Если мзда — мать родна

31 июля 2007 в 16:25, просмотров: 1928

Если выйти на улицу любого российского города и спросить подряд десять встречных прохожих: “В чем главная беда нынешней России?” — то как минимум пятеро из них ответят словами Карамзина: “Воруют”. И хотя многие считают, что коррупция, или использование полномочий для незаконного достижения личных или имущественных интересов, расцвела лишь в последние годы, Россия исторически и хронически страдает этой болезнью. Коррупция в России существовала всегда. Она лишь делилась на плату за совершение законных действий (мздоимство) или принятие незаконных решений (лихоимство).

В конце минувшей недели на заседании правительственной комиссии по административной реформе под руководством вице-премьера Сергея Нарышкина тема борьбы с коррупцией опять была поставлена во главу угла. Комиссия даже утвердила в целом “Примерную программу противодействия коррупции” в исполнительной власти.

Гвоздем документа является предложение выплачивать “компенсационный пакет” тем чиновникам, которые занимают “коррупциогенные должности”. Деньги на такие доплаты министерства должны находить в собственных бюджетах. Перечень хлебных местечек в соответствии с программой включает в себя должности, на которых чиновники оказывают гражданам госуслуги, ведают распределением госзаказов и госресурсов. Уже этой осенью правительство собирается начать эксперимент в 18 регионах России, потратив на это в течение года примерно 227 млн. рублей. Предполагается, что после этого чиновникам хватит официальной зарплаты и детишкам на молочишко, и себе на бутерброд с икрой.

Впрочем, учитывая корни российской коррупции, такое решение вполне укладывается в логику ее исторического развития.

Есть такая память — генетическая

В XII—XVI веках “кормление” было единственным средством оплаты труда местных чиновников. Князья посылали в города и волости наместников, а население обязывалось их содержать или “кормить” в течение всей службы. “Корм” давался съестными продуктами, а для лошадей предусматривались поставки овса и сена.

Злоупотребления служебным положением начались в России более 600 лет назад, поскольку местные управители быстро смекнули, как из своего пребывания у власти извлечь максимальные выгоды. С того же времени началась борьба с коррупцией: еще в XV веке московские князья ограничивали доходы кормленщиков, регламентируя их в специальных “кормленных” и уставных грамотах. В 1555 году в результате первой в России реформы местного самоуправления система кормлений была ликвидирована, а сборы на содержание преобразовали в особый налог в пользу казны. Однако в различных вариациях “кормление” существовало вплоть до XVIII века.

Петр Первый повелел платить чиновникам фиксированное довольствие, а взяточничество стало считаться уголовно наказуемым деянием. Однако чиновничье сословие расплодилось настолько, что зарплату стали выплачивать нерегулярно, и взятки, особенно для “чернильных душ” низшего ранга, стали основным источником дохода. После смерти Петра власти смирились с существующим положением и восстановили систему “кормлений”. Екатерина II вновь отменила порочную практику, распорядившись выплачивать чиновникам фиксированное, непрерывно обесценивающееся жалованье, чем снова подтолкнула последних к незаконным поборам.

Коррупция, что в дореволюционной России, что в наши дни, процветала не только в системе государевой службы, но и в негосударственном секторе. Известен случай 1914 года, когда ревизоры, проверяя 6 страховых больничных касс юга России, обнаружили, что на лечение, выдачу пособий и пенсий из собранных страховых взносов было израсходовано 625 тыс. рублей, а на содержание аппарата и организационные расходы почти столько же: 533 тыс. рублей. Понятно, что никакие дрова, веники или чернила не покупались. Собранные деньги попросту разворовывали.

Коррупция стала одной из причин Октябрьской революции 1917 года. Не случайно в Уголовном кодексе Советской России 1922 года взяточничество приравнивалось к контрреволюционной деятельности, а мерой наказания за коррупционные преступления стал расстрел. Впоследствии ответственность смягчили, но в период сталинских чисток 30-х годов пострадало немало и казнокрадов, имевших недвижимость и нелегальные счета за рубежом.

Что же до недавнего советского прошлого, то в памяти у многих сохранились коррупционные дела министра внутренних дел СССР Н.Щелокова, узбекское хлопковое дело, на котором сделали себе имя следователи Т.Гдлян и Н.Иванов, арест органами госбезопасности директора Елисеевского гастронома Ю.Соколова. Знали бы борцы с коррупцией того времени, что случится менее чем через 10 лет, когда появится слово “приватизация”!

