Соло для бассета

Топ-менеджер оставил работу ради собаки

8 августа 2007 в 16:16, просмотров: 479

…В парне с цветной татуировкой на предплечье и драных джинсах трудно узнать типичного белого воротничка — бывшего топ-менеджера крупной компании, который крутился 25 часов в сутки.

— Я всегда был пунктуальным педантом, как на работе, так и в быту, — признается Сергей Лабызнов. — Во всем абсолютный порядок, жизнь по расписанию, каждая вещь на своем месте, на костюме ни ворсинки, ботинки сияют. А Лула сделала так, что из трудоголика я превратился в размеренного, доброго барахлюшу, который знает, чего он хочет, и безумно счастлив. Эта собака перевернула всю мою жизнь. Бассет — это диагноз.

Если честно, то виновата во всем Лариса — красивая блондинка, в которую Сергей влюбился с первого взгляда. У него всегда были серьезные собаки: немецкая овчарка, ризеншнауцер, американский стаффордширский терьер. А Лариса мечтала о нескладном бассете, подметающем ушами асфальт, об этой сардельке на колесиках, диванном атлете, в котором англичане находят сходство с пожилым господином, забывшим подтянуть брюки.

— Когда мы стали жить с Ларисой, мне почти удалось ее уговорить, что нам нужен именно такой пес, как американский стаффордширский питбультерьер, маленький, с вислыми ушками крепыш из фильма “Большой куш”, — вспоминает Сергей. — Я твердил, что бассеты — это не собаки. Я не знаю, на кого они похожи. Наверное, на инопланетян. Мне вообще кажется, что где-то есть планета бассетов, на которой они живут. Они ведь умеют думать и разговаривать. Садятся и могут часами вести беседу. Считается, что у них грустные глаза. Это не так. Бассет — счастливая, веселая собака, с ироничным взглядом.

Лариса даже не подозревала, какой подарок ждет ее к их общему празднику — двухлетию совместной жизни. Сергей  уже присмотрел в питомнике живую мечту. Забрал в тот день, когда щенку поставили клеймо — татуировочку на животике.

Он позвонил в дверь и спрятался, как мальчишка. Лариса посмотрела в глазок, никого не увидела и вернулась в комнату. Он опять нажал кнопку. В этот момент раздался громкий писк. Дверь наконец открылась, и началось что-то невообразимое. Лариса завизжала на весь дом. Она упала на колени и расплакалась от счастья. В корзинке, перевязанной бантом, сидел крошечный бассет. Рядом лежала самодельная открытка: “Привет! Не знаю, как меня зовут. Любовь гарантирую, а не грызть и не писать не обещаю!”

Лула была такая маленькая, что у нее даже ушки еще не выросли. Лариса даже засомневалась: “А это бассет?” Они пристроили щенка на коврике и побежали в зоомагазин за покупками. А когда вернулись, Лулы на месте не оказалось. Рядом с ковриком остались две кучки. Кинулись искать кроху. Маленькая модница уже забралась в шкаф и с упоением грызла шнурок на новых дорогих туфлях Ларисы.

— Мы выставляли собаку, и она собирала титулы и награды, — рассказывает Лариса. — Сергей взял отпуск, и мы отправились на чемпионат Европы в Финляндию. Сняли домик на берегу речки. Луле там очень понравилось. Она любила лежать на пороге и смотреть на воду. Однажды заметила лодку и гавкнула. Финны, услышав грозный бас, от неожиданности испугались и чуть не перевернулись.

То, что творилось на чемпионате Европы, было совсем не похоже на российские выставки. У нас бьются за титулы, а в Финляндии царила атмосфера праздника. Лула вернулась домой в модной розовой майке и в шикарном ошейнике на зависть всем собачникам.

— Мы решили устроить в Москве настоящий бассет-парад, — говорит Сергей. — Он состоится в эту субботу в парке “Сокольники”. Придет целая толпа бассетов, не меньше 30. Они прошествуют по парку под предводительством девочек-барабанщиц. Умопомрачительное зрелище! Американцы шутят, что бассеты не идут, а ковыляют. Собаки будут участвовать в бегах на ужасно длинную дистанцию 17 ярдов — это 15,5 метра. Как раз хватит, чтобы разогнаться, успеть затормозить и, главное, не устать. В программе супер-бассет-аджилити — преодоление 20-сантиметровых барьеров. И, поскольку каждый в душе немножечко бассет, мы приглашаем собак любых пород. Они получат накладные длинные уши, чтобы походить на героев парада.

