Антошке — от каждого немножко

Маленького серпуховчанина спасли от страшной напасти всем районом

31 июля 2007 в 16:11, просмотров: 592

Антон Буевич, двухлетний мальчик из семьи педагогов серпуховского районного села Липицы, месяц назад благополучно перенес сложнейшую операцию в Берлине. Эта новость наверняка порадует многих серпуховчан. Имя Антона за последние полгода стало для нас не посторонним: за жизнь ребенка земляки боролись всем миром.

История спасения деревенского ребенка, внезапно заболевшего гепатобластомой (рак печени), уникальна. Интернет содержит огромное количество данных о детях-онкобольных. Но страшные рассказы и мольбы о помощи далеко не всегда вовремя доходят до чужого сердца. Случай с Антоном относится к разряду редчайших, ведь оперативно собранной на лечение суммы хватило не только самому парнишке — оставшиеся девять с половиной тысяч евро поступят на счет клиники в Мюнхене для долгожданной онкологической операции двенадцатилетней девочки из Сибири.

Примерами такого благородного человеческого единения не так уж богата современность. Ради жизни Антона в течение нескольких месяцев целые предприятия перечисляли средства за отработанный день, творческими коллективами устраивались благотворительные спектакли, концерты и акции, СМИ также не оставались в стороне. И главное — откликнулось огромное количество жертвователей — людей, перечисливших на счет семьи Буевичей более миллиона рублей. Этот миллион дорогого стоит, ведь собирался он из мизерных сумм, от десяти до пятисот рублей. Еще один трогательный момент. Родителям Антона постоянно звонили пожилые серпуховчане, справлялись о состоянии здоровья мальчика. И, не имея возможности оказать материальную помощь, обещали помощь духовную: молились в храмах за малыша.

Сегодня Елена и Олег Буевичи, родители Антошки, низко кланяются всем, кто не остался в стороне и помог избежать трагедии. “Мы прошли по краю пропасти”, — говорит Елена.

А тогда, в октябре 2006 года, когда она случайно нащупала в боку у сынишки опухоль и врачи установили диагноз: онкология 4-й степени с метастазами в легких, пропасть едва не поглотила эту семью…

Так бывает: нежданная беда готова перечеркнуть одним росчерком целую жизнь. Ежегодно в России выявляется 470 тысяч онкобольных. Для подавляющего большинства это — смертельный приговор. Некоторых можно вылечить. Но стоят операция, подготовка к ней и послеоперационная реабилитация баснословных денег.

Когда счет идет на недели, дни, рассуждать не приходится. Впрочем, есть случаи, когда даже продажа жилья не поможет набрать нужной суммы. Для семьи педагогов из Липиц (Лена — преподаватель английского, Олег — замдиректора по безопасности) набрать на операцию сыну десятки тысяч долларов самостоятельно было бы непосильной задачей.

О том, что нужна операция, Елене Буевич сообщили сразу же, когда ребенка доставили в Московский областной онкологический диспансер Балашихи. На первых порах стоимость операции варьировалась в пределах двадцати тысяч евро. Но в Российской детской клинической больнице при НИИ детской гематологии и онкологии при уточнении диагноза сумма выросла сначала до тридцати пяти тысяч, а затем “тормознула” на отметке пятьдесят четыре тысячи евро. Единственным местом, рекомендованным российскими специалистами для операбельного вмешательства, была клиника Шарите Берлинского университета — известный международный центр операций на печени (эта клиника известна и тем, что здесь “рожала” радистка Кэт, героиня фильма “Семнадцать мгновений весны”).

Между тем российский профессор Сергей Готье, один из ведущих специалистов в России в области хирургической гепатологии, готов был взяться за операцию и гарантировал ее успешное проведение. Готье возглавляет единственное в стране отделение трансплантации печени, им разработана и выполнена серия уникальных операций. Профессор активно внедряет в российскую медицинскую практику мировой опыт по трансплантации части печени от живого родственного донора, а также разработал и с успехом применил в клинике безопасную методику получения правой доли печени от живого родственного донора и трансплантации ее детям, подросткам и взрослым. Это позволяет преодолевать жесточайший дефицит донорских органов.

Однако дело могло затянуться из-за бюрократической проволочки: вышестоящие медицинские чиновники потребовали проведения дополнительных анализов. “Не понравилось им то, что метастазы дошли до легких, — комментирует Олег Буевич, — но на самом деле к тому времени, как профессор Готье уже подписал всю необходимую для операции документацию, Антон прошел несколько курсов химиотерапии, и легкие были свободны”.

Терять время на перестраховку и анализы было нельзя — операция нужна была немедленно. И Елена Буевич вылетела с Антошкой в Берлин. “Мне искренне жаль, что деньги ушли за границу”, — говорит Елена. “Окунувшись” в проблему онкологии, что называется, с головой, она высоко оценила уровень отдельных российских специалистов — проблема лишь, как всегда, в недостаточном финансировании клиник.