Если имперская сущность — мать России, а институт единоличной государственной власти — отец, то коррупция — бесспорно, тетка. Нелюбимая, раздражающая, но пуповиной привязанная к нам на протяжении всей российской истории. Так что борьба с коррупцией в нашей стране усложняется в первую очередь генетической памятью чиновничества, передающейся из поколения в поколение. До сих пор в чиновничьих головах подсознательно живут воспоминания о светлых временах, когда коррупция была абсолютно законным видом деятельности.

“Если кто-то кое-где у нас порой…”


Современная коррупция в России достигла таких размеров, что в течение последних трех лет половина российского населения считает ее главным препятствием на пути экономического подъема.

Наиболее коррумпированные министерства (в %)

Минздравсоцразвития    19

МВД    15

Минфин    5

МЭРТ    4

Источник: Левада-центр

Сегодня прибыльными коррупционными отраслями являются практически все, которые мы сможем вспомнить: государственные закупки, инвестиционные проекты, федеральные целевые программы, строительство, налоговое администрирование, добыча природных ресурсов и их последующая продажа по ценам ниже мировых, приватизация государственных предприятий, государственное управление, лицензионно-разрешительная система, судебная власть, образование, здравоохранение. Дополните, если что-то упустил. По мнению населения, в последние годы первенство среди коррупционеров занимают четыре министерства.

Интересно, что Министерство регионального развития коррумпированным назвал лишь 1% опрошенных, а Министерство информационных технологий и связи вообще никто не вспомнил. Видимо, народ российский до сих пор не понимает разницы между бытовой коррупцией, то есть взятками врачу или гаишнику, и коррупцией деловой, в орбиту которой вовлечены птицы совсем другого полета.

Любопытны мнения о российской коррупции за рубежом. Международный антикоррупционный центр “Трансперенси Интернешнл” проводит ежегодные исследования, целью которых является составление рейтинга восприятия коррупции. Одним из разделов исследования является определение индекса взяткодателей, когда опрашивается более 11 тыс. предпринимателей из 125 стран по 30 ведущим странам-экспортерам. В 2006 году Россия заняла в рейтинге почетное 28-е место, больше предлагают только представители Китая и Индии.

В общем рейтинге коррупции “Трансперенси Интернешнл” Россия в 2006 году заняла 121-е место из 163, поделив его с Гондурасом, Непалом, Руандой и Свазилендом. Впрочем, рейтинги, опросы, показатели — все это здорово, но что делать, а то ведь совсем душно становится? К тому же в остальном мире с коррупцией борются весьма и весьма успешно.

Опыт — сын ошибок трудных

В головах россиян твердо сидит мысль, что коррупцию нужно выжигать как минимум лет сто. Мировой антикоррупционный опыт говорит, что эти сроки можно значительно уменьшить. Рассмотрим, как боролись с коррупцией в тех странах, где ее уровень стабильно низок.

Например, в Швеции (6-е место в рейтинге коррупции-2006) еще несколько десятков лет назад коррупция процветала. Однако после переориентации экономического регулирования государства с компаний на домашние хозяйства, открытия доступа к внутренним государственным документам и создания независимой судебной системы настроения среди шведских чиновников существенно изменились. До сих пор служба в шведских государственных органах считается престижной, поскольку зарплата чиновников превышает среднюю по стране в два раза. За нарушение этических норм, а тем паче за коррупционное преступление наказывают невзирая на заслуги и регалии.

В Сингапуре (5-е место в рейтинге коррупции-2006) с момента обретения независимости в 1965 году началась жесткая борьба с коррупцией, вылившаяся в разработку кодексов поведения чиновников, упрощение бюрократических процедур, ужесточение антикоррупционного законодательства. Одновременно была повышена независимость судебной системы, введены экономические и уголовные санкции за дачу взятки и отказ от участия в антикоррупционных расследованиях. Эти меры сочетались с уменьшением государственного присутствия в экономике, повышением содержания чиновников, причем не только в виде зарплаты, но и в форме предоставления различных социальных льгот, а также с подготовкой квалифицированных управленческих кадров.

