Сестры грим

«МК» выяснил, как артистки превращаются в красавиц

8 августа 2007 в 16:32, просмотров: 921

Мало кто знает, что самые большие хранители звездных секретов — вовсе не их психоаналитики или менеджеры. Гримеры — или, как они сами себя называют, “художники по визажу” — вот кто оказывается в курсе самых страшных тайн.

Помимо того что визажисты и сами без малейших намеков “вычисляют”, кто из сильных мира сего сделал себе круговую подтяжку или вколол лошадиную дозу ботокса (ведь они время от времени видят звезд без макияжа), так еще именно они по долгу службы выслушивают порой откровения артистов. Да что там говорить: им и спать на съемках частенько приходится в одной кровати.

Понятно, что держащийся за свое рабочее место гример никогда в жизни не поведает вам всего того, что он знает о своем подопечном. Однако нам удалось уговорить одну из ведущих художников по гриму Оксану Толмачеву хотя бы чуть-чуть приподнять завесу секретности: что же делают наши артисты, чтобы выглядеть эффектно.

 

Елена Корикова: барышня-крестьянка

Вообще-то Оксана работала почти со всеми нашими звездами. Однако самая ее главная и любимая актриса — это Лена Корикова, у нее Толмачева долгие годы была личным гримером.

— Мы познакомились несколько лет назад, когда на одном из спектаклей Лене надо было наложить грим буквально за пятнадцать минут. Я тогда постаралась, Лене все очень понравилось. С тех пор мы и дружим. Будете смеяться, однажды даже спали в одной постели — на съемках одного фильма. Часто бывало: Лена спит, а я ее крашу.

У Лены достаточно европейский тип лица, поэтому с ней мне проще. У нее природная красота. Просто нужно знать ту грань, когда надо остановиться, чтобы не получилось вульгарно.

Главная задача — скрыть все недостатки и подчеркнуть достоинства. Если мне скажут: “Ой, она выглядит ненакрашенная такой хорошенькой!” — то это будет для меня высшая похвала. Это говорит о мастерстве художника. Нужно делать так, чтобы было незаметно. А не так, чтобы на человеке был килограмм косметики разных цветов.

Любая нормальная женщина не хочет казаться куклой. Тем более что все актрисы много снимаются и очень устают от постоянного грима. Вот и хотят облегчить себе свое лицо. Естественно, что в каких-то моментах они не могут появиться без макияжа, но дома все ходят с удовольствием без него. И когда я увидела Корикову у нее на даче, в гамаке, в тельняшке и с какими-то косичками на голове — это так было мило. Она в этот момент была не гламурная красавица — просто девчонка. Ведь каждая женщина в макияже начинает играть, а если ее застали “врасплох”, без него, то она немного растерянная. В этот момент она уже не актриса, не звезда, а обычная женщина, мама, жена.

Было время, когда Корикова ходила “в блондинках”. Это происходило на исторических картинах. Тогда нужно было делать витиеватые прически. Приходилось прибегать к накладкам и шиньонам, так как свои волосы не выдержат ежедневные термообработки и начесы. Ведь она могла остаться без волос.

А потом постепенно Лена стала уходить к черному цвету. Я думаю, что не в последнюю очередь это было связано с изменениями в ее личной жизни. К тому же каждая женщина хочет меняться. Надоедает образ. Естественно, при таком темном цвете волос пришлось пересмотреть и ее макияж. У нее шикарные голубые глаза, поэтому с темными волосами и загорелым цветом кожи никакие тени не шли.

 

Маша Шукшина: ни дня без стрелки

Одна из самых придирчивых в плане макияжа актрис — Маша Шукшина. Причем она никогда не доверяется гримеру слепо: обязательно убедит добавить в визаж несколько своих фирменных “примочек”.

— Ее конек — это бордовая тушь. Причем ярко-бордовая тушь должна быть только определенной фирмы и определенного оттенка. И вторая ее “фишка” — это изумрудная подводочка на верхнем веке. Непременно! Сочетание бордовой туши с этой изумрудной стрелочкой на зеленых глазах делает взгляд очень красивым.

Еще очень требовательна Наталья Андрейченко. Иногда она говорит в шутку визажистам: “Не забывайте, я же — Леди Совершенство!” Это ее девиз. Дескать, у нее такое звание, значит, все должно быть на уровне. Приходится прорабатывать каждую точечку.

А есть актрисы, которым совсем не нужно делать визаж, — они и сами хороши от природы.

— Такова, например, Анна Азарова. У нее природная красота, идеально все: свои лучики в глазах, лукавый прищур. Ей достаточно накрасить ресницы, выровнять цвет лица, убрать блеск. И она уже свежа. Ей идеально подходит грим-пятиминутка.

Из поколения более зрелых актрис к таковым относится, к примеру, Евгения Симонова. У нее нет ни подтяжек, ни затяжек, ничего. Очень тонкая прозрачная кожа, практически фарфоровая. С минимумом грима она замечательно выглядит на экране. Но тона и тушь у нее должны быть идеальными. Любит следить за коррекцией бровей. Для открытия глаза придает в уголках затемнение.

 

Вера Алентова, Раиса Рязанова, Ирина Муравьева: Москва слезам верит

— Я благодарю судьбу за то, что мне довелось поработать со всеми тремя актрисами, сыгравшими главные роли в культовом фильме “Москва слезам не верит”. Но какими же они оказались разными!

Главный пунктик Раисы Рязановой, с которой я встретилась на съемках сериала “Не родись красивой”, — это румяна на скулах. Она спокойно относится к стрелкам, к бровям, к цвету глаз: мол, делайте, как считаете нужным, но румяна у нее должны быть безупречные. Иногда было нелегко: время — шесть утра, а по просьбе Рязановой снова и снова перерисовываем румяна: то ей кажется, что получилось сплошное пятно, то неправильно выбрана точка. Во всем остальном Раиса Рязанова абсолютно непритязательна. И частенько во время грима, чтобы не тратить зря время... вязала.

