Алла Пугачева — “МК”: “Я вся скроена из комплексов”

Сегодня Примадонна подарит кому-то надежду

29 июля 2007 в 18:12, просмотров: 949

На творческий вечер Игоря Крутого в субботу на “Новой волне” Алла приехала, прихрамывая, как утка, на обе ноги. Накануне, на концерте членов жюри конкурса, она решила порадовать публику знаменитой красотой своих ножек, которые особенно хороши на высоких каблуках. И расплясалась не на шутку.

Но артрит в 58 не дремлет. “Я, конечно, знала, что у меня сразу опухнут ноги, но, превозмогая боль, жертвовала собой ради искусства — так и напиши”, — грустно сказала Алла, осторожно перешагивая через порожек гримерки. Села, отдышалась, закурила.

Впрочем, она не одна такая. На репетиции бодрячок Киркоров предложил всем звездам в их коллективном выступлении эффектно упасть в финале песни на колени. Валерий Леонтьев на это заметил: “Упасть-то упадем, боюсь, не все потом смогут встать”…

 

ДИАЛОГ ДНЯ

разговор Орбакайте с репортером “МК”

— Кристина, сегодня идете на день рождения Крутого, что мама ваша подарит маэстро?

— Если честно, не знаю, но слышала их разговор. Мама спрашивает: “Игорь, что ты хочешь на день рождения?”
А Игорь Яковлевич скромно отвечает: “Алла Борисовна, я хочу “Бентли”.

 

Сегодня вечером в Юрмале торжественно закроется “Новая волна”. Будут официально объявлены победители, а Алла вручит свой именной приз, судьба которого по традиции становится одной из захватывающих интриг конкурса. Но решение это дается Примадонне всегда непросто.

— Аллочка, сойдя с поезда, вы сразу объявили, что хотели бы увидеть наконец на сцене настоящего мужчину. Нынешний конкурс ваши ожидания хоть как-то оправдывает?

— О-хо-хо… Ну полно мужчин. Все в порядке. Но такого, какого хотелось бы, нет. Не увидела.

— Похожего на Тимберлейка? Вы ведь его упоминали в качестве образца?

— Почему именно Тимберлейка? Просто такой должен быть, так должен спеть, чтобы захотелось за ним пойти, захотелось с ним познакомиться.

— А тут все женщины в зале просто рыдают над греком Костасом Мартакисом, порвать его готовы…

— Ну я уже вышла из того возраста, чтобы падать на голубые глаза с черными бровями.

— Значит, ваш именной приз, который все ждут с особенным волнением, достанется не тому, кого искали?

— Ну я же не говорила, что вручать надо только “настоящему полковнику”, и никому больше. Найду кому.

— Вы уже определились?

— Я еще размышляю. Для меня всего три претендента есть. Понимаешь, я долго думала, что такое премия “Алла”. Все-таки это премия доверия. Доверия, что человек сможет что-то. Необязательно это должны быть лидеры конкурса. Иногда видишь то, чего другие могут сразу не увидеть, не заметить, не оценить. Видишь, как кто-то подает надежду, и его надо просто подбодрить. А я, может, этим жестом помогаю обратить внимание. И все удивляются потом — действительно, мол, как мы это пропустили? Вспоминают через два года — ага, это же тот или та самая… Вот у меня сейчас есть три таких претендента.

— А те, кого вы уже “подбодрили” на прошлых конкурсах, оправдали ваши ожидания?

— Я пока лишь несколько раз дала премию и, по-моему, не зря. У Тины Кароль из Украины судьба, слава богу, хорошо сложилась. Премия доверия оказалась в надежных руках. Алена Высоцкая не без труда, но тоже вот прорвалась на большую сцену и сама говорит, что моя премия ее окрылила. Не совсем знаю о судьбе прошлогодних ребят из Jukebox, но, по-моему, и у них все хорошо. Год всего прошел. Но в Татарии они — почти национальные герои.

— В прошлом году вы шутили в “ЗД”, что вот, мол, неплохо бы заняться новой волной — то есть радиоволной. Насколько я понял, шутили не зря…

— Я тогда действительно просто шутила. Дошутилась. Скоро откроется новое радио. А до октября я еще должна придумать концепцию своего выхода в эфир — программы, разговоры.

— Вы станете радиодиджейкой?!

— Я с удовольствием пойду на общение с радиослушателями. Встречи с интересными людьми буду проводить. Что-то еще придумаю. Дебюты, новые имена. И может быть, тот самый хит-парад от Аллы, где премия моя будет как раз очень уместна.

— Когда-то вы издавали журнал “Алла”. А сейчас откуда этот кураж возник? У вас без радио забот не хватало?

— Есть всему приземленное объяснение — ездить уже тяжело, концертировать. Я уже сказала, что гастроли давать буду до 60. После 60 могу иметь какой-то свой маленький концертный зал. Хотите — приходите, слушайте. Нет — не приходите. На телевидении вряд ли я буду так смело показывать свой небесный лик. Потому что у меня есть определенные комплексы. Я — не Лолита Милявская, без комплексов. А радио — оно мне как-то спокойнее. Голос у меня узнаваемый. С годами все ниже и ниже. Впрочем, я всегда пела пискляво, а говорила низко. А сейчас уже и пою… Думаю, радио — это хорошая вещь, которая может оставить мне общение с людьми. И мне, и тем, кто хочет пообщаться.

— А Филипп Киркоров туда попадет, правда?

— А куда ж он денется! Он же поет все время… Туда попадут все, кто поет. А те, кто орут, кричат, ругаются матом и делают вид, что поют, не попадут.

— Ой-ё-ёй. Страшно! А ваши песни?

— В день по одной песенке — и достаточно. Старое, новое. За два года, к 60, как раз и напомню все, что я напела. Это подведет какой-то итог.

— Прямо душу разрываете всей этой грустью. Вот Раймонд Паулс здесь, в Юрмале, на открытии конкурса вновь отвечал на вопрос, почему он никак не может уйти? И сказал: “Пока мне аплодируют, я играю”…

— Я же сказала, если найду место, где смогу петь, не выезжая куда-то, то, пожалуйста, приходите. Если кто-то придет и будет хлопать, я буду только рада.

— А уж как будем рады мы! И с нетерпением ждем, кого в понедельник вечером вы осчастливите надеждой…



    Партнеры