Юрий Борзаковский: Сын уже просится на Олимпиаду

Олимпийский чемпион вынул из уха бриллианты по просьбе жены

7 августа 2007 в 16:08, просмотров: 411

Сегодня, когда до торжественного открытия летних Олимпийских игр в Пекине остается ровно год, мы открываем новую рубрику “Надежда-2008”. В ней мы будем представлять тех, кто, по мнению журналистов “МК”, способен завоевать золотые медали в Китае следующим летом. Начинаем с триумфатора Игр-2004, одного из сильнейших бегунов мира Юрия Борзаковского…

Когда Борзаковский выиграл в воскресенье в Лужниках свой забег, уже можно было констатировать: все, праздник удался. Почетный круг победителя Юра совершал в обществе сына. Тот хоть ростом еще и мал, но босоногого папу опередил. А первый в истории отечественной легкой атлетики олимпийский чемпион в беге на 800 метров, раздавая интервью, схлопотал замечание от тренера — ну разве можно босиком стоять на бетонном полу? Не маленький же!

— Вы с сынишкой так здорово пробежали по стадиону. Чувствуется, Юра, что отработанный вариант…

— Нет, пока он не бегает. Ну так — только для себя, по квартире. Конечно, беру иногда на стадион. Но заниматься у тренера еще рано.

— А что — уже просит?

— Он говорит: папа, поехали на Олимпиаду!

— Вот это молодец — зачем на мелочи размениваться...

— А это он, между прочим, стадион называет Олимпиадой. Видел меня на Играх, еще совсем маленьким, видимо, запало в душу. Приезжаем на стадион: ну, давай наперегонки! Конечно, как младший, он выигрывает постоянно.

— А почему вынули из уха два бриллианта — вы же говорили, что это два ваших сына?

— Жена сказала — надо пока снять. Я снял. Сейчас фотографии семьи с собой в Японию возьму, этого достаточно.

 

“С Мулаудзи я не в ладах, он свысока смотрит”

— Как вы и говорили, Юра, перед забегом, рвать друг друга вы с Мбулаени Мулаудзи, также одним из претендентов на “золото” ЧМ-2007 в Осаке, не стали. Впрочем, южноафриканец сдался без особого боя...

— А я вообще не понимаю, как это он согласился прилететь в Москву за три недели до чемпионата мира.

— То есть вы бы в Южную Африку накануне главного старта двухлетия — ни ногой?

— Ради того, чтобы пробежать за деньги 800 метров? Не рискнул бы… А наша встреча и не должна была быть такой — что мы друг друга разорвем. Все-таки чемпионат мира гораздо важнее для нас. Хотя раз уж прилетел, то я думал, что и поборется он до конца, но, видимо, понял, что бесполезно. Я не очень хорошо знаю Мулаудзи. Меня спрашивали уже: может, вы о своей дуэли договоритесь заранее, чтобы особенно не напрягаться? Я ответил — нет, не будем, и не только потому, что борьба есть борьба, пусть в хорошем шоу, но и потому, что это единственный соперник, с которым я не совсем в ладах, он как-то свысока на всех смотрит.

— Это что — так непривычно для вашего мира?

— По крайней мере, я к такому не привык — ко всем отношусь нормально. Хотя, может быть, он услышал мое интервью накануне — и мы даже поздоровались перед стартом, что уже было необычно. И даже поговорили после финиша, так что в Лужниках все нормально было…

— Вы только что выиграли чемпионат России в Туле, участвовали в нескольких этапах Гран-при, а до этого был довольно длительный перерыв в соревнованиях. Что говорит организм?

— Это была тактика, рассчитанная не на один сезон, а на весь олимпийский, чтобы дать отдых организму после Игр в Афинах. А нынешний год был подстроен под подготовку к чемпионату мира. Надо было к нему подойти плавно, без перегрузок. Сейчас уже процентов на 70 я к оптимальной форме подобрался. Надеюсь, к Японии это уже будут 100 процентов. Постепенно восстанавливаюсь психологически, честно говоря, думал, что будет сложно опять начать выступать на высшем уровне, но вроде бы вхожу в форму. Хотя и тяжело довольно-таки приходится, но все равно силы накапливаются…

— А чем радует вас на тренировках бессменный тренер Вячеслав Макарович Евстратов?

— Да чего только не напридумывал уже! Бывает тяжеловато, но пока я все перевариваю нормально. Видимо, сказывается опыт — к нагрузкам ведь постепенно привыкаешь.

— Евстратов врасплох застает, внезапно заданием ошарашивает или все-таки готовит заранее?

— Я уже за неделю-две знаю тренировочный план, приблизительный, конечно, потому что корректировка все равно бывает. Но есть время для осмысления.

 

“В Японии будет третья попытка”

— Планы на чемпионат мира строите по максимуму?

