕ. После сорока немецкие мужчины нагуливаются и начинают  подумывать о семье. Но — увы! — они не романтики. Чем завоевывать одну женщину, им проще найти другую, у которой будет меньше претензий. Они не бросятся в омут с головой и просчитают все ходы заранее — может, всерьез в вас влюбляться им вовсе невыгодно?



Партнеры