Андрей Фурсенко:

“Венчурный инвестор вкладывает деньги не столько в конкретную отрасль, сколько в конкретных людей. Поэтому деньги идут туда, где работают инициативные люди”

5 августа 2007 в 18:07, просмотров: 409

“Один из действенных инструментов реального развития инновационной сферы — венчурное инвестирование”, — убежден Андрей ФУРСЕНКО, министр образования и науки РФ, один из создателей Российской ассоциации венчурного инвестирования и куратор этого направления в российском правительстве.

О проблемах развития в России венчурного инвестирования, на которое делают ставку многие предприятия малого бизнеса, работающие в сфере высоких технологий, он рассказал в интервью Игорю ПЕТРОВСКОМУ.

— Какие проекты, на ваш взгляд, сегодня в первую очередь привлекают венчурных инвесторов?

— Я думаю, что традиционно у инвесторов есть интерес к проектам в области информационных технологий.

Появилось много перспективных проектов, связанных с новыми материалами, химией, нефтехимией, поскольку сегодня нефть, газ все в большей степени воспринимаются не как топливо, а как очень ценный ресурс для создания продукции с высокой добавленной стоимостью. И здесь открываются широкие возможности для бизнеса.

Также, я думаю, в недалеком будущем появятся проекты, связанные с экологией. И, конечно, значительная часть проектов в сфере венчурного инвестирования будет ориентирована на применение нанотехнологий.

Очень интересным мне представляется фармацевтический рынок, однако он сейчас достаточно жестко регулируется, и потенциальному инвестору крайне сложно на него попасть.

Надо понимать, что венчурный инвестор вкладывает деньги не столько в конкретную отрасль, сколько в конкретных людей. Поэтому деньги идут туда, где работают инициативные люди.

— Какие регионы объективно более привлекательны для венчурных инвестиций? Дотационные или регионы-доноры?

— Венчурный инвестор вкладывает деньги там, где есть поле для использования новых подходов. И в этом смысле по привлекательности регионы-доноры не очень отличаются от дотационных регионов.

Более того, как раз в дотационных регионах потребность в новых решениях выше, чем в благополучных. Другое дело, надо понимать, что венчурный инвестор не собирается всю жизнь оставаться в том бизнесе, который он профинансировал на начальном этапе. Через какое-то время он этот бизнес просто продаст.

Вместе с тем в дотационных регионах покупателей, возможно, не очень много. Впрочем, если вдруг окажется, что новация благоприятно изменила в каком-то секторе экономику региона, то покупатель на этот бизнес, безусловно, найдется. Так что возможности для венчурных инвестиций есть у всех, ну а денег сегодня много везде, и в дотационных регионах — тоже.

— Венчурное инвестирование — это шанс в первую очередь для малого и среднего бизнеса? Почему крупные компании менее привлекательны для таких инвестиций?

— Это шанс для быстрорастущего бизнеса, а малый он или средний — это уже неважно. Просто когда бизнес очень большой, быстро развиваться он уже не может. Не случайно крупные корпорации выделяют у себя венчурные фонды, ориентированные на то, чтобы вовремя “схватить” яркую идею. Венчур всегда должен быть ориентирован на идею и на взрывную реакцию — это аксиома.

— А почему венчурное инвестирование курируете в правительстве вы, министр образования и науки, а не руководитель Министерства экономического развития и торговли?

— Видимо, так исторически сложилось. В нашем правительстве я, пожалуй, единственный, кто занимался этой проблемой профессионально. Когда-то я был одним из создателей Российской ассоциации венчурного инвестирования, более того, стал первым ассоциированным членом этой ассоциации.

Еще один нюанс — я окончил европейские курсы венчурного инвестирования и имею официальный сертификат. И последнее. Я считаю, что венчурное инвестирование — один из действенных инструментов реального развития инновационной сферы, за которую я отвечаю.

— Достаточны ли объемы бюджетного финансирования, например, те средства, которые выделены в Венчурный фонд?

— Ограничений по деньгам как таковых нет. Я считаю, что выделенных сегодня бюджетных средств для того, чтобы катализировать этот процесс, достаточно.

Однако вопрос не в бюджетных деньгах на венчурное инвестирование. Венчурные инвестиции успешны только тогда, когда туда идут частные деньги. Принципиальное значение имеет подготовка инфраструктуры, проектов, которые могут через какое-то время заинтересовать венчурных инвесторов.

Сейчас ощущается определенный дефицит проектов, отвечающих требованиям рынка. Важно использовать бюджетные деньги так, чтобы создавать инновационные предположения, имеющие высокий спрос на рынке, хотя бы и с определенной долей риска.

Распределение венчурного капитала

В США:

Ежегодно венчурный капитал направляется в 2000 компаний.

Средняя сумма сделки — 20 млн. долларов.

• 70% средств поступает в IT,

• по 20% — в медицину и бизнес.

В ЕС:

Венчурные фонды инвестируют в 1200 компаний.

Среднее вложение — менее 4 миллионов евро на фирму.

• На IT приходится 50%,

• на бизнес — 40%,

• на медицину — 10%.

В России:


• в 2006 году общий объем действующих в стране фондов прямого и венчурного инвестирования составил 5 млрд. долларов.



Партнеры