— Для начала надо попасть в финал, а там посмотрим. Но вообще-то злой я. Ни разу ведь не выиграл чемпионат мира, в Японии это будет уже третья попытка. Надеюсь, что получится.

— Это нормально — за год до Игр рваться к наивысшему результату? Или, может, надо чуть попридерживать и себя и характер?

— Это нормально. Потому что это своего рода отработка олимпийского бега. И я уже это проходил: в прошлую четырехлетку бежал в 2003 году на чемпионате мира в Париже, в 2004-м — уже в Афинах. Так что цикл отработан, и мы его с тренером всего лишь повторяем. К Пекину мне нужно подойти в наивысшей форме четырехлетия.

— А потом еще раз повторить отработанный цикл?

— Да еще побегаю! Конечно, основной цели я вроде добился — стал олимпийским чемпионом, но звания чемпиона мира у меня нет, да и рекорд мира я не побил. Так что стимулы есть. Да и, конечно, хочется быть двукратным олимпийским чемпионом. Буду к этому стремиться, лишь бы здоровье не подвело. Пока оно есть, буду бегать — один олимпийский цикл, два, не знаю…

— Этот год был еще сложным и из-за аварии, которую вам пришлось пережить. (Зимой Юрий на своей машине насмерть сбил нетрезвого пешехода. — “МК”.)

— Да, все это было психологически очень тяжело. Но еще и не закончилось до сих пор, еще идут суды. Может, срабатывает у людей — человек известный, значит, надо… Честно говоря, не хочется на эту тему говорить. Я тогда еще руку сломал в момент аварии…

 

“На Олимпийских играх многие были сильнее меня…”

— До чемпионата мира в Осаке три недели — это много или мало?

— Как посмотреть. Еще много над чем придется работать, в первую очередь — восстановить здоровье. А там уже — это не моя задача будет, а задача тренера: вывести меня на пиковый уровень. И еще надо быть хорошо готовым головой. Я считаю, что на Олимпийских играх сразу несколько человек — три-четыре — были сильнее меня, но они перегорели и поэтому проиграли.

— Выступление на “Вызове России” — последнее перед Японией?

— Да, уезжаю на сбор и больше нигде соревноваться не буду. Собираемся во Владивосток с командой, если ничего не изменится.

— Многие спортсмены переживают, что в Осаке будет очень жарко и влажно.

— Не переживаю и как-то об этом не думаю, все ведь в одинаковых условиях. Я выступал в Японии в 2000 году, честно говоря, мне там бежалось не очень хорошо, я даже проиграл нашим ребятам. Это было как раз перед Олимпийскими играми. Август в Японии жаркий и душный, при 30 градусах уже невозможно находиться на улице. И, учитывая этот опыт, надо ехать поближе к Японии заранее, чтобы успеть акклиматизироваться.

— А вот люди из ВАДА — Всемирного антидопингового агентства — летают все время и куда угодно. Говорят, вас в этом сезоне уже навещали неоднократно?

— Не помню, сколько раз, — но, наверное, раз 10—12 уже было. А в сезоне бывает и 20 раз, и больше: все еще, учитывая чемпионат мира, видимо, впереди. Мне кажется, спортсмен высшего уровня должен проходить проверки часто. Вообще-то в этом ничего странного нет, да я и привык. И сложного — тоже ничего нет. Я должен расписать свой график в течение года, где и когда я буду. В какой-то день следует звонок, буквально за сутки. “Мы завтра к вам приедем. Вы точно там находитесь?” — “Да, точно здесь”. Приехали, взяли, уехали.

 

“На “Метеоре” такой размах, он же огромный, и условия для тренировок идеальные”

— Раньше тяжелые тренировочные условия на разбитом от старости стадионе в Малаховке были своего рода тоже тренировкой. Как нынче вы себя чувствуете на стадионе “Метеор”?

— Да даже и говорить нечего, конечно, легче стало — на “Метеоре” такой размах, он же огромный, и условия для тренировок идеальные. Есть манежик небольшой, кстати, в планах строительство еще одного манежа, правда, пока споры еще идут: что будут строить — разминочное поле для летнего стадиона или манеж зимний? Но если будет манеж — то вообще великолепно.

— А если бы сейчас опять туда, в Малаховку?

— Да вы же знаете, что мне не привыкать: я и по раздолбанной дорожке бегал, а выступал на чемпионатах мира и Олимпийских играх. Но лучше, конечно, в нормальных условиях, приближенных к цивилизованным, тренироваться. Да и к тому же на “Метеор” я могу хоть днем, хоть ночью прийти.

— Если приходить на стадион еще и по ночам, тогда голову точно не сохранить. Лучше, например, музыку слушать. Друг диджей все еще с вами?

— Он до сих пор мой лучший друг, только сейчас занимается больше своими делами, бизнес у него там какой-то, поэтому мы редко с ним видимся. Зато метко.

— А бизнес вас не привлекает?

— Нет, мне еще рано, я еще побегаю.



Партнеры