Посол США раскрыл тайны своей “крепости”

Уильям Бернс: “Мне кажется, наш народ уже готов к тому, чтобы президентом стала женщина”

31 июля 2007 в 15:06, просмотров: 656

Сегодняшние отношения между Россией и Штатами слишком задушевными не назовешь. Но на прошедшей недавно в стенах “МК” встрече с американским послом обстановка была самая располагающая.

“Мне хочется поздравить Россию с выбором Сочи столицей Олимпиады-2014. Я вообще очень люблю спорт. И считаю, что Сочи — очень хороший выбор!” — так начал общение Уильям БЕРНС. А потом, среди прочего, рассказал, кто займется утрясанием вопросов по ПРО, какой главной угрозы со стороны террористов надо бояться и кому доверяют... мытье окон в посольстве США.

Угроза с юга

— Существует ли в Вашингтоне четкое понимание того, как строить сотрудничество с Россией в области ПРО?

— Я недавно вернулся из штата Мэн, где проходила встреча наших президентов. Джордж Буш и Владимир Путин провели, на мой взгляд, очень конструктивную беседу по теме ПРО. У американского правительства уже было принято решение о выработке партнерского подхода к этому вопросу. Он не легкий, но я считаю, что существует возможность по выработке совместного подхода, который учтет пожелания и идеи, высказанные президентом Путиным.

Уже запланирован целый ряд встреч — осенью встретятся наши министры иностранных дел и министры обороны. Мы также договорились, что в этой работе будет принимать участие совет НАТО—Россия, потому что этот вопрос имеет отношение не только к Соединенным Штатам и России, но также и ко всем союзникам и партнерам по НАТО.

— Нереально ведь, что Россия может начать ядерную войну с США. Значит ли тогда появление новых районов позиционирования ПРО в Европе, что Штаты прогнозируют обострение ситуации с Ираном?

— Я согласен, что войны или конфронтации между Россией и США не может быть. Россию и Америку объединяет чувство обеспокоенности по поводу развития ядерного оружия в Иране. Сейчас мы делаем все для того, чтобы использовать дипломатические подходы и убедить Иран, что ему надо выполнять свои обязательства в рамках МАГАТЭ и СБ ООН. Что касается дипломатического подхода, надо сказать, что наше сотрудничество в этой области было достаточно тесным, оно включало также и страны Евросоюза, и Китай. Мы обеспокоены желанием Ирана разработать свою собственную ядерную программу, а также его стремлением создать ракеты дальнего действия. Наши намерения продолжать разработку системы ПРО состоят не в нашей озабоченности тем, что Иран сможет создать ракеты дальнего действия в следующем году или через год, а в том, что через несколько лет, то есть в среднесрочной перспективе, Ирану это удастся сделать.

— А первоначально, когда предлагался вариант Польши, Чехии и других мест в Европе, рассматривался ли вариант конфронтации с Россией по этому поводу? Не было ли это ходом для того, чтобы вывести нашу страну на некие иные предложения?

— Мы сейчас находимся на самом раннем периоде создания ПРО, и как раз именно сейчас, на этой стадии, мы и наши партнеры по НАТО должны думать о том, каким образом творчески можно выработать совместный подход. Надо подчеркнуть, что мы ни на каком этапе не предполагали, что элементы этой системы будут каким-либо образом угрожать России. Эта система базировалась на потенциальной угрозе с Юга. И чем больше, чем теснее мы будем сотрудничать по отражению этой угрозы, тем наши страны больше от этого выиграют в будущем.

Народ созрел для женщины


— Что говорят социологические исследования в Соединенных Штатах: готовы ли американцы к тому, чтобы президентом стала женщина?

— Мне кажется, американский народ в целом уже готов к этому. Мне также кажется, что предстоящие выборы будут очень конкретными и самыми открытыми за историю всех президентских выборов.

— Есть данные довольно представительных американских опросов: афроамериканца-президента США публика себе представляет, а вот латиноамериканца — нет. Чем это объясняется, на ваш взгляд?

— В принципе, наверное, и такое возможно. Например, один из кандидатов — Билл Ричардсон — американец латиноамериканского происхождения. И мне кажется, уже существует возможность того, что мы перешагнем и через этот порог. Политическое влияние латиноамериканского меньшинства в США растет, что объясняется ростом этой части населения.