В Новой Зеландии (1—3-е место в рейтинге коррупции-2006) финансирование государственного учреждения, включая заработную плату, зависит от поставленных перед ним конкретных задач. Руководитель органа государственной власти самостоятельно решает, какое количество работников необходимо для достижения поставленных целей. Уровень оплаты труда госслужащих в Новой Зеландии выше, чем в частном секторе. Мало того, с разрешения руководства и при отсутствии конфликта интересов, то есть ситуации, когда личные интересы госслужащего, его родственников или деловых партнеров пересекаются с непосредственными государственными полномочиями, госслужащие могут заниматься предпринимательской деятельностью.

Административная реформа в Новой Зеландии, начавшаяся в мае 2005 года, направлена на внедрение принципов корпоративного управления и передовых методов менеджмента негосударственного сектора в органы государственного управления. Цель административной реформы страны с наименьшими показателями коррупции звучит потрясающе: “Создание системы профессиональной государственной службы мирового класса, которая служит современному правительству и отвечает нуждам населения Новой Зеландии”.

Из этих примеров видно, что основными путями снижения уровня коррупции являются высокое вознаграждение чиновников, независимая судебная власть и проработанное антикоррупционное законодательство. Номер с повышением чиновничьих зарплат в России не прошел: зарплаты повысили, а брать стали больше. Создание независимой судебной системы — вопрос комплексный, требующий многих мероприятий. Наиболее доступным средством остается законодательство о борьбе с коррупцией.

Свой путь России: выйдем ли из тупика

Есть ли антикоррупционное законодательство в России? Пока нет. Принятие Федерального закона “О противодействии коррупции”, прошедшего в Госдуме первое чтение еще 20 ноября 2002 года, тормозится, по заверениям его разработчиков, теми самыми коррупционерами, против которых он и направлен. Хорошая версия для населения, но плохая для специалистов, нашедших в первоначальном варианте массу изъянов.

Новый вариант законопроекта, по крайней мере тот, что есть в Общественной палате РФ, выглядит более солидно по сравнению с предыдущим. В нем подробно представлены цели законопроекта, скрупулезно проработаны принципы противодействия коррупции, детально перечислены статьи Уголовного и других кодексов, обстоятельно прописаны субъекты, которые должны бороться с коррупционерами.

Однако воды в законе, к сожалению, гораздо больше, чем рациональных зерен. Например, виды коррупционных правонарушений представлены на основе действующих Уголовного кодекса и Кодекса об административных правонарушениях, на статьи которых коррупционеры плевать хотели. Или общечеловеческие призывы к дебюрократизации экономики и установлению частно-партнерских отношений государства и бизнеса, о чем чиновники с упоением рассказывают все последние годы.

Проект не предусматривает замораживания подозрительных активов при проверке источников доходов их обладателя, ничего не сказано о вреде, нанесенном государству в результате коррупционного преступления, не делается различий между государственными (муниципальными) служащими и должностными лицами общественных партийных, коммерческих организаций. Наконец, проект не содержит ограничений “сотрудничества” чиновников с коммерсантами, ничего не говорит о тех, кто подстрекает к нарушению закона, никак не рассматривает ситуацию, когда чиновник уходит с государственной службы к тем, кого перед увольнением облагодетельствовал.

Если закон будет принят в его нынешнем виде, никаких положительных сдвигов по уменьшению коррупционного влияния на нашу жизнь не произойдет. Остается уповать на правительственную программу, о которой речь шла в начале статьи. Однако новый правительственный эксперимент по “компенсации взяток” скорее всего никаких положительных результатов не даст.

Маловато будет!

Пытались ли вы в последнее время дать взятку чиновнику? Нет, не дорожному инспектору, а мелкому клерку, за то, чтобы он просто быстрее оформил документы? Мой знакомый, журналист “МК”, в течение последнего года пробовал сделать это дважды: сначала оформляя вкладыши о гражданстве на детей (надо было ехать в отпуск через Украину, а время поджимало), второй раз — обменивая паспорт. И оба раза потерпел фиаско. Не берут, хоть убей! Ни деньги, ни конфеты, ни коньяк!

Взяточничество на низовом уровне в органах власти тает на глазах. Но не исчезает. Оно становится более организованным и безопасным. Напрямую дать взятку чиновнику неимоверно сложно. Зато очень просто — через какую-нибудь коммерческую конторку, оказывающую платные услуги. И дверь такой конторки может располагаться по соседству с чиновничьим кабинетом. В крайнем случае через дорогу. Прямая взятка ушла на более высокий уровень. Соответственно, вырос ее размер.