Естественно, в России существуют благотворительные фонды, занятые поиском средств на лечение детей с онкологическими заболеваниями. Но в первую очередь эти фонды протягивают руку помощи сиротам и социально неблагополучным детям. Так что, ожидая своей очереди на оплаченную операцию, маленькие пациенты большей частью просто не доживают…

Сначала, по признанию Елены, “опустились руки”. Но, посмотрев на мужество других родителей, живущих вместе со своими обреченными на гибель детьми в московской больнице, Елена и Олег решили: если уж погибать, то в борьбе. И борьба началась.

Объявления, данные в местные газеты и на радио, вызвали большой резонанс. Театр “Зазеркалье” и завод “Серпуховхлеб” стали одними из первых инициаторов работы “в копилку” операции для двухгодовалого Антошки (тогда ему было полтора года, сейчас 2 года и 4 месяца). Ученики, друзья Буевичей подключали к сбору средств своих знакомых. Постепенно круг жертвователей расширился настолько, что в процесс оказались вовлечены даже крупные компании. Пущинский филиал одного из столичных банков постоянно выделял деньги и автомобиль для поездок Антона в Москву.

Переоценить роль журналистов и артистов (свои акции провели многие творческие коллективы района) в этой истории трудно — они выступили пропагандистами благородной идеи. “Нас пригласили на один из концертов в Липицах, — рассказывает Елена. — Конечно, настроение было такое, что не до праздников. Но, глядя, как множество людей вокруг и наших односельчан деятельно сочувствуют беде, мы испытали такой душевный подъем, что страх перековался в другое чувство — большой гордости за людей. Мы были не одиноки, это главное”.

На одном только концерте было собрано 40 тысяч рублей — это среди сельских-то жителей…

Опухоль у мальчишки росла очень быстро. Две трансплантации костного мозга и четыре блока химиотерапии на время блокировали рост активности раковых клеток. Самостоятельно организм после такой дозы “химии” восстановиться не может — тормозятся в развитии все клетки, не только раковые. Каждый раз нужна долгая реабилитация. Каждая из процедур приковывала мальчишку к постели, за месяцы болезни он заново учился ходить раз десять.

Операция в клинике Шерите длилась семь часов. Было удалено 2/3 печени. Обычно, даже после операбельного вмешательства, выживает лишь 20% больных. Немецкие хирурги дали серьезную гарантию родителям Антона на благоприятный исход; операция прошла успешно, будем надеяться на то, что теперь у Антошки все сложится благополучно. Ведь печень — единственный человеческий орган, который самовосстанавливается.

Теперь семья Буевичей сама стала активным пропагандистом помощи онкобольным детям. Вернувшись из Германии, Елена предложила заведующему отделением московской больницы перенять у немцев новаторскую для России идею. Суть ее проста, но имеет огромное психологическое значение для детей. Больные у нас большей частью прикованы к постели из-за того, что специальные приборы — инфузоматы (современный аналог капельницы) не оснащены (как в Германии и во всем мире) аккумуляторами. Часть денег из фонда Антона Буевича теперь пойдет на приобретение аккумуляторов и обновление инфузоматов в российской детской онкологии. Как уже было сказано в начале, значительная часть денег уйдет на операцию российской девочке в Мюнхене. На этом перечень добрых дел не заканчивается: Буевичи купили инвалидную коляску для больной девочки из родного села Липицы, сейчас папа и мама Антошки изучают ситуацию подростка из села Грызлово: у семнадцатилетнего парня лейкоз — рак крови…

СПРАВКА "МК"

Открытие стационара одного дня состоялось 26 июля в Московском областном онкологическом диспансере.

Новое отделение укомплектовано по европейским стандартам. Переоснащение областного онкодиспансера по последнему слову медтехники проведено в рамках реализации в Московской области всероссийской социальной онкологической программы “Равное право на жизнь”. Программа начала работу весной 2006 года и уже развернула свою деятельность в семи российских регионах, где на поставку современной медицинской аппаратуры, обучение специалистов, информационную поддержку онкологических больных и кампанию по профилактике раковых заболеваний уже потрачено более 30 млн. рублей.

Онкологические заболевания занимают второе место среди причин смертности россиян — в настоящее время в нашей стране насчитывается более 2,3 млн. больных раком. Из них более 6% проживают в Московской области, где на учете сегодня состоит более 150 тысяч онкологических больных (2,9% от населения области).

Заболеваемость раком растет повсеместно, однако в последние годы благодаря активной профилактической работе и внедрению новых методов диагностики и лечения наметилась положительная тенденция к снижению заболеваемости (с 342,3 до 328,6 на 100 тысяч населения) и смертности (в 2005 году смертность упала на 11,3% по сравнению с предыдущим годом).



    Партнеры