Полюс для чемпионов

Владимир ГРУЗДЕВ: “Наш флаг простоит там и триста, и четыреста лет, и ничего с ним не случится”

8 августа 2007 в 17:51, просмотров: 562

Российское погружение к точке Северного полюса теперь сравнивают с полетом на Луну. Почти лунный ландшафт дна Северного Ледовитого разнообразил наш триколор, который никогда еще не опускался на такую глубину. Там, на 4 километрах 300 метрах, под толщей льда, установившие его люди кричали “Ура!” России. Кто-то сейчас говорит — пиар. Кто-то, что идеология “кто первым встал — того и тапки” безнадежно устарела и Арктика все равно не наша. Но все равно — во вторник страна встречала этих людей как героев… Потому что опять — как и совсем недавно в случае с Олимпиадой в Сочи — за державу не обидно. Наконец-то…

Титановый триколор потревожил не только дно Северного Ледовитого. Мы заставили почти весь мир вспомнить о существовании арктического ледяного безмолвия, до которого у всех вдруг появилось дело. По следам россиян американцы спешно отправляют на Северный полюс военный ледокол с десятками ученых на борту. Причем под предлогом “исследования парникового эффекта”. Но страны, зарящиеся на набитую углеводородами Арктику, опоздали. Мы — уже были первыми. Вне зависимости от того, как дальше будут развиваться события.

Пятьдесят человек, которые заставили подпрыгнуть мир, прилетели в московскую жару после 15 дней выматывающей северной экспедиции. Их встречало рекордное количество журналистов. Которые все время напоминали вернувшимся, что их рискованное путешествие было воспринято на Западе как пшик, как реалити-шоу. “А нам — наплевать”, — пришлось не раз и не два повторять в ответ знаменитому полярнику-депутату Артуру Чилингарову.

Пробы грунта и воды, взятые экспедицией, теперь обрабатываются. Они будут подвергнуты тщательному изучению и анализу в Институте океанологии РАН. Удастся ли теперь доказать, что шельф — наш? Прямо так сразу — конечно же, нет. Это вопрос не одной экспедиции — в арктические широты пойдут новые полярники. Будет организована дрейфующая станция “Северный полюс-35”, атомный ледокол “Россия” вскоре выйдет в район подводного хребта Ломоносова. Только на этот раз российские ученые станут использовать беспилотный, управляемый по кабелю подводный аппарат. Полномасштабные исследования в Арктике продолжатся уже в скором времени. Впрочем, почему же продолжатся? “Академик Федоров” остается в Северном Ледовитом океане и научную деятельность не прекращает и сейчас. А завершившаяся экспедиция была лишь первой ласточкой. Она не “захватила” шельф, в чем ее успели обвинить не один десяток раз. В конце концов, американцы на той же Луне, никого не спрашивая, развернули свой звездно-полосатый. Но от этого Луна не стала американской. На самом деле Россия не “застолбила участок”, а продемонстрировала готовность доказать свои права на него. И впоследствии работать на нем. Действовать же мы будем в соответствии с международным правом.

Примерно к 2040 году глобальное потепление может растопить полярные льды — и добыча нефте-газо-алмазно-золотых, ванадиевых и платиновых ископаемых станет доступным делом. То, что Арктика уже лет через десять станет активным объектом разведки, — готов подтвердить любой эксперт. А лет через тридцать она уже может превратиться в активный объект добычи... Из-за страха потерять кусок огромного нефтегазового пирога страны-претенденты еще не раз, наверное, передерутся за дипломатическим столом. И в принципе нет ничего странного, что процесс драчки пошел уже сейчас…

— Какой наш ответ Западу? Опускайтесь и ставьте рядом свои флаги. Если сможете, — усмехается полярник Артур Чилингаров. — Эти высказывания — от бессилия. Так говорят те, кто не может сегодня сделать то же самое. Тем более в сжатые сроки. Серьезность проведенной работы могут недооценивать только абсолютные дилетанты. Ведь идея экспедиции родилась не вдруг, как утверждают. Мы готовились не один год. Пришлось запастись терпением на девять лет, чтобы срослось все, что мы задумали.

Артура Чилингарова и его коллегу—депутата Владимира Груздева остроумцы уже окрестили новыми Белкой и Стрелкой. Груздев — начинающий полярник. По иронии судьбы, он — основатель торговой сети “Седьмой континент” — отправился покорять Арктику, настоящий седьмой континент планеты без кавычек. При погружении глубоководных обитаемых аппаратов “Мир” Груздев исполнял роль видеооператора в первом экипаже. И эти кадры обошли весь мир — на этот раз опять же без кавычек. Одному из главных героев экспедиции и решил задать свои вопросы “МК”.

 

* * *

— Владимир Сергеевич, как вы считаете, станет ли теперь Арктика яблоком раздора между Россией и Западом?

— Уверен, что нет.

— Но ведь такой шум по всему миру поднят. И упреки не только России, но и вам с Чилингаровым в пиаре. Вы-то как относитесь к обвинениям, что просто пиаритесь и права на шельф не докажете?

