Письмо с фронта

9 августа 2007 в 16:58, просмотров: 244

Как правильно: в пионерлагерь поехал “одиннадцатилетний парень” или “одиннадцатилетний ребенок”?

Родители сперва думали, что провожают парня на отдых. Но скоро они поняли, что бросили ребенка на произвол судьбы.

У него с собой было все, что надо, кроме опыта. В ясли его не сдавали, в детский сад не ходил, продленок и пятидневок тоже не испытал.

Уезжая, он обещал, что будет писать письма каждый день. Но хватило его ненадолго. Ниже вы прочтете письмо №2 (орфография и пунктуация автора). Это один большой лист, исписанный с двух сторон. Написав про какой-либо день, он считал, что письмо окончено, а поскольку места на листе оставалось много, там же начинал следующее.

 

Дорогие родители!

Я немного не дописал про 15 июля. Я не ужинал, я был в номере с температурой, ужин мне принесла в комнату вожатая. Мне очень не хотелось бросать свою команду, за которую я играл в разведку, но пришлось.

 
Это про 15.07.

 
Дорогие Папа и Мама!

Я вас очень люблю. Сегодня был вожатский концерт и концерт отъезжающей 2-ой смены. Утром играли в пионербол, и в первый раз ходили на море. Оно мелкое, холодное, грязное и вообще — неправильное. Играли в “испорченный телефон” еще. На вожатском концерте КВН было классное. В номере мы хохотали. Кажется, я влюбился в девочку, в Леру. Она хорошая. Домой хочется страшно, иногда плачу.

 

Писал про 16.07.07.

P.S.

Елки-палки, опять о 15 июля. Приехали новые дети.

P.P.S.

Привет Котофею и собаке.

Любящий сын.

 
Милые Папа и Мама!

С утра, после завтрака, я зашел со всеми получать деньги в культотдел, и снимая денежки, спросил про библиотеку. Специально для меня открывали библиотеку, которая оказалась обычным пыльным чуланом (я уже подозревал подобное, потому, что дверь туда {в библиотеку} была загорожена шахматным столом, четырьмя скамейками и двумя простыми стульями), специально разгораживали проход туда, специально и мучительно… искали Стругацких, специально нашли и все кончилось. Ребята купили сладкую газировку и стаканчики. Налили и мне. Я выпил. Дали чипсов. Горсточку. Я съел.

Потом я со всеми, читая на ходу пошел в беседку, поиграли в “испорченный телефон”, выбрали моего соседа по комнате Андрея помощником вожатого и пошли на море. На море волны. Купаться не дают. Ну я и читаю под тентом. Пришли назад в лагерь — меня подташнивает. Я даже на “веревочный курс” не пошел. (Не знаю, что за “веревочный курс”, какие-то состязания отрядов.) А потом вообще стало ужасно. Четыре раза выташнивал, один раз на пол. Я ужаснулся. Это была сладкая газировка. И чипсы. И обед, завтрак и полдник.

И я поклялся: “Ни крошки чипсов. Всю жизнь!!! Ни капли сладкой газировки. Всю жизнь! Ни за что”.

И знаете, после этой клятвы мне полегчало!

На ночь кефира выпил — совсем всё хорошо.

Это — про 17.07.07. 

Очень скучаю!

Ваш сын.

 
***

Больше писем не было.

…Поезд с Черного моря пришел 5 августа в 6 утра. Папа с мамой довольно скоро нашли ребенка. Он просто оказался не в том вагоне (в дороге пересадили, и сутки он наблюдал двух непрерывно пивших алкашей, которые на каждой станции выпадали за водкой и малосольными огурцами, а результаты с пола никто не убирал).

За три недели 30-килограммовый парень похудел на три кило, кашляет, к вечеру термометр показал 39,4°.

Времени между оздоровительным лагерем и учебным годом осталось меньше месяца.

Александр Минкин



Партнеры