За что мы делаем ракеты?

Из космической супердержавы Россия может превратиться в извозчика

1 августа 2007 в 16:37, просмотров: 435

Потерять свое лидерство в освоении космоса Россия может уже скоро. И в лучшем случае нам будет уготована роль простого космического “таксиста”, обслуживающего другие страны. Эту версию подтверждают отставки и назначения, которые произошли на днях в Ракетно-космической корпорации “Энергия” имени Королева, отвечающей за пилотируемый космос. Вместо Николая Севастьянова руководителем корпорации был назначен директор ЦНИИ робототехники и технической кибернетики из Санкт-Петербурга Виталий Лопота.

 

 

…Грустно сижу на ж..е
На табуретке фанерной.
Нынче не время утопий
Об покорении Вселенной.
Я все понимаю: Сталин,
Репрессии, пятилетки…
Но зачем мы Космос
сменяли
На фанерные табуретки?

Всеволод ЕМЕЛИН,
современный поэт

Кадровые перестановки — дело не такое уж необычное. Однако случай с “Энергией” можно назвать особым. По мнению некоторых экспертов, смена руководителя на предприятии, которое строит и запускает пилотируемые космические корабли “Союз” и грузовые “Прогрессы”, может скорректировать российскую пилотируемую космическую программу в сторону “умеренности”, лишив ее дерзновенности и амбициозности.

Дело в том, что смену руководителя РКК “Энергия” инициировал Роскосмос, причем по принципиальным мотивам. Причину резюмировал один из государственных чиновников: реализуемая Севастьяновым программа “является нереальной по ресурсам и мощностям и по некоторым моментам не согласуется с Федеральной космической программой до 2015 года”.

На первый взгляд, четко и ясно. Правда, два года назад тот же самый Роскосмос рекомендовал назначить Севастьянова главой корпорации “Энергия” именно за его программу. “Из всех кандидатов на пост президента корпорации Федеральное космическое агентство поддержало кандидатуру Н.Севастьянова, так как его программа наиболее реалистична, выполнима и современна”, — заявил в 2005 году журналистам глава Роскосмоса Анатолий Перминов.

“Мы хотели бы иметь современное, конкурентоспособное, финансово устойчивое предприятие”, — напутствовал он тогда молодого президента РКК.

Так, может, не справился Севастьянов с порученной задачей, завалил дело? То-то и оно, что так сказать нельзя.

О финансовой устойчивости “Энергии” глава Роскосмоса в 2005 году упомянул неспроста. Предприятие было безнадежно убыточным и находилось в предбанкротном состоянии. При этом сумма долгов и кредитов росла и превышала 4 млрд. рублей.

А что сегодня? Предприятие вышло из финансового кризиса. Объем доходов в 2005 году вырос на 17% по отношению к 2004 году, а в 2006 году — на 38% по отношению к 2005 году. Впервые за последние годы была получена прибыль. В 2005 году она составила 159 млн. руб., а в 2006 году — уже 509 млн. руб. Общий доход в 2006 году составил 8,8 млрд. руб. В 2007 году темпы роста также оставались высокими. Получается, что при всем желании трудно назвать Севастьянова неуспешным менеджером. А значит, реальные экономические успехи предприятия, 38% акций которого принадлежит государству, для Роскосмоса оказались менее важны, чем “программные расхождения” с его руководителем.

Так в чем же они? Сам Севастьянов, комментируя ситуацию со своим смещением, связал свою отставку с тем, что его взгляды на развитие отечественной космонавтики расходятся с оценками руководства Роскосмоса.

“В этом году мы объявили программу из четырех пунктов, где значились Луна и Марс. Большинство специалистов поддержало эту программу. Если во времена Королева ставились такие задачи, почему сейчас они стали невозможны? Руководство (Роскосмоса. — Авт.) говорит, что эти планы чересчур смелые. Мы разошлись в понимании целей космонавтики”, — заявил Севастьянов.

Кроме ускорения российской пилотируемой лунной программы, которая Роскосмосом отодвигалась за горизонт 20—30-х годов, Севастьянов ратовал за скорейшее создание космического корабля нового поколения. По его мнению, динамика развития мировой космонавтики показывает, что лидером окажется тот, кто владеет самыми эффективными транспортными системами. Космические транспортные системы создают несколько стран, и они вытеснят “Союзы” и “Прогрессы”, которые были созданы еще при Королеве, в 60-е годы прошлого века.