227 млн. рублей в год на чиновников 18 регионов, даже если их все потратить на компенсации, — это курам на смех. Пусть в каждом из 18 регионов всего лишь сотне чиновников надо будет выплатить компенсации. На одного потенциального взяточника тогда придется по 411 долларов в месяц. Кто-нибудь согласится, что такая доплата отвратит человека от 30—50 тысяч “зеленых”, получаемых за одно грехопадение единовременно?

Уговорами и компенсациями здесь ничего не изменишь. Нужен хороший действующий закон, в котором неотвратимость наказания будет сочетаться с жесткостью. Чтобы и через 5, 10 или 15 лет взяточник подпадал бы под его действие.

…В “Божественной комедии” Данте поместил коррупционеров в восьмой круг ада из девяти. После тиранов, самоубийц и насильников, перед предателями Иудой, Брутом и Кассием. Если Данте был прав, восьмой круг уже пора считать новым субъектом Российской Федерации. Конечно, если ничего не менять.

СПРАВКА "МК"

Кто потерял место в скандалах

В июле 2007 года министр экономики Аргентины Фелиса Мисели ушла в отставку в связи с коррупционным скандалом. В ее офисном туалете были найдены $64 тыс. Объяснения министра, что она якобы одолжила деньги на покупку дома у брата и не нашла лучшего места, чтобы их спрятать, органы дознания не устроили.

В июне 2007 года президент Всемирного банка Джеймс Вулфенсон был отправлен в отставку за то, что в обход действующего регламента значительно увеличил заработную плату и повысил в должности сотрудницу банка, с которой состоял в близких отношениях.

В июле 2006 года покинул свой пост руководитель крупнейшей европейской авиастроительной корпорации EADS Ноэль Форжар. Причиной стали обвинения в коррупционном использовании внутрикорпоративной информации о задержках с выходом на рынок нового аэробуса А380. Зная об этом, Форжар продал пакет акций корпорации, заработав $2,5 млн.

Таковы обычные будни антикоррупционных баталий, каждодневно ведущихся во всем мире. В России, где дают, берут или воруют практически все, а объем коррупционных услуг, по данным Генеральной прокуратуры, составляет порядка $240 млрд. в год, участниками коррупционных скандалов, как правило, становятся или лица, “похожие” на своих реальных прототипов, или стрелочники, поимкой которых кто-то вышестоящий решает личные вопросы. Многочисленные уголовные дела против мэров крупных городов в основном служат инструментом выяснения отношений между назначенными губернаторами и избранными городскими головами.

P.S.

 Проект Федерального закона «О противодействии коррупции», подготовленного доктором экономических наук, профессором Н.А.Кричевским (извлечения)

Глава 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 2. Основные термины, используемые в настоящем Федеральном законе

Для целей настоящего Федерального закона используются следующие термины:

1) коррупция – противоправная деятельность (действие или бездействие), заключающаяся в использовании должностным лицом полномочий, предоставленных ему по должности, с целью незаконного достижения личных и (или) имущественных интересов;

2) коррупционное правонарушение - установленное в надлежащем порядке и содержащее признаки коррупции действие (бездействие) должностного лица;

3) полномочие – совокупность прав и обязанностей, официально предоставленных должностному лицу другим лицом (лицами), для осуществления действий от имени и в интересах доверителя (доверителей) в определенной сфере деятельности;

4) должность – работа или служба в пределах определенных полномочий в системе государственной, муниципальной службы, в общественной, политической, религиозной или коммерческой организации;

5) должностное лицо – лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные, контрольно-надзорные функции в государственном органе, органе местного самоуправления, общественной, политической, религиозной или коммерческой организации;

6) государственный (муниципальный) служащий - лицо, осуществляющее профессиональную служебную деятельность на должности федеральной государственной службы, государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации, муниципальной службы, получающее денежное содержание (вознаграждение, довольствие) за счет средств федерального бюджета, бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации, бюджета муниципального образования;

7) конфликт интересов – ситуация, в которой должностное лицо принимает участие в разрешении вопроса или совершает другие действия, связанные с вверенными полномочиями, которые влияют или могут повлиять на личные или имущественные интересы этого должностного лица, его родственников или деловых партнеров;

8) деловые партнеры – физическое, юридическое лицо или созданное на основе договора объединение физических и (или) юридических лиц, которые в соответствии с положениями настоящего закона подлежат декларированию в деловых отношениях с должностным лицом;

9) родственники – супруг, мать, отец, бабушка, дедушка, в том числе усыновители и опекуны; дети, в том числе усыновленные; внуки, братья, сестры, в том числе сводные;

10) имущество – материальные, нематериальные, движимые или недвижимые активы, выраженные в денежных средствах, товарах, работах, услугах или правах, юридические документы или акты, подтверждающие право собственности на такие активы или интерес в них;

11) коррупционный доход - любое имущество, приобретенное или полученное, прямо или косвенно, в результате коррупционной деятельности.