Газ — через суд?

— В конгрессе на рассмотрении находится законопроект, который позволяет вводить санкции против иностранных государств и компаний, если они объединятся в газовый картель...

— Да, эта идея достаточно широко обсуждалась, но, мне кажется, она еще долго будет находиться в стадии обсуждения. Не могу назвать себя экспертом в области энергоресурсов, но, по-моему, когда мы говорим о запасах природного газа, которые осваиваются на основе долгосрочных контрактов, и о доставке газа по трубопроводам, то этот принцип освоения автоматически не приводит к идее создания газового картеля. Может быть, через какой-то период времени рынок сжиженного газа дойдет до такой стадии, когда эта идея сможет получить какое-то жизненное воплощение. Американская позиция состоит в следующем: мы считаем, что энергетическая безопасность будет основываться на тех принципах, на которые мы согласились в прошлом году на саммите в Санкт-Петербурге. Сейчас мы должны сконцентрировать свое внимание на конструктивном выполнении этих принципов, а именно: рыночном подходе, его прозрачности, диверсификации путей и доступу к рынкам.

Освобождение конгрессмена

— В России многие считают, что Америка игнорирует возрождение нацизма и нацистской пропаганды в прибалтийских государствах. Считаете ли вы справедливыми комментарии американской прессы по поводу ситуации с памятником в Таллине?

— Мне кажется, что наиболее осмысленным комментарием было бы заявление, сделанное конгрессменом Лантосом, который посетил Москву буквально в тот самый период времени. Вы знаете, что господин Лантос обычно не стесняется выражать свое мнение в адрес России. И тем не менее он, когда ему задали этот вопрос, как мне кажется, дал наиболее прочувствованный и продуманный ответ. Лантос пережил войну — он был 16-летним подростком, когда Красная Армия в 1945 году освободила Будапешт, где он тогда находился. И, по его мнению, будь то Таллин, будь то Будапешт, люди должны выказывать уважение памяти тех, кто отдал свою жизнь за освобождение мира от нацизма. И эти жертвы, которые, к сожалению, иногда недооцениваются на Западе, должны пользоваться заслуженным уважением.

— Организации типа “Фридом Хаус” ставят Россию на один уровень с Северной Кореей по уровню свободы слова. Да, со свободой слова и правами журналистов у нас существуют проблемы. Но почему мы находимся в соседних строчках с Северной Кореей? Вы можете как-то это логически объяснить?

— Лично я не сравниваю ситуацию в России с ситуацией в Северной Корее. Вы знаете лучше меня все те трудности и сложности, с которыми вы сталкиваетесь в своей работе. Создать и поддерживать независимую газету очень тяжело. Нельзя также и недооценивать важности свободных СМИ в стране, которая находится сейчас на пути построения современных институтов. Мне кажется, в интересах самой России преодолеть все эти сложности.

Блоки? Ничего хорошего!

— Господин посол, вопрос не будет касаться политики.

— Слава Богу!

— Фасад посольства США, который выходит на Новинский бульвар, выглядит очень неухоженно. Там грязные окна, слой пыли на фасаде. Примете ли вы какие-нибудь меры?

— Вы правы, действительно надо окна помыть. И мы запланировали это сделать. Так что надеюсь, в следующий раз, когда вы взглянете на окна, они будут чистыми. (Вскоре после встречи с послом окна фасада посольства вымыли. — “МК”.)

— Американцы будут мыть или русские?

— Мы сами — американские сотрудники моют окна и в новом здании, и в старом.

— Перед посольским комплексом стоят мощные бетонные блоки. Есть шанс, что их когда-либо уберут?

— Это связано со сложностями, которые характеризуют работу во всех американских посольствах. Я работал на Ближнем Востоке, и, к сожалению, американские посольства в этом регионе теперь вообще напоминают крепости. И я считаю, что ничего хорошего в этом нет, потому что работа дипломата заключается как раз в открытости и в связях с обществами других стран. Но требования физической защиты, к сожалению, приводят к тому, о чем вы говорите. Наши посольства так выглядят сейчас не только в России, но и во всех остальных странах мира...



    Партнеры