Садный инстинкт

Московские парки особо страдают от нелегалов-автомобилистов

15 августа 2007 в 18:41, просмотров: 321

В последние летние деньки крупные городские сады и парки переживают серьезные экологические проверки. Недавно природоохранный прокурор Тимур Брудастов распорядился усилить контроль на особо охраняемых природных территориях, поскольку нарушения каждый год выявляются в одних и тех же точках. Корреспондент “МК” вместе с экомилицией ГУВД и УВД ЮВАО проинспектировали одно из таких мест отдыха — парк “Кузьминки-Люблино”.

“Сокольники”, “Останкино”, “Измайлово”… — милиционеры-экологи составили специальный график проверок.

Сегодня наш путь лежит в некогда проблемные “Кузьминки” — примерно месяц назад там было зафиксировано много мусора, дирекции выписали штраф. Впрочем, во время сегодняшней проверки положительный сдвиг налицо — повсюду довольно чисто.

— Основные нарушения на особо охраняемых территориях — это нелегальный заезд автотранспорта, — объясняет нам по дороге старший инспектор экомилиции ГУВД Дмитрий Тепляков, чей отдел специализируется именно на таких зеленых зонах. — Не менее часто встречаются случаи захламления парков мусором. А дирекция парков далеко не всегда вовремя его убирает.

— Как они это вам объясняют?

— Пытаются оправдаться, что у них мало сотрудников или что просто не в состоянии уследить за всей территорией — мол, убрали в одном месте, а в это время уже кто-то намусорил в другом.

Еще одно типичное нарушение — это когда предприниматель получает разрешение на установку летнего кафе, а в итоге делает из него стационарное.

По словам г-на Теплякова, в первом случае кафе может работать только с апреля по октябрь и элементы постройки нельзя углублять в землю, они должны легко ставиться и убираться. По окончании же летнего сезона владелец такого кафе обязан все за собой убрать и привести территорию в первоначальный вид. Впрочем, в “Кузьминках”, как заверили меня милиционеры, с документацией у арендаторов все в порядке.

Заходим в усадьбу Деда Мороза. В отсутствие сказочного хозяина тут идеальная чистота. Украшенные мишурой елки ждут посетителей под палящим солнцем, но, кроме охранника и газонокосильщиков, — никого. Однако, как заверил секьюрити, усадьба пользуется популярностью даже летом.

— Вчера, например, у меня прошло более ста экскурсантов. Вон за теми столиками посетители могут поесть, поэтому мусора, конечно, не избежать. Но его постоянно убирают.

Едем дальше. Вдоль дороги все чисто, маленькие пруды тоже не вызывают подозрений.

— Около года назад на одном из прудов мы периодически замечали нефтяные пятна. Судя по всему, бензин попадал с дороги, от проезжающих мимо автомобилей, — вспоминает один из местных милиционеров, — вызывали для очистки “Мосводоканал” и “Мосводосток”. В этом году пятен, к счастью, не было.

Кстати, об авто. Въехать в парк имеют право только милиция и спецтехника, а также те, у кого есть пропуск.

Например, развозчики еды для пунктов быстрого питания или ремонтные машины. Один из таких грузовиков милиционерам пришлось затормозить на въезде в парк — водитель объяснил, что приехал сменить работающую на территории машину, поскольку она сломалась. Но его все равно не пропустили, пока первый водитель не передал сменщику свой пропуск.

— Мы здесь часто бываем, поэтому некоторые авто, обслуживающие парк, узнаем издалека, даже без пропуска, — поясняют местные милиционеры.

Объезжая окрестности, мы обнаруживаем сломанный шлагбаум — он валяется в траве у дороги, возле столба со знаком “кирпич”.

— Этот шлагбаум постоянно сбивают, чаще всего по ночам — наверное, какой-нибудь крутой на джипе постарался, — объясняют люди в погонах. — Теперь будем на его месте делать более основательный. Эта дорога ведет к озеру, и некоторые пытаются туда проехать ночью или на рассвете. Когда мы ловим таких нарушителей, они чаще всего начинают оправдываться: “У меня бабушка больная, надо к озеру подвезти” или “У меня маленький ребенок”.

Что еще официально запрещено отдыхающим в подобных парках? Само собой, вырубать деревья, сливать любую жидкость в пруд, жечь костры. Милиционеры тут же развеивают мне два мифа. Первый о том, что ты не нарушаешь закон, если разжигаешь огонь не на земле, а в мангале. По их словам, на территории не только парков, но и во всем городе закон запрещает разводить любое открытое пламя. Но если готовить на углях или со специальной жидкостью, то есть если идет дым и нет сильного пламени, в этом случае мангал установить можно.

Миф номер два: придя на пикник, можно вырыть большую яму, после мероприятия свалить туда весь мусор и закопать. Это тоже грубейшее нарушение городского закона, которое, как и в первом случае, чревато штрафом.

А еще доставляют хлопот посетители-воришки, которые так и норовят выкопать из клумб красивые цветы.

Выбирают, конечно, отдаленные цветники, где народу поменьше. Поэтому к таким клумбам особо пристальное внимание. Чаще всего это бомжи — выкопают саженцы, а потом продают у метро.

Вскоре недалеко от сломанного шлагбаума коллеги милиционеров-экологов — сотрудники ППС — обнаружили следы ночного пикника: мало того что нерадивые отдыхающие намусорили, так еще и костер плохо затушили. В итоге загорелось поваленное дерево. Пришлось вызывать пожарную машину. А пока тушили дерево, к Теплякову уже подбежала местная бдительная собачница:

— Вы посмотрите, что эти велосипедисты творят в лесу — поломали деревья, вырыли ямы. — Я даже хотела обращаться в экомилицию. Узнав, что пришла как раз по адресу, женщина повела милиционера долгой извилистой тропой в гущу леса. Там он действительно обнаружил самодеятельный велотрек — на деревьях прибиты доски, земля разрыта.

— А вы хотите, чтобы мы пили или кололись? — обиженно огрызнулись на ворчание дамы подростки-велосипедисты.

Аргумент, конечно, веский, но и ежу понятно, что портить лес ради велотрека — варварство. Кстати, проблему запросто могли бы решить местные власти, установив для этих ребят где-нибудь неподалеку легальную велоплощадку, но дойдут ли у чиновников до этого руки?

— Это действительно нарушение закона, — подтвердил, в свою очередь, Тепляков. — Впрочем, к 13—14-летним ребятам, которые тут сейчас катаются, претензий нет: велотрек, как выясняется, сделали более взрослые, возможно, рыли ночью. А дирекции парка мы вынесем по этому поводу предписание.

— Мы постоянно сносим этот велотрек, но они его снова строят, — вздохнули сотрудники экомилиции УВД ЮВАО. — Это же дети, как им объяснишь? Но не волнуйтесь, этого велотрека в ближайшие дни не будет.

Какая ситуация сейчас с московскими природными парками в целом? По словам Дмитрия Теплякова, сказать, что в каком-то конкретном экологических нарушений много или, наоборот, фактически нет, нельзя. У каждого находятся свои плюсы и минусы.



    Партнеры