Глава 2. МЕРЫ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ КОРРУПЦИИ

Статья 8. Меры по предупреждению и противодействию коррупции в государственном и муниципальном управлении

1. Создание, поддержка и укрепление системы приема на государственную или муниципальную службу, прохождения государственной или муниципальной службы, увольнения государственных (муниципальных) служащих, основанной на принципах эффективности, прозрачности и добросовестности.

2. Разработка и внедрение критериев и процедур отбора, подготовки и ротации кадров для занятия государственных или муниципальных должностей, которые считаются коррупционно уязвимыми.

3. Установление и выплата государственным (муниципальным) служащим надлежащего содержания с учетом показателей социально-экономического развития Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования.

4. Осуществление образовательной и учебной подготовки государственных (муниципальных) служащих, проводимой с целью соответствия требованиям добросовестного и надлежащего выполнения своих полномочий, обеспечение специализированной подготовки государственных (муниципальных) служащих, направленной на осознание рисков, сопряженных с коррупцией.

5. Принятие законодательных и административных правовых актов с целью достижения прозрачности в финансировании политических партий и кандидатур на избираемые государственные или муниципальные должности.

6. Регулярное проведение мониторинга коррупционных правонарушений.

7. Обязательная антикоррупционная экспертиза законодательных, нормативных и административных правовых актов.

8. Разработка, внедрение и соблюдение административного регламента работы государственных и муниципальных органов, государственных и муниципальных учреждений и организаций с физическими и юридическими лицами.

Статья 13. Кодекс поведения должностного лица

1. Должностное лицо обязано действовать в соответствии с кодексами поведения (этики), разрабатываемыми и утверждаемыми в соответствующей профессии, области или сфере.

2. Должностное лицо обязано отказаться от осуществления должностных обязанностей или от совмещения должности во всех случаях, когда по этическим соображениям объективность и нейтралитет его деятельности может быть поставлен под сомнение.

Глава 3. ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ КОНФЛИКТА ИНТЕРЕСОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО (МУНИЦИПАЛЬНОГО) СЛУЖАЩЕГО

Статья 16. Ограничения доходов

1. Государственный (муниципальный) служащий вправе одновременно получать вознаграждение за исполнение должностных обязанностей государственного (муниципального) служащего и должностных обязанностей, договоров подряда или полномочий, которые ему не запрещены настоящим законом или другими законами.

2. Государственный (муниципальный) служащий не вправе получать любой доход или имущество в организации, зарегистрированной в государствах или на территориях с отсутствием налогообложения или пониженным налогообложением согласно перечню, утвержденному Правительством Российской Федерации.

3. Государственному (муниципальному) служащему запрещается получать имущество в любой коммерческой организации. Государственный (муниципальный) служащий, во время исполнения обязанностей представителя государства или органа местного самоуправления в коммерческой организации, а также в течение трех лет после окончания полномочий не имеет права прямо или косвенно получать любое имущество, принимать подарки, занимать в данной коммерческой организации любые должности. Исключение составляет должностное вознаграждение в коммерческой организации, в которой доля государства или органа местного самоуправления превышает 50 процентов.

Статья 17. Ограничения коммерческой деятельности

1. Государственный (муниципальный) служащий, а также его родственники не могут являться участниками, акционерами, членами коммерческой организации или индивидуальными предпринимателями, получающими государственные (муниципальные) заказы, финансовые средства, в том числе под государственные или муниципальные гарантии, средства государственных (муниципальных) бюджетных и внебюджетных фондов во время исполнения государственным (муниципальным) служащим соответствующих полномочий, за исключением случаев, когда данные заказы или финансовые средства предоставляются в результате открытого конкурса.

2. Государственный (муниципальный) служащий, являющийся представителем государства или органа местного самоуправления в коммерческой организации или в унитарном предприятии, не вправе получать любое имущество от лиц, получающих заказы на закупки для нужд государства или муниципального образования, коммерческой организации или унитарного предприятия, государственные или муниципальные финансовые средства, средства под государственные или муниципальные финансовые гарантии, средства под государственные или муниципальные гарантии, средства государственных или муниципальных бюджетных и внебюджетных фондов.