— Если хотят что-то сами доказать, пускай попробуют погрузиться. Смогут — тогда будем говорить. Такие высказывания в большей степени продиктованы растерянностью и некоторой опаской. Ведь никто не ожидал, что мы реально сможем это сделать.

— Американцы вас упрекают в использовании средневековых критериев в подходе к проблеме: якобы кто флаг воткнул, тот территорию застолбил…

— Могу на это ответить, что наша экспедиция носит в первую очередь исследовательский характер. Задач геополитического характера мы перед собой напрямую не ставили. Но если российские исследователи первыми оказались на дне Северного Ледовитого океана, они имеют полное право установить там российский флаг. Он выполнен из акрилового стекла на титановом флагштоке, так что будет стоять там веками, и наш триколор увидят те, кто сможет через сотню лет совершить погружение на полюсе. Он простоит и триста, и четыреста лет и не проржавеет.

— Права на шельф все-таки удастся доказать, как вы думаете?

— На самом деле я очень на это надеюсь. Судно “Академик Федоров” еще продолжает свои исследования, и пока делать выводы рановато. Мне кажется, что это уже задача еще одной экспедиции.Продолжаются и заборы грунта, и метеорологические исследования. Это комплексная экспедиция.

— Почему это арктическое мероприятие состоялось именно сейчас, а не два года назад?

— Начнем с того, что оно вообще состоялось, потому что есть лидер — Артур Чилингаров. А почему не раньше, так просто не ответишь. Экспедиция была организована не на бюджетные средства, и потому и на атомный ледокол “Россия”, и на научно-экспедиционное судно “Академик Федоров” надо было искать деньги. И создавать все прочие условия, необходимые экспедиции. И здесь роль Чилингарова переоценить невозможно.

— Может, вся эта история закончится в нашу пользу?

— Пока сложно сказать. Мы ожидаем встречу с президентом: очень важно, какую он даст оценку тому, что мы сделали. Мне кажется, самое главное — мы смогли привлечь дополнительное внимание правительства, президента, общественности к тем проблемам, которыми мы должны заниматься более детально. Почему политики идут в Арктику первыми? Мы в данном случае помогаем ученым, мы как бы колем лед. Теперь дело за учеными.

— А как вы сами попали в экспедицию?

— Артур Николаевич — вообще организатор массовых экспедиций. Предпоследняя у него была на Южный полюс. Я попросил его, если наметится какое-то серьезное мероприятие, чтобы он рассмотрел мою кандидатуру. Он и рассмотрел.

— В Госдуме как отнеслись к вашему участию?

— Вы же видели — нас встречало наше руководство. Олег Дмитриевич Морозов лично. Этим все сказано.

— Что особенно запомнилось во время погружения?

— Мы погружались порядка девяти часов, но время пролетело за одну минуту. После 50—100 метров становится темно, вокруг тебя толща воды. Ты ощущаешь себя песчинкой. А еще — холод. Температура воды после погружения на сто метров становится отрицательной. И была еще одна странность — когда приборы показывали, что на глубине где-то 3400 метров есть дно, которого, по идее, не должно было быть. Кстати, на каждого из нас приходилось по иллюминатору. И наблюдать могли все, не мешая друг другу.

— Живность через него видели?

— Ее не так много. В основном это медузы, креветки, кальмары, мелкие рыбки…

— А что на дне? На что оно похоже?

— Это практически лунная поверхность, как ее показывают по телевизору. Ровная, с небольшими бугорками. Мы провели на дне почти полтора часа, потому что сначала брали пробы грунта, воды. А потом решали задачу по установке флага. С учетом того, что дно илистое, мы минут 25 только готовились к установке. Мне повезло, я снимал эту процедуру на видеокамеру.

— А когда установили, что потом?

— Кричали “ура!”, обнимались.

— Героем себя, наверное, почувствовали?

— Гордость, конечно, в тот момент просто переполняла. Когда мы готовились к экспедиции, то не ожидали, что она вызовет такую бурю патриотизма. Могу сказать за всех: мы на самом деле очень рады, что действительно смогли привлечь внимание и к Арктике, и к нашей науке, и к людям, которые могут это делать.

— Хотели бы еще раз пережить такое?

— С Артуром Чилингаровым готов поехать снова. В моем понимании, это и есть настоящий герой: человек, который рискует, когда риск оправдан.

— А риск был? Правда, что всплывать было сложнее, чем погружаться?

— Анатолий Сагалевич, наш пилот, у которого порядка пятисот погружений, нынешнее считает самым сложным. Лед дрейфует, и когда мы всплывали, то дрейф был примерно две мили. Техника работала с перебоями, и попасть в небольшую полынью сразу не получилось. Это были напряженные минуты. Но ощущение реальной опасности и того, что могло быть, пришло позже, после всплытия. Когда мы на борту судна уже сели и обсудили все нюансы погружения.

— Что вы лично вынесли из экспедиции?

— Я смог совладать с самим собой. Это личное достижение.

— А не личное?

— Мы смогли доказать всему миру, на что способны российская техника, российские технологии, наши специалисты. И победителей не судят!



Партнеры