“Если все останется так, как идет, то через пять-десять лет Россия, открыв миру дорогу в космос, потеряет пилотируемую космонавтику”, — считает Севастьянов. Он агитировал за корабль “Клипер”, разработанный в РКК “Энергия”. Но и здесь его позиция разошлась с Роскосмосом, который, объявив конкурс на новый корабль, сам его и закрыл. По словам Перминова, с новым кораблем спешить не стоит, ставку надо делать на модернизацию “Союзов”.

Чем руководствуется Роскосмос — в принципе понятно. Верстая планы космической деятельности, он прежде всего исходит из финансовых ресурсов, отпущенных ему правительством. Новые корабли стоят недешево. Значит, надо будет просить деньги, выходить на самый верх с обоснованием новых трат. Кому-то что-то доказывать, с кем-то ссориться. А это лишние заботы. Проще оставить все как есть.

Но есть и другая логика. В космической отрасли немало специалистов, которые считают, что Россия к 2015 году может отстать в области пилотируемой космонавтики от США, Китая и других стран, если не начнет создавать новый космический корабль. Например, США приняли решение о создании нового космического корабля “Орион”, который к 2014 году станет основным средством доставки астронавтов и грузов на орбиту вместо сегодняшних шаттлов.

Вот, например, как характеризовал ситуацию известный летчик-космонавт Павел Виноградов: “Мне кажется, что у нас в пилотируемой космонавтике — агония. То, что озвучивает сейчас Роскосмос, в том числе Управление пилотируемых программ, с моей точки зрения — тупик”. По мнению космонавта, тиражирование старых “Союзов” нецелесообразно. “Нас заставляют обеспечить на станции шестиместный экипаж. Для этого мы должны уже сейчас начать строить корабли, причем, по настоянию американцев, — старые (не хотят они летать на модифицированных кораблях). В двенадцатом году американцы сделают свой новый корабль, свой “разгонщик” (разгонный блок. — Авт.), а мы останемся со старым кораблем и никому не будем нужны”, — заявил Виноградов.

Кстати, он же еще несколько месяцев назад так охарактеризовал ситуацию между Роскосмосом и Севастьяновым: “Полгода назад отношение Роскосмоса к “Энергии” резко поменялось к худшему. Севастьянов, которого Перминов поначалу поддерживал, стал проявлять независимую активность, генерировать неудобные, нарушающие спокойствие в Роскосмосе идеи”.

Член-корреспондент РАН Григорий Чернявский также считает, что “российские программы околоземных космических полетов малоэффективны”. “Россия превратилась в основном в извозчика по запуску иностранных космических аппаратов и по доставке на орбиту космических туристов”, — сказал Чернявский на одном из международных симпозиумов, проходившем в Москве.

По его словам, существует реальная перспектива того, что США к 2010—2015 годам оставят проект Международной космической станции России, а сами “все усилия направят на Луну и Марс”. По оценке ученого, в мировой практике генеральная цель в области космической деятельности — это создание эффективных космических средств для обеспечения военных, научных и экономических задач. “В России же в качестве генеральной цели сегодня называется коммерциализация космоса. Такой поворот представляется весьма опасным”, — предупреждает ученый.

А вот как определил важность Лунной программы соратник Сергея Королева академик РАН Борис Черток: “Я убежден: Луна является необходимой ступенью в развитии космонавтики. Но на Луне надо строить постоянную базу — ознакомительные визиты по следам США толку уже не принесут”. По его словам, “Луна — непотопляемый космический авианосец”, с которого можно наблюдать за Землей, проводить научные исследования, решать оборонные задачи.

Согласитесь, будет обидно, если такой “непотопляемый космический авианосец” у России окажется гораздо позже, чем у США, Китая и других стран, которые ставят перед собой масштабные цели.

Словом, решив кадровый вопрос на ведущей космической фирме, Роскосмосу вряд ли удастся обеспечить спокойное будущее и устранить “программные противоречия” со всеми своими оппонентами. Впрочем, акционеров (а главный из них — государство), дружно проголосовавших за смену руководства, понять можно — прибыль хочется получать прямо сейчас. Это легко могут обеспечить коммерческие запуски на старых кораблях.

А мечты о большом космосе, о полетах к другим планетам — это просто мечты. Они сиюминутных денег не приносят.



Партнеры