3. Государственный (муниципальный) служащий в течение трех лет после окончания исполнения соответствующих должностных обязанностей не вправе получать имущество, становиться участником, акционером, занимать должность в организации, а также получать имущество от индивидуального предпринимателя, в пользу которых данное лицо приняло решение о проведении закупок, предоставлении финансовых средств, предоставлении финансовых гарантий, средств государственных или муниципальных бюджетных или внебюджетных фондов, либо осуществляло функции надзора или контроля.

Статья 21. Ограничения принятия пожертвований

1. Под пожертвованием в настоящем Федеральном законе понимается безвозмездное предоставление (передача) имущества или услуг для определенных целей.

2. Государственный (муниципальный) служащий, учреждение или организация, в которой он работает, либо бюджетный (внебюджетный) фонд не вправе требовать или принимать пожертвование для государственных или общественных нужд, если данное пожертвование может повлиять на принятие решения в отношении лица, осуществляющего пожертвование.

3. Государственный (муниципальный) служащий, учреждение или организация, в которой он работает, либо бюджетный (внебюджетный) фонд могут принять пожертвование для государственных или общественных нужд, если оно предоставляется незаинтересованным третьим лицом и принимается с соблюдением ограничений, установленных в пункте 2 настоящей статьи, а также не вовлекает государственного (муниципального) служащего в ситуацию конфликта интересов.

4. Государственному (муниципальному) служащему в течение трех лет после получения упомянутого в части третьей настоящей статьи пожертвования запрещено принимать любые решения в отношении жертвователя.

5. Государственный (муниципальный) служащий не вправе прямо или при посредничестве других лиц требовать, принимать пожертвования, или любым другим способом участвовать в их сборе для нужд таких физических или юридических лиц, от которых он или его родственники получают или во время исполнения должностных обязанностей государственного (муниципального) служащего получали доходы или имущество.

Глава 4. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА КОРРУПЦИОННЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ

Статья 27. Ответственность за коррупционные правонарушения

1. За нарушения положений настоящего Федерального закона субъекты коррупционных правонарушений привлекаются к ответственности в соответствии с действующим законодательством.

2. Для государственного (муниципального) служащего, виновного в коррупционном правонарушении, наступает также гражданско-правовая ответственность, связанная с презумпцией, что, нарушив установленные государством ограничения и незаконно получив коррупционные доходы, государственный (муниципальный) служащий причинил ущерб государству, оцениваемый в имущественном выражении и рассчитываемый пропорционально стоимости коррупционных доходов.

2. Если государственный (муниципальный) служащий добровольно не возмещает причиненный ущерб, то уполномоченный законом государственный орган или государственное должностное лицо обязано осуществить необходимые действия, чтобы в установленном законом порядке потребовать возмещения причиненного ущерба.

3. Взыскание ущерба с государственного (муниципального) служащего осуществляется независимо от того, привлекается ли государственный (муниципальный) служащий за нарушения настоящего Федерального закона к административной или уголовной ответственности.

4. Вред, причиненный субъектом коррупционных правонарушений физическим и юридическим лицам, вследствие совершения коррупционного правонарушения, подлежит возмещению в полном объеме в соответствии с гражданским законодательством.

5. Субъект коррупционного правонарушения, выступающий на всех стадиях подготовки, совершении или сокрытии преступления в качестве сообщника, пособника, подстрекателя, привлекается к ответственности наравне с лицом, непосредственно совершившим коррупционное правонарушение.

6. Органу государственной власти, местного самоуправления, государственному (муниципальному) учреждению или организации запрещается предоставлять государственные (муниципальные) заказы, финансовые средства, в том числе под государственные или муниципальные гарантии, средства государственных (муниципальных) бюджетных и внебюджетных фондов физическому или юридическому лицу, признанному в установленном порядке виновным в коррупционном правонарушении, в течение трех лет с момента признания данного лица субъектом коррупционного правонарушения. Перечень таких юридических и физических лиц публикуется государственным органом противодействия коррупции.

Статья 30. Конфискация

Коррупционные доходы конфискуются в пользу государства. Взыскание ущерба осуществляется независимо от привлечения виновного в коррупционном правонарушении к административной или уголовной ответственности.

Статья 31. Срок давности

Исковая давность на коррупционные правонарушения, указанные в настоящем Федеральном законе, не распространяется.

 




Партнеры