На съемках “Не родись красивой” она обвязала всю группу носками, а в конце сериала одной из актрис даже подарила целую скатерть.

Ирина Муравьева — совсем другая. Частенько на гриме делает вид, что она — строгая актриса. Особенно когда видит, что гример — молодая девочка. Тогда она может “застращать”: “Я хочу вот этот цвет помады. Хотя постойте, давайте вот этот”. Но самое смешное, что когда ее начинают гримировать, то она обычно тут же засыпает. Правда, лишь звучали слова режиссера: “Муравьева — в кадр!” — она как по щелчку была готова.

А вот Вера Алентова часто делает себе макияж сама, считая, что лучше нее ее лицо никто не знает. Мы сталкивались на фотосессии журнала “Атмосфера” — так вот, она пришла с безупречным макияжем: реально сделанным очень профессионально — и мне оставалось только поработать с ее волосами.

 

Анна Димова: как профессионал профессионалу

— Актриса Анна Димова, с которой я работала на сериале “Не родись красивой”, тоже любит краситься сама. Но всегда при этом просит гримера: “Сделайте мне что-нибудь”. На ответ, мол, посмотри на себя, ты и так уже красотка, обижается: “Но это же я сама накрасилась”. На одной из съемок у нее был золотисто-коричневый макияж. Одета была в яркий сарафан. Образ немножко из 60-х. Для ее карих глаз этот макияж был достаточно сильный при дневном свете. Но он очень подходил к ее волосам и к ее загорелому цвету кожи. Но она все равно попросила, чисто психологически: найди у нее хоть что-нибудь.

Тогда в уголках глаз я сделала ей более темный контраст. На пару миллиметров нанесла более темный оттенок. И у нее сразу распахнулся глаз. Тогда она, счастливая, произнесла: “Ну вот видите, совсем другое лицо!”

 

Юлия Такшина: настоящая хищница

Еще одна актриса из сериала “Не родись красивой” актриса Юля Такшина  запомнилась всем гримерам как любительница достаточно агрессивного, хищного макияжа.

— С Юлей работать было не так просто: у нее сложный глаз, из-за нависших век приходится все много прорисовывать. И только после тщательной проработки глаза открываются. Имея от природы темные очи, любит, чтобы они ярко выделялись. Есть у нее еще один пунктик — это коррекция скул. Это не румяна, а то, что наносится под ними, и то, что делает лицо худее, уже. Коррекция всегда коричнево-бежево-шоколадного цвета, а румяна — свежих оттенков. При помощи коррекции можно расширить лицо, уменьшить, сузить нос, укоротить его, убрать выступающие точки. В общем, мы доводили подчеркивание скул до такого, что это была уже не коррекция, а огромные коричневые пятна на скулах. А она: “Делаем Бухенвальд, делаем Бухенвальд!” Ей надо вовремя останавливаться. Мы же не можем делать черные впалые щеки…

 

Людмила Артемьева: бейте меня, бейте

Актриса Людмила Артемьева для гримеров — настоящий клад. Обычно она сразу говорит визажистам: “Девочки, сделайте так, как вы считаете нужным”. И тут же отключается.

— С ней хорошо работать. У нее открытое лицо, чистая кожа, ей очень хорошо с минимумом грима. Просто легко пройтись кисточкой по каждому пункту. И она будет свежа. Очень хорошо выглядит. Правда, и у Артемьевой есть своя “фишка”: если по роли нужен небольшой кровоподтек, она всегда просит: “Нарисуйте мне синяк, я обожаю синяки. Сильнее и побольше, чтобы кровь была”. Вот такое неожиданное понятие о красоте.

 

О совсем интимном

Почему-то в нашем обществе до сих пор принято скрывать, что звезда прибегла к услугам пластических хирургов. Частенько артисты (но чаще — артистки) пытаются “дурить” даже гримеров. Хотя те-то, само собой, тут же распознают что к чему. Согласитесь, действительно не так-то просто утаить от человека, который вас причесывает и красит, огромные шрамы за ушами, оставшиеся после круговой подтяжки. Но самое распространенное среди нашей артистической богемы — это “накачивание” губ. И для визажиста эта, казалось бы, простенькая операция создает немало проблем.

— Ведь что ты ни делай с “гелевыми” губами, они остаются такими же. Приходится щадить и наносить минимум косметики. Все об этом знают, но все актрисы стараются об этом молчать. Правда, Елена Проклова не скрывает свои косметические походы к хирургу. Ну и Татьяна Догилева. Конечно, я сразу же вижу, кто пришел ко мне после хирурга. Даже такая простая операция, как уколы ботокса, на самом деле оставляет следы: синячки от уколов, если человек без косметики, очень заметны. Я знаю, что ботокс делают и Любовь Толкалина, и Алена Бондарчук.

Из актрис, у которых вмешательство пластического хирурга пошло только в плюс, я бы выделила Татьяну Лютаеву, которая известна по фильму “Гардемарины, вперед!”. Она действительно шикарно выглядит — помолодела лет на двадцать. Слава хирургам. Все сделано очень тонко. Видишь — что-то изменилось в человеке, но что? Главное, чтобы было не так ужасно, как вкачанные губы, — некрасиво и по-уродски.

Кстати, и у Тани тоже есть свои “фишки”: она очень любит в завершение всего макияжа по внутреннему веку пройтись белым карандашом. Это придает распахнутость ее глазу. Она всегда напоминает гримеру: “И беленького, беленького не забудьте!”





Партнеры