Гарлем на Москве-реке

Корреспонденты “МК” побывали в одном из “мигрантских” кварталов столицы

29 июля 2007 в 15:55, просмотров: 626

…Двор грязно-зеленой пятиэтажки усеян бутылками из-под пива и водки. У самого входа в подъезд стоит прогнивший автомобильный кузов. Старое здание зияет пустыми оконными рамами. Кое-где окна просто забиты ржавыми железными листами, а уцелевшие стекла в деревянных рамах можно пересчитать по пальцам.
Много таких домов в Москве — пока еще не снесенных. Но — обитаемых. В выбитых окнах сушатся простыни и детские вещи, на хилых подпорках висят “левые” электрические кабели. Тут с семьями по многу лет живут дворники, строители, грузчики — мигранты. Корреспонденты “МК” зашли только в один из таких кварталов. Отличается он от других лишь тем, что расположился в самом центре города — недалеко от Кремля.

…Мы поднимаемся по истертой лестнице, стараясь не касаться перил. На ветках дерева, которое растет прямо под окнами, висят клочья одежды, туалетная бумага, носки. От созерцания “живописного” вида нас оторвал резкий звук — на верхних этажах хлопнула входная дверь. По лестнице быстро спускались парень и девушка.

— Вы в этом доме живете? — пытаемся завязать разговор.

Парочка подозрительно осмотрела нас.

— Мы не местные. Ничего не знаем, — тут же открестился молодой человек. — А чего надо?

Услышав, что мы из газеты, он, до этого свободно изъяснявшийся, неожиданно забыл русские слова. Парень схватил под руку подругу и быстро потащил ее к выходу. Мы тем временем поднимаемся на четвертый этаж. Нашему взгляду предстает еще более убогий вид — побелка от стены полностью отслоилась, а у входной двери квартиры была куча мусора из пустых банок от йогуртов, “бычков” и грязи. Этажом ниже щелкнул дверной замок. Мы спустились и столкнулись с женщиной лет 30. Она представилась Машей.

— Не тяжело вам жить в таких условиях? — спрашиваю у нее.

— Мы вынуждены, куда нам деваться? Приехали из Таджикистана, муж дворником устроился, а потом нас поселили в этот дом. Уже четвертый год живем. Грязь, удобств никаких. А на днях газ отключили, горячей воды тоже нет, а у меня двое маленьких детей…

— А сколько здесь стоит квартиру снять? — продолжаю разговор.

— Здесь не снимают квартиры, нас от РЭУ сюда поселили…

Закончить предложение Маше не удалось, из квартиры вышел супруг и с недовольным видом двинулся на нас. Он, очевидно, ухватил последнюю фразу и решил, что мы ищем квартиру. Но когда понял, что мы из газеты, его лицо исказила гримаса злости и испуга.

— Ты что тут наговорила? У нас все есть! — орал он на жену. Потом переключился на меня: “Вон отсюда! И ничего про нас не пишите!” Дверь захлопнулась, но было слышно, как супруг кричал на жену на своем родном языке. Соседние двери стали приоткрываться одна за другой, люди кидали на нас злобные взгляды и что-то громко обсуждали между собой. В итоге нам пришлось поспешно ретироваться.

В соседний двор мы дошли за пару минут. Внешний вид здания был немного приличнее, но окна первых этажей практически все были забиты железом.

— Жильцов уже мало осталось, многих расселили, дома ведь скоро будут сносить. А на их месте офисы построят, — пояснил охранник автомобильной парковки, расположенной неподалеку от дома.

Но когда мы углубились во двор, от первого благоприятного впечатления не осталось и следа. Территория между двумя домами была захламлена до такой степени, что мы с трудом передвигали ноги. Две разбитые машины стояли вплотную друг к другу, рядом с ними примостилась ржавая железная кровать, на которой лежала недопитая бутылка водки. Приходилось то и дело смотреть под ноги, чтобы не напороться на какой-нибудь железный штырь.

— Пошли вон отсюда, чего под окнами шляетесь! — свесившись из окна второго этажа, надрывалась пожилая женщина.

— Сейчас водой окачу!

…А в двух шагах, в одном из самых дорогих районов Москвы несся поток машин. На фоне безукоризненных зданий затхлые подъезды и кучи мусора во дворах казались чем-то нереальным. Может, сотрудники офисов просто не знают, что в двух шагах от них люди живут практически в бараках?

— Какой же это бедный район? Земля здесь очень дорогая! Во дворах вроде есть старые дома, но их скоро будут сносить, — сказала корреспонденту “МК” девушка Наталья, работающая в элитном кафе. Сама она за незримую черту, отделяющую “чистые” здания от “нечистых”, никогда не заступала.

Стоимость земли на “Золотом острове” действительно исчисляется запредельными суммами с шестью нулями. Но людям, которые в самом центре столицы живут без газа, горячей воды и спят на полу, до этого нет дела. Здесь сушат белье на улицах и не закрывают двери на ночь. А зачем? Уносить все равно нечего.

 

Комментарий эксперта:

Сотрудник отдела иммиграционного контроля УФМС России по городу Москве Сергей Степанов.

— Как правило, такие проблемные дома уже выселенные. Организации, в которых работают иностранцы, зачастую “предоставляют” своим сотрудникам именно такое жилье. Либо люди самовольно заселяются в дома подобного типа, где просто жуткие антисанитарные условия. Однако мы понимаем, что иностранные граждане все-таки чаще всего являются пострадавшей стороной. Поэтому УФМС предъявляет очень строгие и жесткие требования к работодателям. Например, в июне в ГУП ДЕЗ р-на Красносельский обнаружили нарушения миграционного законодательства. В этот же день в дежурную часть ОВД доставили больше двадцати нелегалов, многие из них были оштрафованы на 2 тыс. руб. На руководство ДЕЗа наложен штраф в размере 400 000 рублей. Но мы не акцентируем внимание только на выселенных домах, проверочные рейды проходят также на рынках, строительных площадках, в ресторанах, гостиницах и т.д. За последние пять месяцев таких проверок в общей сложности было более 16 тысяч.



Партнеры