…Заявление в загс Сергей с Ларисой подали в тайне от родителей и друзей. В курсе были только два человека: фотограф, которому они заказали настоящую фотосессию, и, конечно, Лула. Еще в радостном событии должен был участвовать автомобиль марки “бассетовоз”.

Увы, “бассетовоз” в кадр не попал. За день до бракосочетания жених и невеста торопились на собачью выставку. В салоне гордо восседала набриолиненная Лула. Но на крутом, заледенелом повороте автомобиль занесло, и он жестко вписался между деревом и бетонным забором.

— Мы чудом уцелели, — говорит Лариса. — Позвонили организаторам выставки, что опаздываем, подвязали оторванный бампер и помчались дальше. Кстати, в тот день Лула взяла первое место!

В загс они пришли в необычном виде. Лариса была в корсете, Сергей в белой рубашке с запонками, в шейном галстуке, и оба в джинсах. Обручальные кольца лежали в задних карманах. А свидетелем выбрали Лулу.

— “А где жених с невестой?” — не поняли в загсе, — смеется Сергей. — Бракосочетание оказалось на грани срыва. Все наши планы рушились. Во-первых, выяснилось, что собака не может быть свидетелем и вообще не допускается на церемонию. Во-вторых, кольца должны лежать на тарелочке, а не в карманах. В-третьих, мне не разрешили расписаться моей счастливой ручкой — подарком Ларисы. И, наконец, мы мечтали стать мужем и женой под Армстронга: “What a wonderful world”. Я даже диск принес. Мне сказали: “Нельзя! И оркестр эту мелодию играть не умеет”.

Собака стала членом семьи и внесла в жизнь свои коррективы. Раньше Сергей и Лариса любили путешествия в дальние страны, а теперь глобус сузился до европейского континента. Один раз оставили Лулу дома, она скулила каждый вечер и засыпала в слезах. Когда вернулись в Москву, собака полгода писалась от счастья. С тех пор не расстаются.

Переговоры, контракты, самолеты. Длительные командировки. Ночами Сергей звонил домой: Лариса всхлипывала в трубку, Лула скулила у двери. Обе скучали. И он понял: надо изменить свою жизнь.

Когда он положил на стол генерального директора заявление об уходе, тот сделал большие глаза: “К конкурентам?” “Нет, — честно ответил Сергей, — ухожу в собачий бизнес”. Шеф только покрутил пальцем у виска.

— Сейчас я надеваю костюм только на ринг, — говорит Сергей. — Есть люди, которые выставляют собаку с хендлером — специальным человеком, который выводит ее на площадку, но поверьте мне: это как смотреть футбол по телевизору. Когда ты сам выступаешь со своей собакой, адреналин бьет через край. Судья-эксперт жмет тебе руку и показывает единичку — первые! В эти минуты я чуть не плачу от счастья.

У Лулы родились щенки. Двоих оставили себе. Сергей пестует малышей, как примерный отец. Встает в шесть утра, ложится далеко за полночь. Готовится к параду, создает коллекцию бассячьих прибамбасов. Перед сном смотрит на часы и понимает, что опять за день ничего не успел сделать.

Он нисколько не жалеет, что оставил карьеру. Как римский император Диоклетиан, который совершил безрассудный поступок: добровольно ушел “в отставку”, чтобы посвятить остаток жизни… грядкам. На все просьбы вернуться он отвечал неизменным отказом. Богатым урожаем капусты римлянин гордился ничуть не меньше, чем империей.

Может быть, это и называется счастьем.

 

ВНИМАНИЕ: КОНКУРС!

Мы объявляем новый фотоконкурс на тему “Территория любви”. На этой территории рядом с людьми живут их маленькие друзья: кошки, собаки, птицы, кролики, хомяки, игуаны — те, без которых в доме становится пусто, холодно и неуютно. Они спасают нас в трудные моменты, как умеют. А еще поддерживают друг друга, опровергая пословицу “живут как кошка с собакой”. Иногда простое соучастие — самое надежное средство от невзгод.

Итак, мы ждем от вас документальных доказательств любви и нежности в вашем доме: поцелуев, объятий, ласковых взглядов. Присылайте фотографии по почте или в электронном виде с пометкой “Территория любви”. Лучшие снимки будут опубликованы. Авторы получат подарки для своих питомцев.



Партнеры